Добрый пастырь

О чём говорят библейские рассказы?

Добрый пастырь

Сообщение FontCity » 01 апр 2011, 20:49

Иностранец у кассы аэрофлота:
- Please, give me two tickets to Dublin.
- Куда, блин?



Жизнь за овец


Ой, как возлюбил вдруг наш народ церковь и христианство! После стольких лет советского атеизма и перестроечного бандитизма модно стало крестик носить и в церковь ходить. Теперь вместо «делиться надо», «по понятиям живём», «в сортире мочить», «устанут пыль глотать» в лексиконе политиков новые обороты появились: «слава Богу», «Христа ради»... Президенты в монастыри и соборы стали заходить, по телевизору крестятся, с Патриархом лобызаются. Нынешний премьер в бытность президентства и про синагоги не забывал, и с имамами общался, и к Папе ездил. Религиозную культуру теперь даже в школах преподают. Журналисты полюбили к Богу взывать. Много передач религиозных появилось.

Только о чём они? Исчезла ли совковая идеология, когда за красивыми и правильными словами прятались крах экономики и бездуховность общества? «Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире» (1-е Иоанна 4:1).


Как-то слышал я на «Радио России» передачу о притче про овец и пастыря, рассказанной 2000 лет назад Иисусом.

«... входящий дверью есть пастырь овцам. Ему придверник отворяет, и овцы слушаются голоса его, и он зовёт своих овец по имени и выводит их. И когда выведет своих овец, идёт перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его. За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса.
Сию притчу сказал им Иисус; но они не поняли, что такое Он говорил им. Итак, опять Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам, что Я дверь овцам. Все, сколько их ни приходило предо Мною, суть воры и разбойники; но овцы не послушали их. Я есмь дверь: кто войдёт Мною, тот спасётся, и войдёт, и выйдёт, и пажить найдёт.
Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришёл для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком. Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. А наёмник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их. А наёмник бежит, потому что наёмник, и нерадит об овцах.
Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Мою полагаю за овец. Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь.»

(© «Евангелие от Иоанна» 10:2-16)



Авторы передачи, исходя из предположения, что мы:
а) современные люди;
б) всё-таки европейской культуры;
не понимаем сути сказанных Иисусом слов, решили разжевать смыл притчи.

Дикторы рассказали, что представляло собой овцеводство в древней Палестине. Баранину тогда почти не ели, овец выращивали в основном для шерсти. Жили овцы десятилетиями, пас их, как правило, один пастух. За долгие годы сотрудничества овцы настолько привыкали к голосу пастыря, что могли отличить его среди тысяч других.

Времена тогда были тяжёлые. Часто на стада нападали дикие звери или разбойники. Ни ПМ, ни АК, ни даже Узи у пастухов тогда не было, МЧС ещё не было организовано, Моссад ещё не работал, о сотовой связи можно было только мечтать. Пастухом в тех условиях мог быть только супер-профессионал.

Особенно тяжело приходилось им ночью. На юге не бывает сумерек. Ночи там тёмные и страшные, опускаются мгновенно. Чтобы выполнить поставленную задачу, пастухи на ночь загоняли овец в пещеры или специально построенные загоны, а сами ложились в дверях, положив меч под подушку. Долг чести пастуха - отдать свою жизнь, но сохранить стадо.

Дикторы привели в сравнение собак. Собаковод запросто может отдать свою собаку на обучение опытному кинологу, а потом, подавая те же команды, управлять поведением собаки. Но овцы - совсем другое дело! Они не слушают команды. Они понимают только тембр голоса и слушаются только своего пастуха.

Дикторы поведали радиослушателям о случае, имевшем место на Востоке. Как-то встретились два пастуха со своими овцами и решили поболтать. Овцы разбрелись в округе и тщательно перемешались. Находившиеся рядом западные туристы были в шоке. «Как же вы теперь определите, где чья овца?» - спросили они пастухов, - «Они же все на одно лицо!» Но стоило пастухам разойтись в разные стороны и забормотать что-то своим овцам, как стадо тут же разделилось на две части, и каждая овца пошла за своим пастырем. Удивлённые иностранцы даже не успели расчехлить видеокамеры.

Теперь, заключили дикторы, вы точно знаете атмосферу и смысл евангельской притчи.


Я не хочу выяснять рацион иудеев начала тысячелетия. Полагаю, не столь важно, зачем было развито овцеводство, сколько баранины поедалось и сколько приносилось в жертву. Я не хочу выяснять, когда и почему появилось название «Палестина». В Библии его точно нет, а я хочу вернуться в библейское русло. Причём оценить глубину библейских текстов, а не только то, что лежит на поверхности.

Очень красиво, легко и изящно звучал рассказ на радио. Так и хотелось бежать в храм поставить свечку под иконку. Только вопрос: «зачем Иисус сравнивает себя с пастухом?» так и остался. Кому Он предлагает «иметь жизнь», как не живым? И куда, блин, ведёт дверь? Почему Иисус не упоминает ни «овчарни», ни «пещеры», ни «загона»? Действительно ли братская дружба овец с пастырем, их взаимная любовь - и есть суть притчи? Почему-то приходят на ум слова из «Песенки про корову» Андрея Макаревича: «Ежели даже кто-то холит и нежит, так это только тот, кто потом зарежет». Может, всё-таки надо задуматься над чем-то другим?


В поисках ответов хочу вспомнить другой фрагмент Библии. За семь веков до рождения Иисуса за многочисленные отступления от Закона Бог решил наказать евреев.

«Священники её нарушают закон Мой и оскверняют святыни Мои, не отделяют святого от несвятого и не указывают различия между чистым и нечистым, и от суббот Моих они закрыли глаза свои, и Я уничижен у них. Князья у неё как волки, похищающие добычу; проливают кровь, губят души, чтобы приобрести корысть. А пророки её всё замазывают грязью, видят пустое и предсказывают им ложное, говоря: ”так говорит Господь Бог”, тогда как не говорил Господь. А в народе угнетают друг друга, грабят и притесняют бедного и нищего, и пришельца угнетают несправедливо.
Искал Я у них человека, который поставил бы стену и стал бы предо Мною в проломе за сию землю, чтобы Я не погубил её, но не нашёл»
(© Иезекииль 22:26-30)


Наверное, во все времена и во всех странах люди, читая Иезекииля и других библейских пророков, говорили: это про нас, про наше время, сбылось пророчество. Иезекииль написал и об инструменте, который Бог избрал для наказания - это Вавилонский царь, который должен был поработить Иудею. Это пророчество давно исполнилось. Но сколько в Библии других текстов, обличающих человечество, и которые можно отнести к любой эпохе и к любой цивилизации! Сколько же раз Господь должен уничтожать народы? Найдётся ли хоть один человек, который встал бы «за сию землю»?

Много раз просил за народ Моисей. И Бог сохранил народ, привёл его «в землю хорошую и пространную, где течёт молоко и мёд» (Исход 3:8).

Когда-то выступал заступником перед Богом Авраам. «... вот, я решился говорить Владыке, я, прах и пепел:» ... «не может быть, чтобы Ты поступил так, … чтобы то же было с праведником, что с нечестивым; не может быть от Тебя! Судия всей земли поступит ли неправосудно? Господь сказал: если Я найду в городе Содоме пятьдесят праведников, то Я ради них пощажу [весь город и] всё место сие» (Бытие 18:27, 25-26). Как известно, Господь вывел всех (!) праведников из Содома, прежде чем истребить этот город.

Взывали к Богу еврейские пророки, судьи, цари. А что же сейчас? На кого надеяться нам?

«Дети мои! ... мы имеем ходатая пред Отцом, Иисуса Христа, праведника», «Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него» (1-е Иоанна 2:1, 4:9);
«Я есмь дверь: кто войдёт Мною, тот спасётся, и войдёт, и выйдет, и пажить найдёт. ... Я пришёл для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком. Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец» (Иоанн 10:9-11, притча об овцах и пастыре);
«Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас» (Римлянам 8:34);
«... а Сей, как пребывающий вечно, имеет и священство непреходящее, посему и может всегда спасать приходящих чрез Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них» (Евреям 7:24-25);


Сам собой возникает вопрос: не предусмотрел ли часом Господь «чёрный ход»? Может, в овчарне есть другая дверь? Может, на лестничной клетке есть лифт? Может, давно с Байконура на небо ходят шаттлы? Увы, нет. Библия отвечает на этот вопрос однозначно: «никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Иоанн 14:6). Никакими деяниями невозможно купить индульгенцию в рай. Ни один человек, ни одна организация не уполномочена Богом на посредничество между Ним и людьми, «ибо один у вас Учитель - Христос, ... ибо один у вас Наставник - Христос» (Матфей 23:8-10). Невозможно придти к Богу, записавшись в какую бы то ни было религиозную организацию, обрезавшись или покрестившись, исполняя все предписанные ею ритуалы. Равно как невозможно привести человека к Богу насильно - ни огнём и мечом, ни административными мерами. Надежду на спасение даёт только Христос. Именно Ему нужно отдать своё сердце.


Надо вспомнить ещё один момент, важный для понимания притчи о пастыре. В трёх Евангелиях из четырёх описан интересный факт - в момент смерти Иисуса на кресте в иерусалимском храме разорвалась завеса:
«Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух. И вот, завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись» (Матфей 27:50-51);
«Иисус же, возгласив громко, испустил дух. И завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу» (Марк 15:37-38);
«Было же около шестого часа дня, и сделалась тьма по всей земле до часа девятого: и померкло солнце, и завеса в храме раздралась по средине. Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух» (Лука 23:44-46);

Действительно, почему от землетрясения не крышу снесло, не деревья повалило, не стёкла повышибало, не утварь какую-нибудь разбросало, а именно внутри храма разорвалась завеса? Не странно ли?

Несколько глав второй книги Библии - «Исход» - описывают в подробностях устройство скинии, разборного переносного святилища, каждая деталь которого должна была быть выполнена из драгоценных материалов искусными мастерами. Важнейшая часть скинии - «Святое», собственно святилище, а внутри него - отделённое завесой «из голубой, пурпуровой и червленой шерсти и крученого виссона» (Исход, 26:31-36) с вышитыми на ней херувимами «Святое Святых». В Святом Святых размещался ковчег завета со скрижалями Закона. «И положи крышку на ковчег сверху, в ковчег же положи откровение, которое Я дам тебе; там Я буду открываться тебе и говорить с тобою над крышкою, посреди двух херувимов, которые над ковчегом откровения, о всём, что ни буду заповедывать чрез тебя сынам Израилевым» (Исход 25:21-23).

В Святое Святых мог входить только первосвященник и только один раз в году. «... и сказал Господь Моисею: скажи Аарону, брату твоему, чтоб он не во всякое время входил во святилище за завесу пред крышку [очистилище], что на ковчеге [откровения], дабы ему не умереть, ибо над крышкою Я буду являться в облаке. ... в седьмой месяц, в десятый [день] месяца смиряйте души ваши и никакого дела не делайте, ни туземец, ни пришлец, поселившийся между вами, ибо в сей день очищают вас, чтобы сделать вас чистыми от всех грехов ваших, чтобы вы были чисты пред лицом Господним» (Левит 16:2, 29-30). В иудаизме этот день называется «יום כּפר» («Судный день») - день избавления (очищения) от греха.

Павел в послании «К Евреям» напоминает об устройстве «святилища земного». И вот что говорит Павел о том месте, где являлся Бог и где происходила аннигилляция (от латинского annihilatio, ad nihil) грехов: «... имея дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса Христа, путём новым и живым, который Он вновь открыл нам через завесу, то есть плоть Свою ...» (Евреям 10:19-20). Стоп! Единственный вход в место обитания Бога, во Святое Святых, завеса, отделяющая его от остального мира - есть плоть Христа.

Своей смертью на кресте Иисус разорвал эту завесу. Не об этой ли двери и говорил он незадолго до того? Может, туда-то и должны ломануться овцы, чтобы «пажить найти»? К Богу, во Святое Святых?


Мало кто задумывается, почему Иисус сравнивает себя именно с пастырем. Почему, скажем, не с виноградарем? Чем забота пастуха о своём стаде выше возделывания земли и ухаживания за виноградником его владельцем? Ещё логичнее было бы сравнение с плотником, кем Иисус и был до начала Своего служения. Почему Он не говорит о «семейном бизнесе» Иосифа? По-моему, ссылка на плотничество была бы гораздо понятнее Его слушателям и вызвала бы намного больше уважения.

Очевидно, Иисус не зря героем Своей притчи делает пастуха. Возможно, Он хочет указать на общего предка Иосифа и Марии - на царя Давида (Откровение 22:16). Из рода Давида должен был произойти מַשִיחַ (Мессия), по-гречески - Χριστός (Христос). Легендарный псалмопевец, бесстрашный победитель Голиафа, успешный полководец, сильный царь, приведший Израиль к независимости и экономическому процветанию, Давид научился доверять Богу и во всём на Него полагаться ещё в детстве, когда пас стада овец своего отца.


Почитаемые еврейские пророки издревле сравнивали божий народ с овцами, а заботящегося о нём Бога - с пастырем. «Господь - Пастырь мой,» - говорил Давид (Псалтирь 22:1). Пастыря обещали Израилю Исаия, Иеремия, Иезекииль и другие пророки.


Люди погрязли в своих корыстях, мало кто знает библейские заповеди и уж тем менее кто руководствуется ими в повседневной жизни. Каждое общество и каждая личность выработали свои собственные представления о справедливости, никто не мыслит библейскими категориями добра и зла, понятия «грех» и «праведность» определяют, исходя из собственного житейского опыта. Человеческие суждения, увы, слишком часто противоречат положениям Священного Писания. И чем дальше - тем больше эта пропасть. По-моему, именно об этом и говорит Христос, предлагая единственно возможный путь возвращения к библейским истинам.

Он, потомок Давида, обещанный Мессия, Начальник жизни (Деяния 3:15) имеет полномочия и силу помогать грешникам бороться с грехом, родиться заново, обрести новую, угодную Богу жизнь, и ходатайствовать за них перед Небесным Отцом. Чтобы воспользоваться Eго офертой, нужно, во-первых, осознать себя Его паствой, искренне раскаяться во всех грехах, включая неосознанные, и, во-вторых, попросить о помощи в этой новой жизни - о духовной поддержке, руководстве, наставничестве.

В Библии много параллельных мест. Пророки часто пишут об одном и том же, но с разных точек зрения и разными словами. Очень много взаимных ссылок: пророчества Ветхого Завета говорят о событиях времён Христа, авторы Нового Завета ссылаются на «написанное». К каждой, казалось бы, загадке или «неудобовразумительности», есть ключи. Увы, не всегда они очевидны. Надо много чего держать в голове, чтобы понимать смысл слов и поступков библейских персонажей, следить за ходом их рассуждений, принимать библейскую логику и аргументацию, осознавать причинно-следственные связи между событиями, иногда отделёнными между собой тысячелетиями.

Гораздо проще вкладывать в библейские тексты свой, современный, понятный смысл. Так часто поступают журналисты, священнослужители и даже богословы: своё понимание, как правило, упрощённое и адаптированное к сегодняшней светской жизни, выдают за библейское, «говоря: ”так говорит Господь Бог”, тогда как не говорил Господь» (Иезекииль 22:28). Увы, такой подход не только не приближает нас к Богу, наоборот - отдаляет. Более того, отдаляет нас друг от друга, разбивает христиан на конфессии, каждую со своим удобным ей пониманием.

Уверен, всё-таки надо брать себя за волосы и от вопроса «что я думаю по этому поводу?» тянуть себя к вопросу «что Бог хочет сказать мне об этом?».

«Горе тем, которые зло называют добром, и добро - злом, тьму почитают светом, и свет - тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое - горьким! Горе тем, которые мудры в своих глазах и разумны пред самими собою!» (Исаия 5:20-21).


© Игорь Шиповский. Июль 2006 - март 2010.
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4069
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


Добрый пастырь

Сообщение FontCity » 12 июн 2013, 22:26

"Я есмь пастырь добрый..." (Иоан.10:11)

Палестинский пастух исполнял свое дело не так, как пастухи в наше время и в нашей стране. И для того, чтобы получить полное представление об этом образе, мы должны посмотреть на этого древнего пастуха и на то, как он исполнял свое служение.

Его снаряжение было очень простым. У него была пастушеская сумка из шкуры животного в которой он носил провизию: хлеб, сушеные фрукты, маслины и сыр. Он всегда носил с собой пращу. Большим искусством у многих мужчин тогда считалась способность "запустить камень из пращи в волос и не промахнуться" (Суд. 20,16). Пастух пользовался пращей как оружием нападения и защиты и еще для одного интересного дела. В те дни не было овчарок или специальных собак для присмотра за стадом, и потому когда пасту хотел вернуть обратно забежавшую далеко овцу, он закладывал камень в пращу и запускал его так, что он падал прямо перед носом заблудшей овцы в знак того, что пора поворачивать. У него был жезл - коротенькая деревянная дубинка с шишкой на конце, и часто усеянная гвоздями. На рукоятке было отверстие для ремня, на котором дубинка висела у пояса пастуха. Жезлом пастух защищал себя и стадо от хищных зверей и разбойников. У него был посох - длинная пастушеская палка с большим крюком на верхнем конце, которым он мог ловить и притягивать на ногу овцу, делающую поползновение удрать. В конце дня, когда овцы возвращались в загон, пастух держал свой жезл поперек входа низко над землей и каждая овца должна была пройти под ним (Иез. 20,37; Лев. 27,32). И пока овца проходила под жезлом, пастух бегло осматривал, не поранилась ли она за день.

Изображение

Отношения между овцами и пастырем в Палестине тоже отличаются от отношений в других странах. Во многих странах овец разводят главным образом на мясо, а в Палестине в основном ради шерсти. Поэтому там овцы проводят много лет со своим пастухом, получают от него имена, на которые и откликаются, когда он их зовет. Имена эти обычно наглядные, соответствующие виду животного названия, как например: "Коричневая нога", "Черное ухо", и т.д. В Палестине пастух идет впереди, а овцы следуют за ним. Он идет впереди, чтобы увидеть безопасна ли дорога, по которой он поведет овец.

Пастух громко выкрикивает время от времени, чтобы напомнить овцам или козам о своем присутствии. Они знают его по голосу и идут за ним, но если позовет кто чужой, они настораживаются, смотрят тревожно по сторонам, и если повторится, поворачиваются и пускаются в бегство, потому что они не знают чужого голоса.

Каждая подробность жизни пастухов освещает образ Доброго Пастыря, овцы Которого слышат голос Его и чья постоянная забота только о Его стаде.

© Комментарии Баркли
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4069
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


Вернуться в Библейские истории

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Яндекс.Метрика