Христианство на Руси

Почему Библия одна, а христианских конфессий много?
Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4541
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Христианство на Руси

Сообщение FontCity » 10 сен 2011, 19:36

«Другие народы России в глубокой древности.

В те далекие времена формируются не только племена, которые впоследствии превратились в восточных славян, а в дальнейшем дали начало трем славянским народам - русскому, украинскому и белорусскому. Во второй половине 2-го тысячелетия до н.э. на просторах будущей России одновременно продолжали складываться и другие этнические сообщества. Балты заняли большие пространства к северу от славянских обществ, расселившись от берегов Балтики до междуречья Оки и Волги.

Поблизости от балтов и славян издревле жили и угрофинские народы, которые в то время были властителями обширных территорий северо-восточной части Европы - вплоть до Уральских гор и Зауралья. В непроходимых лесах, вдоль берегов Оки, Волги, Камы, Белой, Чусовой и других местных рек и озер обитали предки нынешних мари, мордвы, коми, зырян и других угрофинских народов. Северные жители в основном были охотниками и рыболовами. Их жизнь в отличие от южан менялась медленно.

В районах Северного Кавказа с древних времен обитали известные по сведениям греческих авторов предки адыгов, осетин (аланов) и других горских народов.

Адыги (греки их называли меотами) стали основной частью населения Боспорского царства, возникшего на Таманском полуострове и в предгорьях Кавказских гор. Его центром стал греческий город Пантикапей, а в его составе были многонациональные жители этих мест: греки, скифы, адыги, также относившиеся к индоевропейской группе народов.

В I в. н.э. в городах Боспорского царства появляются и еврейские общины. С тех пор евреи - купцы, ремесленники, ростовщики - жили на будущих южнорусских территориях. Придя сюда с Ближнего Востока в поисках лучшей доли, они стали говорить на греческом языке, восприняли многие здешние порядки и обычаи. В дальнейшем часть еврейского населения перейдет и в возникшие здесь восточнославянские города, дав начало постоянному присутствию в них евреев.

В кавказских предгорьях примерно в это же время становится известным еще один мощный племенной союз - аланы, предки нынешних осетин. Аланы были родственны сарматам. Уже в I в. до н.э. аланы нападали на Армению и другие государства, проявили себя неутомимыми и храбрыми воинами. Их главным занятием было скотоводство, а основным средством передвижения - лошадь.

В Южной Сибири складывались различные тюркоязычные племена. Одно из них стало известным благодаря древним китайским хроникам. Это народ хунну, который в III-II вв. до н.э. завоевал многие окрестные народы, в частности жителей Горного Алтая. Через несколько веков усилившиеся хунну, или гунны, начали наступление в Европу.»

(© А.Н. Сахаров, В.И. Буганов: «История России с древнейших времён до конца XVII века», учебник для 10 класса общеобразовательных учреждений, 9-е издание. Издательство «Просвещение», Москва, 2003 год. ISBN 5-09-012203-2. Стр. 28.)

Я специально подчеркнул даты, встречающиеся в тексте учебника. Первые признаки государственности, согласно этому же учебнику, Русь начала проявлять лишь в IX веке н.э.

«Наконец, 18 июня 860 г. произошло событие, которое буквально потрясло тогдашний мир. Константинополь неожиданно подвергся яростной атаке русского войска. Руссы подошли с моря на 200 ладьях. Неделю они осаждали город, но тот выстоял. Взяв огромную дань и заключив почетный мир с Византией, руссы ушли восвояси.»
(© Там же, стр. 43.)

Но и это - ещё не Русь, а всего лишь организованные племена. Официальной датой создания государства Российского учебник называет 862 год, когда, согласно летописи Нестора, «по просьбе различных племен в славянских землях ... появились варяжские князья» (© там же, стр. 44). Это были Рюрик, Синеус и Трувор. Вот так славно начинается история России.
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4541
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Исконная религия России

Сообщение FontCity » 10 сен 2011, 19:54

«Религия восточных славян.

Ко времени зарождения государства у восточных славян была уже сложная, разнообразная религия, с детально разработанными обычаями и ритуалами. Ее истоки уходят в индоевропейские верования и еще более глубокую древность. Именно тогда зарождались представления человека о сверхъестественных силах, которые управляют его судьбой, о его отношении к природе и ее отношении к человеку, о своем месте в окружающем мире.
Как и другие древние народы, в частности древние греки или римляне, славяне населили мир разнообразными богами и богинями. Были среди них главные и второстепенные, могучие, всесильные и слабые, шаловливые, злые и добрые. Такая религия со множеством божеств, главных и второстепенных, малых и больших, называется многобожием или политеизмом (от греческих слов «поли» - много и «теос» - бог). Позже на Руси эту религию называли язычеством (от старославянского слова «языци», т.е. народы-иноземцы, не принявшие христианства). В отличие от язычества более поздние религии, например христианство или ислам, основывались на вере в единого Бога, который управляет всем мирозданием. Такие религии называются монотеистическими (от греческих слов «моно» - один и «теос» - бог). Но, по существу, и в язычестве, и в монотеистических религиях человек наделяет сверхъестественной силой природу, великий непознаваемый дух, который рождает все живое и погружает его в смерть.
Во главе славянских божеств стоял великий Сварог - бог вселенной, напоминающий древнегреческого Зевса.
Его сыновья Сварожичи - солнце и огонь - были носителями света и тепла. Бог солнца Даждьбог весьма почитался славянами. Недаром автор «Слова о полку Игореве» называл славян «даждьбожьи внуки». Молились славяне Роду и роженицам - богу и богиням плодородия. Этот культ был связан с земледельческимй занятиями населения и поэтому был особенно популярен. Бог Велес почитался у славян в качестве покровителя скотоводства, это был своеобразный «скотный бог». Стрибог, по их понятиям, повелевал ветрами, как древнегреческий Эол.
По мере слияния славян с некоторыми иранскими и угрофинскими племенами их боги перекочевывали и в славянский пантеон.
Так, в VIII-IХ вв. у славян почитался бог солнца Хорс, который явно пришел из мира иранских племен. Оттуда же появился и бог Симаргл, который изображался в виде пса и считался богом почвы, корней растений. В иранском мире это был хозяин подземного царства, божество плодородия.
Единственным крупным женским божеством у славян была Макошь, которая олицетворяла рождение всего живого, была покровительницей женской части хозяйства.
Со временем, уже по мере выдвижения в общественной жизни славян князей, воевод, дружин, начала великих военных походов, на первый план все больше выдвигается бог молнии и грома Перун, который затем становится главным небесным божеством, сливается со Сварогом, Родом как более древними богами. Происходит это не случайно: Перун был богом, чей культ родился в княжеской, дружинной среде.
Если солнце всходило и заходило, ветер дул, а потом стихал, плодородие почвы, бурно проявлявшееся весной и летом, утрачивалось осенью и исчезало зимой, то молния никогда в глазах славян не теряла своего могущества. Она не была подвластна другим стихиям, не была рождена каким-то другим началом. Перун - молния, высшее божество -был непобедим. К IХ в. он стал главным богом восточных славян.

Но языческие представления не исчерпывались лишь главными богами. Мир был населен и другими сверхъестественными существами. Многие из них были связаны с представлением о существовании загробного царства. Именно оттуда к людям приходили злые духи - упыри. А добрыми духами, оберегавшими человека, являлись берегини. Славяне стремились защищаться от злых духов заговорами, амулетами, так называемыми оберегами. В лесу обитал леший, у воды жили русалки. Славяне верили, что это души умерших, выходящие весной насладиться природой.
Название «русалка» происходит от слова русый, что означает на древнеславянском языке «светлый», «чистый». Обитание русалок связывали с близостью водоемов - рек, озер, которые считались путем в подземное царство. По этому водному пути русалки выходили на сушу и обитали уже на земле.
Славяне считали, что каждый дом находится под покровительством домового, которого отождествляли с духом своего родоначальника, пращура, или щура, чура. Когда человек считал, что ему грозят злые духи, он призывал своего покровителя - домового, чура, защитить его и говорил: «Чур меня, чур меня!»

Языческие праздники и обряды восточных славян.

Вся жизнь славянина была связана с миром сверхъестественных существ, за которыми стояли силы природы. Это был мир фантастический и поэтичный. Он входил в каждодневную жизнь каждой славянской семьи.
Уже накануне нового года (а год у древних славян начинался, как и теперь, 1 января), а потом поворота солнца на весну начинался праздник Коляды. Сначала в домах гасли огни, а потом люди добывали трением новый огонь, зажигали свечи, очаги, славили начало новой жизни солнца, гадали о своей судьбе, совершали жертвоприношения.
другой крупный праздник, совпадающий с природными явлениями, отмечался в марте. То был день весеннего равноденствия. Славяне славили солнце, праздновали возрождение природы, наступление весны. Они сжигали чучело зимы, холода, смерти; начиналась Масленица с ее блинами, напоминающими солнечный круг, проходили гулянья, катания на санях, разные потехи.
1-2 мая славяне украшали лентами молодую березу, свои дома - ветками с только что распустившимися листьями, снова славили бога солнца, отмечали появление первых весенних всходов.
Новый всенародный праздник отмечался 23 июня и назывался праздником Купалы. На этот день приходился летний солнцеворот. Поспевал урожай, и люди молились о том, чтобы боги послали им дождь. Накануне этого дня, по представлениям славян, русалки выходили на берег из воды - начиналась «русальная неделя». девушки в эти дни водили хороводы, бросали в реки венки. Самых красивых девушек обвивали зелеными ветками и поливали водой, как бы призывая на землю долгожданный дождь.
Ночью вспыхивали купальские костры, через которые прыгали юноши и девушки, что означало ритуал очищения, которому как бы помогал священный огонь. В купальские ночи совершались так называемые «умыкания» девиц, когда молодые люди сговаривались и жених уводил невесту от домашнего очага.
Сложными религиозными обрядами обставлялись рождения, свадьбы, похороны. Покойников сжигали на кострах, помещая их сначала в деревянные ладьи; это означало, что человек уплывает в подземное царство. Вместе с вождем, знатным человеком хоронили одну из его жен, в могилу воина клали останки боевого коня, оружие, украшения. Жизнь продолжалась, по представлениям славян, и за гробом. Над могилой насыпали высокий курган и совершалась языческая тризна: родственники и соратники поминали умершего. Во время печального пиршества в честь умершего вождя проводили воинские состязания.»

(© А.Н. Сахаров, В.И. Буганов: «История России с древнейших времён до конца XVII века», учебник для 10 класса общеобразовательных учреждений, 9-е издание. Издательство «Просвещение», Москва, 2003 год. ISBN 5-09-012203-2. Стр. 32-35.)
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4541
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Крещение Руси

Сообщение FontCity » 12 сен 2011, 21:38

«После всего этого Владимир взял царицу, и Анастаса, и священников корсунских с мощами святого Климента, и Фива, ученика его, взял и сосуды церковные и иконы на благословение себе. Поставил и церковь в Корсуни на горе, которую насыпали посреди города, выкрадывая землю из насыпи: стоит церковь та и доныне. Отправляясь, захватил он и двух медных идолов и четырех медных коней, что и сейчас стоят за церковью святой Богородицы и про которых невежды думают, что они мраморные. Корсунь же отдал грекам как вено за царицу, а сам вернулся в Киев. И когда пришел, повелел опрокинуть идолы - одних изрубить, а других сжечь. Перуна же приказал привязать к хвосту коня и волочить его с горы по Боричеву взвозу к Ручью и приставил 12 мужей колотить его палками. Делалось это не потому, что дерево что нибудь чувствует, но для поругания беса, который обманывал людей в этом образе, - чтобы принял он возмездие от людей. «Велик ты, Господи, и чудны дела твои!». Вчера еще был чтим людьми, а сегодня поругаем. Когда влекли Перуна по Ручью к Днепру, оплакивали его неверные, так как не приняли еще они святого крещения. И, притащив, кинули его в Днепр. И приставил Владимир к нему людей, сказав им: «Если пристанет где к берегу, отпихивайте его. А когда пройдет пороги, тогда только оставьте его». Они же исполнили, что им было приказано. И когда пустили Перуна и прошел он пороги, выбросило его ветром на отмель, и оттого прослыло место то Перунья отмель, как зовется она и до сих пор.

Затем послал Владимир по всему городу сказать: «Если не придет кто завтра на реку - будь то богатый, или бедный, или нищий, или раб, - будет мне врагом». Услышав это, с радостью пошли люди, ликуя и говоря: «Если бы не было это хорошим, не приняли бы этого князь наш и бояре». На следующий же день вышел Владимир с попами царицыными и корсунскими на Днепр, и сошлось там людей без числа. Вошли в воду и стояли там одни до шеи, другие по грудь, молодые же у берега по грудь, некоторые держали младенцев, а уже взрослые бродили, попы же, стоя, совершали молитвы.

И была видна радость на небе и на земле по поводу стольких спасаемых душ; а дьявол говорил, стеная: «Увы мне! Прогнан я отсюда! Здесь думал я обрести себе жилище, ибо здесь не было учения апостольского, не знали здесь Бога, но радовался я служению тех, кто служил мне. И вот уже побежден я невеждой, а не апостолами и не мучениками; не смогу уже царствовать более в этих странах». Люди же, крестившись, разошлись по домам. Владимир же был рад, что познал Бога сам и люди его, воззрел на небо и сказал: «Христос Бог, сотворивший небо и землю! Взгляни на новых людей этих и дай им, Господи, познать тебя, истинного Бога, как познали тебя христианские страны. Утверди в них правильную и неуклонную веру, и мне помоги, Господи, против дьявола, да одолею козни его, надеясь на тебя и на твою силу». И сказав это, приказал рубить церкви и ставить их по тем местам, где прежде стояли кумиры. И поставил церковь во имя святого Василия на холме, где стоял идол Перуна и другие и где творили им требы князь и люди.

И по другим городам стали ставить церкви и определять в них попов и приводить людей на крещение по всем городам и селам. Посылал он собирать у лучших людей детей и отдавать их в обучение книжное. Матери же детей этих плакали о них; ибо не утвердились еще они в вере и плакали о них как о мертвых.»

(© Нестор Летописец: «Повесть временных лет», XII век н.э.)


«После этого пошел Владимир на болгаров (булгаров) и, победив их, мир заключил и принял крещение сам и сыновья его, и всю землю Русскую крестил. ... Сии шедшие по земле с вельможи с войском Владимировым учили люд и крестили всюду сотнями и тысячами, сколько где удавалось, хотя люди неверные весьма о том скорбели и сожалели, но отказываться из-за воинов не смели.

В Новгороде люди, проведав что Добрыня идет крестить их, собрали вече и поклялись все не пустить в город и не дать идолов опровергнуть. И когда он пришел, они, разметав мост великий, вышли на него с оружием, и хотя Добрыня прельщением и ласковыми словами увещевал их, однако они и слышать не хотели и выставили 2 камнеметательных орудия великих со множеством камений, поставили на мосту, как на самых настоящих врагов своих. Высший же над жрецами славян Богомил, из-за сладкоречивости нареченный Соловей, строго запретил люду покоряться. Мы же стояли на торговой стороне, ходили по торжищам и улицам, учили людей, насколько могли. Но гибнущим в нечестии слово крестное, как апостол сказал, явится безумием и обманом. И так пребывали два дня, несколько сот окрестив. Тогда тысяцкий новгородский Угоняй, ездя всюду, вопил: "Лучше нам помереть, нежели богов наших отдать на поругание". Народ же оной стороны, рассвирепев, дом Добрынин разорил, имение разграбил, жену и некоторых родственников его избил. Тысяцкий же Владимиров Путята, муж смышленый и храбрый, приготовил ладьи, избрав от ростовцев 500 мужей, ночью переправился выше града на другую сторону и вошел во град, и никто ему не препятствовал, ибо все видевшие приняли их за своих воинов. Он же дошел до двора Угоняева, оного и других старших мужей взял и тотчас послал к Добрыне за реку. Люди же стороны оной, услышав сие, собрались до 5000, напали на Путяту, и была между ними сеча злая. Некие пришли и церковь Преображения Господня разметали и дома христиан грабили. Наконец на рассвете Добрыня со всеми кто был при нем приспел и повелел у берега некие дома зажечь, чем люди более всего устрашены были, побежали огонь тушить; и тотчас прекратилась сеча, и тогда старшие мужи, придя к Добрыне, просили мира.

Добрыня же, собрав войско, запретил грабежи и немедленно идолы сокрушил, деревянные сжег, а каменные, изломав, в реку бросил; и была нечестивым печаль велика. Мужи и жены, видевшие то, с воплем великим и слезами просили за них, как за настоящих их богов. Добрыня же, насмехаясь, им вещал: "Что, безумные, сожалеете о тех, которые себя оборонить не могут, какую пользу вы от них можете надеяться получить?" И послал всюду, объявляя, чтоб шли на крещение. Воробей же посадник, сын Стоянов, который при Владимире воспитан и был весьма сладкоречив, сей пошел на торжище и более всех увещал. Пришли многие, а не хотящих креститься воины насильно приводили и крестили, мужчин выше моста, а женщин ниже моста. Тогда многие некрещеные заявили о себе, что крещеными были; из-за того повелел всем крещеным кресты деревянные, либо медные и каперовые (сие видится греческое оловянные испорченное) на шею возлагать, а если того не имеют, не верить и крестить; и тотчас разметанную церковь снова соорудили. И так крестя, Путята пошел к Киеву. С того для люди поносили новгородские: Путята крестит мечом, а Добрыня огнем.»

(© В.Н. Татищев: «История российская», часть первая, глава четвертая: «Об истории Иоакима, епископа новогородского»)


Российские летописи ясно свидетельствуют, что насаждение на Руси христианства - грандиознейший по масштабам акт вандализма, насилия над народом и надругательства над культурой предков. При насаждении на Руси чуждой византийской веры христианские миссионеры разорили традиционные российские религиозные святыни. Практически все значимые культурные и исторические памятники того времени были варварски уничтожены. На их месте христиане возвели собственные культовые объекты.
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4541
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Цели и задачи христианизации Руси, первые итоги

Сообщение FontCity » 15 сен 2011, 20:00

Буквально через сто лет после формального образования российского государства его руководители пришли к необходимости внедрения государственной религии. Она должна была стать одним из главных управленческих рычагов. Требования к религии определялись, пожалуй, двумя главными факторами: кровавые междоусобицы российских князей и перманентная агрессия со стороны ближайших соседей. Владимиру и его команде показалось, что религией, которая объединила бы князей, сплотила бы между собой все российские народы, а также помогла бы установить твёрдый мир с соседними народами и стабилизировать ситуацию на границах, может стать христианство, причём в его византийской версии.

К сожалению, эти задачи так и не были решены. Христианство было навязано языческой Руси сверху, самым жестоким образом, всей силой государственной машины. Уничтожение религиозных святынь, памятников культуры, сложившихся традиций вызвало в народе волну сопротивления. Долгие десятилетия народы Руси вели войну с православными миссионерами. Вместо мира Русь получила череду потрясений.

«По мере того как усиливалось государство, а равенство людей заменялось их разделением на богатых и бедных, в обществе все больше зрело недовольство новыми порядками. Свобода всегда была дорога людям, даже если государство, княжеская власть и защищали их от иноземных врагов и внутренних беспорядков (убийств, драк, грабежей, воровства).
Новыми порядками были недовольны и убежденные язычники, прежде всего волхвы. Многим казалось, что с приходом христианства и свержением старых богов рушится вся жизнь. А волхвы подогревали эти настроения, потому что с упрочением христианства они лишались своего влияния, привилегий, доходов. Наконец, против новых порядков поднимались все, кто оказался в угнетенном, зависимом положении, - рядовичи, закупы, холопы.
Первые крупные потрясения и несогласия в обществе случились тогда, когда Киев подминал под себя другие племена. В Х в. не раз восставали древляне, вятичи, радимичи. Это были типичные племенные восстания. Они тянули Русь назад, в прошлое. Позднее племенная вражда в едином государстве поутихла, но появились другие противоречия - религиозные.»
(© А.Н. Сахаров, В.И. Буганов: «История России с древнейших времён до конца XVII века», учебник для 10 класса общеобразовательных учреждений, 9-е издание. Издательство «Просвещение», Москва, 2003 год. ISBN 5-09-012203-2. Стр. 77. Все выделения в цитатах - согласно источнику)

Стабилизировать отношения с соседними государствами тоже не получилось. Восточные соседи остались языческими, а западные исповедовали в основном католическую версию христианства.

«... церковь ... выступала против христианства римского образца, именовала его «латинством» и вероотступничеством. Это наносило ущерб связям Руси со странами, которые исповедовали католическую религию, способствовало изоляции Руси от западноевропейской культуры» (© там же, стр. 62). Византия стала практически единственным партнёром Руси, с ней был даже подписан мирный договор (© там же, стр. 109). С другой стороны, крещение Руси стало источником напряжённости в отношениях с Византией: греки требовали подчинения русской православной паствы византийскому патриарху, а русские князья этого, естественно, не хотели.

«Все, кто принял крещение от Византии, в церковном отношении подчинялись константинопольскому патриарху.
Точно так же, как на Западе, все, кто принял крещение из Рима, подчинялись папе римскому. Во главе христианской церкви на Руси стоял митрополит киевский и всея Руси, а русская церковь считалась частью православного мира, одной из православных митрополий.
...
Согласно правилам греческой церкви, только константинопольские патриархи после соответствующих выборов могли направлять в другие страны митрополитов. Однако Владимир отказался принять главу церкви из Византии и поставил во главе русской церкви священника Анастаса из Херсонеса, что говорило о силе и независимости Руси.
Лишь при Ярославе Мудром, когда отношения с Византийской империей были улажены, на Руси появились митрополиты. Это были греки. Они представляли интересы Византии, и это раздражало и великого князя, и епископов, среди которых все больше становилось выходцев из русских религиозных кругов. Когда же в 40-е гг. ХI в. между Русью и Византией вспыхнула война, Ярослав Мудрый отказался от услуг митрополита-грека.»
(© там же, стр. 75-76)

Безусловно, христианство принесло на Русь много полезного. Церковные деятели выступали миротворцами, призывали русских князей к миру. Православная церковь проповедовала идеи добра, всеобщей любви, ратовала за твёрдую семью, уважение к женщине и прочие христианские ценности. Греческие миссионеры Кирилл и Мефодий разработали славянскую азбуку, перевели на русский язык некоторые священные книги. Приезжали и другие миссионеры, привозили жития своих святых, церковные и светские книги. Открывались школы, все слои населения активно обучались грамоте (© там же, стр. 109).

В то же время церковь медленно, но уверенно убивала уникальную русскую культуру. Это выражалось не только в уничтожении языческих святынь и искоренении религиозных традиций, обрядов и праздников. Христианство всё больше и больше внедрялось во все сферы деятельности людей.

«В общей культуре Руси отразились как традиции, скажем, полян, северян, радимичей, новгородских словен, вятичей, других племен, так и влияние соседних народов, с которыми Русь обменивалась производственными навыками, торговала, воевала, мирилась, - угрофиннов, балтов, иранских народов, западных и южных славянских народов. Русь испытывала сильное влияние Византии, которая для своего времени была одним из наиболее культурных государств мира. Таким образом, культура Руси складывалась с самого начала как синтетическая, т.е. находящаяся под влиянием различных культурных направлений, стилей, традиций.
...
Открытость и синтетичность древнерусской культуры, ее мощная опора на народные истоки и народное восприятие, выработанные всей многострадальной историей восточного славянства, переплетение христианских и народно-языческих влияний привели к тому, что в мировой истории называют феноменом русской культуры
(© там же, стр. 107-108)

Издревле на Руси существовало деревянное зодчество. В связи с введением христианства накопившиеся архитектурные традиции были вытеснены византийскими правилами строительства. Архитектура стала каменной. В частности, «Русь восприняла сооружение церквей по образу крестово-купального храма греков» (© там же, стр. 115).

Древнее изобразительное искусство, роспись капищ было заменено византийской иконописью. Практически прекратило своё существование искусство изготовления магических масок и скульптура. Светские мотивы стали редкостью, живопись стала храмовой, всё искусство должно было преследовать лишь одну цель - воспевание Бога. И только по церковным канонам.

Пришла в упадок русская музыка. С искоренением русских увеселительных традиций исчезла и потребность в свадебных, похоронных и просто застольных песнях. Народные сказители-певцы, гусляры, скоморохи как будто вымерли.

Значительные изменения претерпела русская литература и фольклор. Традиционные «Слово о...», былины и сказания постепенно были вытеснены жизнеописаниями святых, эллинистически-философскими поучениями, наставлениями. Герои русских сказок - всякая нечисть, оборотни, лешие, русалки, одушевлённые животные - уступили место рассказам об отшельничестве монахов, о путешествиях паломников, о подвигах блаженных святых и великомучеников. Отдельно следует сказать об устойчивых словосочетаниях. Первое знакомство с Библией обычно поражает читателя внезапным озарением: так вот откуда мудрость древних русских пословиц и поговорок! Тысячи библейских афоризмов прочно вошли в традиции русской устной речи, ещё тысячи поговорок связаны с православными обрядами и культовыми предметами. Важным моментом в истории государства стала постановка дела летописания. К этой традиции рано или поздно пришли практически все русские княжества. Как-то так получилось, что и летописание, и литература стали делом сугубо церковным.

«Многие годы русская культура развивалась под влиянием языческой религии, языческого мировоззрения. С принятием Русью христианства положение резко изменилось. Новая религия претендовала на то, чтобы изменить мировоззрение людей, их восприятие всей жизни, а значит, и представления о красоте, художественном творчестве, эстетическом влиянии. Однако христианство, оказав сильнейшее воздействие на русскую культуру, особенно в области литературы, архитектуры, искусства, развития грамотности, школьного дела, библиотек, не преодолело народных истоков русской культуры. Многие годы на Руси сохранялось двоеверие: официальная религия, которая преобладала в городах, и язычество, которое ушло в тень, но по-прежнему существовало в отдаленных частях Руси, сохраняло свои позиции в сельской местности. Развитие русской культуры отразило эту двойственность в духовной жизни общества, в народном быту. Языческие духовные традиции, народные в своей основе, оказывали глубокое воздействие на все развитие русской культуры.»
(© там же, стр. 108)

В свою очередь, христианство тоже подверглось сильнейшему влиянию со стороны языческой Руси.

«Видные церковные деятели, а также монастыри уже в ХI-ХII вв. получили от великих князей земельные владения и развернули на них собственное хозяйство. ... В церковных хозяйствах стал применяться труд подневольных, зависимых людей. Некоторые церковники и монастыри занимались ростовщичеством и обирали людей. Бывали случаи, когда видные деятели церкви участвовали в политических интригах. Таким образом, нередко слово у церкви стало расходиться с делом, а это вызывало недовольство людей.»
(© там же, стр. 62, см. также: «Церковь» - стр. 75, «Монастыри» - стр. 77)

Приобретая всё большее влияние во всех сферах, православная церковь всё активнее вовлекалась и в политическую жизнь страны.
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4541
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Война внутри церкви

Сообщение FontCity » 28 мар 2012, 08:09

Любопытный фильм об истории христианства в России, в том числе о кровавом противоборстве различных религиозных групп представлен в соседней ветке: «Реформация на Руси».

Ещё одно интересное сообщение на эту тему размещено в ветке: «Хронология отступлений». Там изложены некоторые факты из истории борьбы российского ортодоксального христианства с попытками реформировать религиозную жизнь на Рус. Строки, касающиеся России, выделены жирным шрифтом.
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4541
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Христианизация Руси - свежая версия

Сообщение FontCity » 16 ноя 2012, 22:43

А вот альтернативная версия христианизации Руси. Увы, не могу назвать авторов фильма. Знак охраны авторских прав, приведённый в титрах, не соответствует статье 1271 Гражданского Кодекса РФ: правообладатель не указан. В титрах размещены логотипы Star Media и Babich Design, но в каком качестве (авторы, заказчики, спонсоры, продюсеры, etc.) - не указано. В итоге о производстве фильма могу сказать только одно: © 2007.

Фильм называется «Сказание о Крещении Руси». Он действительно снят в жанре сказки: красивый анимационный видеоряд с парафинированным текстом на убаюкивающей музыкальной подложке. Тем не менее, фильм претендует на историческую достоверность, содержит ссылки не только на легенды и былины, но также и на летописи и другие документы. В нём множество исторических персонажей, рассказы о событиях сопровождаются указанием времени и мест, где они произошли.





Приведённые в фильме цитаты зачастую противоречат известным, давно опубликованным и изложенным в учебниках сведениям. Меня это заинтересовало, и я ввёл пару резанувших по моим ушам цитат популярным поисковикам. В ответ получил либо:
Яндекс.jpg
Яндекс.jpg (66.87 КБ) 10248 просмотров
Гугль.jpg
Гугль.jpg (80.7 КБ) 10248 просмотров
, либо ссылки на предания и произведения с сомнительным или неустановленным авторством.

Авторы фильма утверждают, что Софийский Собор в Киеве построила княгиня Ольга (890-969 годы). Википедия рассказывает о спорах учёных-историков по поводу даты строительства этой святыни, приводит ссылки на Нестора и других летописцев. Но все версии предполагают не X, а XI век, период княжения Владимира.

Очевидно, авторы фильма располагают собственными, неизвестными учёной братии версиями летописей. Так что фильм не только зрелищный, но и чрезвычайно познавательный. Рекомендую! Если Вам кажется, что Вы хорошо знаете историю Руси, откроете для себя много нового и интересного. Приятного просмотра!
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4541
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Что такое «православие»?

Сообщение FontCity » 25 ноя 2012, 23:01

Вот ещё один революционный подход к истории.

Впрочем, история в этом фильме - дело десятое. Главная мысль лежит в области филологии. Авторы утверждают, что термин «православие» вплоть до 17 века, до реформ Никона означал исконную, древнюю, дохристианскую веру русичей. Что означает он не «правильно славить», а «право славить», т.е. все те нормы права, которые были даны русичам их богами и существовали на Руси задолго до появления государства. Новую религию, в которую Владимир обратил Русь в 988 году, по версии авторов фильма всегда называли и сейчас следует называть «правоверием». Кстати, сам Владимир, как они полагают, - не родной, а приёмный сын Святослава, выходец из хазарского каганата.

Круто закручено? Итак, смотрим и получаем удовольствие:

ПравоСлавие. Как появлялись исторические мифы



Производство:
© Творческая студия «Русич»
© Kolovrat TV, 2010


При поддержке:
• Радио «Русич»
• Arlegi Video (London, UK)
• Творческая мастерская Студия «ЖАК» (г. Севастополь)
идея: Николай Вересков,
автор сценария и режиссёр: Александр Хиневич
операторы: Marina Alikina (Hayward, CA, USA), Andrey Sagorin (Roma, Italy)
текст читают: Татьяна Шабалина, Григорий Грибов, Виктор Михайлов
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4541
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Российское православия в исторических документах

Сообщение FontCity » 10 янв 2013, 23:21

1812 год: ответ историка Патриарху Кириллу

В недавнем азартном отмечании юбилея войны 1812 года отметились все властные структуры. Особенно буйствовали иерархи любимой бывшими комсоргами и сотрудниками органов церкви. В.М. Гундяев не упустил повод, и обратился с посланием. В этом официальном документе главы РПЦ меня не могут не возмущать две вещи: рекордное количество искажений исторических фактов и явное непочтение к заповедям Христа, в которых лично я не нахожу прославления войны, кровопролития и вообще причинения вреда одним человеком другому даже ради дивной цели положения жизни за русского царя. Я вообще давно занимаюсь поиском на страницах Евангелия восторженного отношения Иисуса к российскому государству, но пока мой титанический труд не увенчался успехом.

Прежде, чем я остановлюсь на самых вопиющих искажениях исторической реальности (я вообще не люблю лукавства - особенно в официальных документах), я напомню г-ну Гундяеву о кощунственном поведении большого количества священников на занятой Наполеоном территории в 1812 году. На это меня подвигла тенденциозность и безапелляционность Послания. И уж если, как говорят теологи, Бог - есть Истина, значит, мы должны стремиться к истине, а не к идеологической агитации.

Итак. Коллаборационистов в 1812 году обнаружилось множество во всех сословиях и профессиях. И, конечно, не обошлось без попов:

• Святейший Синод был вынужден констатировать, к примеру, что «две трети духовенства по могилевской епархии учинили присягу на верность врагу» (Акты, документы и материалы для политической и бытовой истории 1812 г. Под ред. К.А. Военского. Т. 3, СПб., 1912, с. 236).
• Архиепископ Витебский и Могилевский Варлаам повелел всей епархии называть «впредь… в благодарственных молебствиях вместо Александра французского императора и италийского короля великого Наполеона» (Там же, с. 170).
• Православные священники Смоленска встречали Наполеона со всевозможными знаками покорности; в Минске епископ отслужил торжественную обедню, в Подолии и на Волыни церковники раздали прихожанам листки с текстом «Отче наш», где «вместо имени бога вставлено имя императора французов» (Там же, т. 1, с. 361; т. 3, с. XV-XVI; Андреев П.Г. Смоленская губерния в Отечественной войне 1812 г. Смоленск, 1959, с. 57-58).

Итак, некоторые попы пошли в своем предательстве родины дальше прочих сословий - они не просто перешли на сторону Наполеона, но и заставляли молиться за него, а то и объявляли Бонапарта своим новым богом! Бывали и исключения (особливо в районах, далеких от театра боевых действий), но исключения, как известно науке, лишь подтверждают правило. Вспомним историю: православная церковь 300 лет (!) была верной опорой ордынского ига! Со многих амвонов звучали молитвы во здравие хана, освободившего клириков от поборов! Попы призывали русских людей не противиться воле поработителей: с моей точки зрения, это способствовало тому, что иго длилось три века (а его традиции живут и поныне!). Пришел Гитлер - за него молились, победил Сталин - переметнулись к этому извергу.

Замечу, что РПЦ и в наши дни удивляет своим необычным культом Наполеона: еще 26.06.2006 я опубликовал статью в журнале «Коммерсантъ Власть», где рассказывал об огромной партии икон с изображением Наполеона в роли «Святого Георгия Победоносца», которая распространилась по всей России! Этот вариант изображения продавался в самых невероятных размерах и с икон постепенно перекочевал на декоративные тарелки, которыми и до сих пор завалены многие церковные лавки. По опросам продавцов - Наполеон (с картины известного художника и режиссера-постановщика революционных атеистических праздников 1790-х гг. Луи Давида) в роли Св. Георгия пользуется огромным спросом у покупателей! Так что РПЦ неплохо нажилось на талантах Давида и Наполеона (про Голиафа - молчу). Показательно то, что за ШЕСТЬ лет инцидент так и не исчерпан - изображение ее имеет ход! Статью можно изучить здесь: http://www.kommersant.ru/doc/685240

...

В последние месяцы усилившейся юбилейной истерики зомбоящик постоянно сообщает о невероятно православном и «русском» (голос за кадром как в дубляже боевиков!) императоре Александре, который противостоял «басурманину» Наполеону. О происхождении Александра - к сведению паствы:
• убитый с ведома собственного православного сына Павел Первый - сын немки (Екатерина II: София Августа Фредерика фон Анхальт-Цербст-Дорнбург) и немца (Петр III - Петер Карл Ульрих герцог Гольштейн-Готторпский),
• а мать царя Александра («Мария Федоровна») - София Мария Доротея Августа Луиза фон Вюртемберг.

И жена Александра (с которой он, правда, не был близок): Луиза Мария Августа Баденская. Но все, конечно, православные.

Теперь о том, кто виноват в войне (агрессию против Франции начала еще сексуально невоздержанная убийца мужа, православная немка матушка Екатерина II, но приостановил Павел I, который понял, что союз с Францией выгоден России, после чего его незамедлительно убили православные аристократы - причем, заговор осуществлялся на деньги Англии). Мы смотрим на эпоху 1812 года через призму 1941 года, это все искажает, но, если пользоваться примитивными понятиями, то я бы хотел вылечить читателей от амнезии. Дело в том, что к 1812 году сам православный царь Александр I уже поработал «Гитлером» (только без усиков) дважды!
• В 1805 году, когда он пошел агрессией на Францию и ни в чем неповинных русских солдат погнал через всю Европу, после чего Наполеон их погнал обратно и уничтожил под Аустерлицем.
• И в 1807 году, когда Александр вновь направил свою армию во Францию, но ему дали пинка под Фридландом.

...

Дальше трагедия переходит в фарс: для острастки Александр поручает министерствующему Синоду отлучить католика Наполеона от православной церкви, что тот немедленно исполняет, объявляя Наполеона лжемессией. Наполеону же был нужен только мир с Россией: между двумя странами не было геополитических противоречий!

Юбилействующие потомки ведь не знают, что Англия платила Александру по 1 250 000 фунтов стерлингов за каждые 100 000 русского «пушечного мяса», а это для феодальной монархии, которая не умеет зарабатывать, было очень выгодно. Из зависти к Наполеону Александр сделал из своего народа биологический сырьевой придаток! Православный государь торговал не только лесом и пенькой, но и солдатами!

Напомню: ради мира Наполеон не преследовал разбитые остатки русской армии ни после Аустерлица, ни после Фридланда. Если бы он хотел идти на Москву - то у него был идеальный шанс в 1807: он стоял на Немане, куда его привел Александр, а русская армия была небоеспособна! Но Наполеон предлагает заключить союз! Он не только не наложил на царя-агрессора контрибуцию, но и подарил Белостокскую область, закрыл глаза на захват Финляндии, Молдавии и Валахии! За эти подарки Александр даже наградил «антихриста» орденом Святого Андрея Первозванного, снял анафему и расцеловал на плоту в Тильзите! Наполеон был счастлив и написал в Париж, что теперь можно будет расслабиться.

Но не тут-то было: Александр в этот же день с шизоидной энергией начинает сколачивать новую армию. Он увеличивает расходы на оборону с 63,4 до 118,5 до млн. рублей! Естественно в стране начинается финансовый кризис ... Александр в 1810 продает в крепостное рабство 10 000 государственных крестьян. В итоге уже в 1810, когда Наполеон еще мечтал о союзе, Александр уже выставил на границе три армии! ...

Получив все эти сведения, ... Наполеон был вынужден начать кампанию - причем, очень поздно! Глубокое вторжение на осень не откладывают. Он был вынужден перейти границу, иначе бы в его тылу Пруссия могла перейти на сторону царя. ... Наполеону нужен был лишь приграничный бой - и чтобы Александр просто следовал своей же подписи под Тильзитским трактатом. Но в России территории и людей много, можно не жалеть: православный царь отважно уезжает от армии в Петербург и издалека наблюдает, как пространство, голод и холод заменят ему и генералам военный талант. Тут же он вновь приказывает Синоду отлучить Наполеона от православной церкви повторно (фарс!). Не имея определенной цели, кроме зимы, русская армия храбро отступает. Вдумайтесь: 24 июня переход Немана, а 14 сентября - вступление Наполеона в Москву. Между ними - более 900 км, значит, русская пехота и артиллерия умудрились «маневрировать» со скоростью в среднем 11 км. в сутки (это по лесам и болотам!). Далее следует поражение русских под Бородино (то, что перед боем по всему строю пронесли икону Богородицы - не помогло) и сдача Москвы.


Послание: «Сословные разделения, глубокие различия между народной и дворянской культурой, - все отошло на второй план перед лицом общей угрозы; все осознали себя православными русскими людьми».

Факты.

Вот свидетельство о роли и поведении дворянства в 1812 году князя С.Г. Волконского: «В годину испытания… не покрыло ли оно себя всеми красками чудовищного корыстолюбия и бесчеловечия, расхищая все, что расхитить можно было, даже одежду, даже пищу, и ратников, и рекрутов, и пленных, несмотря на прославленный газетами патриотизм, которого действительно не было ни искры…» («Вестник Европы», 1867, кн. 2, с. 197). Такому признанию, я убежден, не имеет права перечить ни один историк!

Замечательным документальным свидетельством против официозных сказок являются те ходатайства, которые православные московские жители стали направлять православному правительству сразу после войны. Среди них и претензии знатнейших фамилий:
• графа А.Г. Головина (на 229 000 руб.),
• графа И.А. Толстого (200 000 руб.),
• князя А.И. Трубецкого и др.
• Они были «патриотами» даже в мелочах: в реестре князя (!) Засекина, например, среди прочего перечисляются (с требованием к государству Российскому, к Руси-матушке это компенсировать): 4 кувшина для сливок, 2 «масляницы», чашка для бульона.
• Дочь бравого бригадира Артамонова пошла дальше: требовала «новые чулки и шемизетки».

Количество требований было столь огромным, что государство вскоре прекратило их принимать, тем более, что часто следствием выяснялось: вещи не погибли в пожаре и не были вывезены французами, а расхищены самими московскими жителями и православными подмосковными крестьянами (Мельгунов С.П. Александр I. М., 2010, с. 248).

Но не беда! Крестьяне оказались «достойны» своих недостойных хозяев. В 1812 году они начали самую настоящую войну против православных помещиков, армии и государства (это официозные историки всегда замалчивали). К примеру:
• 28 (10) июля под местечком Голубичи вооруженные земледельцы напали на большой войсковой транспорт 1-й Западной армии М.Б. Барклая де Толли, захватили все повозки с вещами Каргопольского, Рыльского и Московского драгунских полков («Совершенно секретно» №8, 2012, с. 15-16).
• 9 июля мужики деревни Томчино набросились на команду Белостокского внутреннего гарнизонного батальона, сопровождавшую транспорт с хирургическими инструментами, захватили пять унтер-офицеров, шесть рядовых и прапорщика (там же, с. 16).
• В то же день у деревни Кацеле (в 18 верстах от Полоцка) вооруженные крестьяне захватили транспорт, следовавший под охраной прапорщика, семи унтер-офицеров и аж 18 рядовых (там же)!

Подобные военные действия против «своих» стали нормой (подробнее о десятках похожих случаев в ходе всей войны - см.: Поликарпов Н.П. Боевой календарь-ежедневник Отечественной войны 1812 года).

Не будем забывать и о «духовности», которая зачастую подменяется дешевыми спекуляциями на темы веры и ее надсмотрщика - религии (сейчас это вообще модный тренд: раньше спрашивали партийную принадлежность, а сейчас конфессиональную). Прежде всего, напомню: именно русские из простонародья вызвались снять большой крест с колокольни Ивана Великого, который Наполеон, предположительно, собирался водрузить на Доме инвалидов в Париже (1812 год в воспоминаниях современников. М.: Наука. 1995, с. 169). И потомки таких русских уничтожали храмы после 1917 года: не французы из Антанты, не образованные атеисты из русских университетов - а простой люд, который воспитывали в атмосфере ненависти в церковно-приходских школах (среди выпускников, цитировавших Ветхий завет кусками наизусть, был и главный изверг прошлого века - Сталин).

В эпоху 1812 года агрессивные и идеологизированные призывы православного Синода объективно вносили раскол в российское общество, которое было многоконфессиональным (значительная часть театра военных действий 1812 года была католической и протестантской), полиэтничным, а в среде господствующего класса уже почти не было верующих (из письма будущего автора сказки 1830 года «О попе и о его работнике Балде» Пушкина, Одесса, 1824 год: «Читаю Библию…, но предпочитаю Гете и Шекспира»). Многие просвещенные люди еще с восемнадцатого века предполагали, что православие свернуло Русь с пути развития европейской цивилизации в сторону темного византинизма, который долгие века был ступором развития общества (конкретнее всех эту идею сформулировал прототип Чацкого - П.Я. Чаадаев).

Действительно, православный менталитет в лице фанатичных его адептов был страшно агрессивен по отношению к окружающим людям, и особенно - к братьям по христианской вере. Вот какие страшные (и противные духу заветов Христа) слова сказал публицист Н.И. Греч о неприятелях-турках и о соотечественниках (после присоединения Польских земель к России) поляках: «первые не христиане, последние и того хуже» (Греч Н.И. Записки о моей жизни. М., 1990, с. 212). Мы и сегодня слышим от некоторых фанатиков постыдные речи о том, что, к примеру, «все католики попадут в ад». Эхо подобного жанра войны звучит до сих пор… Лично мне невыносима сама мысль о том, что не дожившие до светлого будущего нашей эры Платон и Сократ, а, возможно, и такие несознательные товарищи, как Шекспир, Бах, Моцарт, Леонардо да Винчи, Караваджо, Верди, Вагнер, Стендаль, Эйнштейн, Антониони и Эдит Пиаф во главе с еще живой Мадонной горят или будут гореть в аду! Как тут не вспомнить выдающегося русского философа Константина Леонтьева с его знаменитым высказыванием о том, что христианство на Руси еще не было проповедано


Послание: «В память о победе нашего народа над врагом и в благодарность Творцу за Его милости в Храме Христа Спасителя, а также во всех храмах Русской Православной Церкви 8 сентября сего года (26 августа по старому стилю), будет совершено «Молебное пение ко Господу Богу на воспоминание избавления Церкве и Державы Российския от нашествия галлов и с ними двадесяти язык».

Факты:

Рассмотрим сюжет подробнее. По моему убеждению, история лучше всего познается через метафору. Обратимся к истории создания Храма Христа Спасителя. По легенде даже само место (с весьма «подходящим» для храма названием «Чертолье») было проклято игуменьей монастыря, который был снесен (!) по приказу царя, чтобы построить очередной памятник идеологического свойства.

Обстоятельства же создания ХХС - череда коррупционных скандалов. Таланты архитектора и художественный облик постройки весьма образно оценил великий русский художник В.В. Верещагин: выполненный «довольно бездарным архитектором Тоном» проект собора «есть прямое воспроизведение знаменитого Тадж-махала в городе Агра» (Верещагин В.В. На Северной Двине. По деревянным церквам. М., 1896, с. 17). Единоутробный брат актера Алексея Баталова - известный богослов протоиерей Михаил Ардов выразился весьма конкретно: «первый храм на этом месте строил архитектор Тон, а второй храм построил архитектор Моветон»; это «храм Лужка Строителя на водах» (по материалам Википедии и по личным моим свидетельствам общения). Сегодня в рамках большого комплекса ХХС проходят банкеты и концерты, работают магазины… Невольно вспоминается русская народная поговорка: «чем ближе к храму - тем дальше от Бога».

Как говорится, «каков поп - таков и приход»: теперь предлагаю поближе рассмотреть «народ-богоносец» в годину 1812-го. Так определяет знаменитая французская писательница Жермена де Сталь русского крестьянина : «По причине той же необразованности они почти не имеют моральных принципов…» (де Сталь Ж. Десять лет в изгнании. М., 2003, с. 208). И еще: «Одним словом, жители этой империи рассеяны по ее поверхности, и познания одних почти никогда не пригождаются другим. … Православные попы куда менее образованы, чем католические кюре, не говоря уже о протестантских пасторах» (Там же, с. 235).

В 1812 году восторжествовал не конфессиональный, а сословный принцип отношения человека к человеку. Вот, что, к примеру, вспоминает архимандрит Павел Егоров: «Около Спасских казарм с половины августа множество набралось раненых и увечных солдат. Многие их них жаловались и роптали на свое начальство: "Коли здоров солдат, кормят его и одевают, а если заболел - кинули его, как собаку, без всякого призора"» (Мельгунов С.П. , Указ. соч., с. 207).

Не читавшие еще Маркса русские «патриоты-дворяне» уже питали классовое презрение к православным, но незнатным людям. Вот, что пишет офицер И.Р. Дрейлинг (кстати, прямой предок Николая Николаевича Дроздова - «Доверенного лица кандидата в президенты»): «3 сентября мы прошли через всю Москву… В улицах и переулках встречалась одна беднота да подонки городского населения. В отчаянии они хватались за наши поводья, умоляя о спасении и защите» (1812 год. Воспоминания воинов русской армии. М., 1991, с. 377). Подобных примеров - сотни.

...

© Евгений Понасенков, блог в MK.RU, 10 января 2013 14:17
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4541
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Сотрудничество РПЦ с татаро-монгольской ордой

Сообщение FontCity » 03 мар 2013, 22:56

Ордынский синдром РПЦ

Экскурс в историю церковного коллаборационизма

Изображение

«Вспомните о традиционных нравственных ценностях церкви!» Эту полную достоинства реплику услышал я в одной из дискуссий о судьбе Pussy Riot. Но как историка больше всего заинтересовало меня в той дискуссии одно — о какой церкви речь? Если о сегодняшней РПЦ, то тут, должно быть, какое-то недоразумение. Ибо за РПЦ, начиная с середины XIII века, никаких нравственных ценностей не водилось. Нет у нее такой традиции. И доказать это для всякого, кто знает ее историю, не очень сложно.

Дата, конечно, знакомая со школьной скамьи: в середине XIII века Русь завоевала Орда. Чего, однако, нам в школе не объяснили, так это, что с момента завоевания оказалась вдруг РПЦ фавориткой этой самой Орды. И потому не знаем мы, как правило, за что, собственно, монгольский царь (именно так, за здравие царя земли русской, ордынского хана, молились тогда в православных церквях) одарил РПЦ такими щедрыми привилегиями и иммунитетами, каких не знала, пожалуй, ни одна другая церковь в Европе.

Вот указ царя своему воинству: «Не надобе им от церкви ни дань, ни поплужное, ни ям, ни подводы, ни война, ни корм, во всех пошлинах не надобе им, ни которая царева пошлина». В переводе на современный русский означает это, что полностью была освобождена РПЦ от каких бы то ни было налогов, повинностей и вообще тягот, которыми обложено было все остальное население покоренной страны.

И, что не менее важно, вручалось РПЦ верховное право управления и суда в ее владениях (а владения эти были огромны: под покровительством завоевателей монастыри захватили больше трети всех пахотных земель в стране). Другой царский указ сообщает: «А знает в правду и право судит и управляет люди своя, в чем ни буди: и в разбое, и в татьбе, и во всяких делех ведает сам митрополит, один или кому прикажет».

Поистине стояла та церковь посреди разоренной страны как сказочная храмина, как твердыня благополучия. И преуспевания. Но…

Но завоеватели отнюдь не были филантропами. Они платили РПЦ - за коллаборационизм. За то, что она положила к их ногам духовный меч православия. За то, что звучала с амвонов проповедь покорности монгольскому царю и его славному воинству. За то, что отторгала она от церкви восставший от отчаяния народ, который топило в крови это свирепое воинство.

Само собой, едва зашаталась на Руси власть Орды, зазвучали с амвонов совсем другие проповеди: проклинали «поганых», поработивших страну. Не моргнув глазом, РПЦ предала свою вчерашнюю покровительницу. Новой предстояло стать победительнице - Москве. Ожидалось, естественно, что она подтвердит все ордынские «ярлыки» и станет защищать корпоративную собственность РПЦ столь же ревностно, как защищала их Орда.

В частности, беспокоило тогда РПЦ, что крестьяне массами бегут с церковных земель на боярские (где, как правило, не было барщины). Чего стоила земля без обрабатывавших ее крестьян? Следовало запретить им переходы, закрепить их. В конце концов, привыкла церковь за столетия ига, что на первом плане стоят ее частнособственнические интересы. А также к тому, что власть (то есть Орда) их по первому требованию удовлетворяет. Но тут вдруг нашла коса на камень.

Иосифляне и нестяжатели

Не могли нравиться Ивану III, первостроителю Московского государства, претензии постмонгольской РПЦ. С его точки зрения, церкви подобало быть пастырем народным, а не землевладельцем, не ростовщиком, не предпринимателем. И тем более не государством в государстве. Даже очень лояльно относящийся к РПЦ историк А.Н. Сахаров, который усматривает главную ее заслугу в «борьбе с католической агрессией Запада», и тот вынужден признать, что «церковь с ее религиозным влиянием, земельными богатствами, многочисленными льготами стала порою соперничать с великокняжеской властью».

И государь решил привести РПЦ в чувство. Первым делом в Судебник 1497 года был включен закон о Юрьевом дне (две недели в ноябре), когда крестьяне могли беспрепятственно покидать монастырские земли. Отныне о закреплении их не могло быть и речи. Понятно, что с этой минуты РПЦ возненавидела бояр, Юрьев день и... государя.

Власть, к которой нельзя было прислониться, которая не только не одаривала ее все новыми привилегиями, подобно ордынскому царю, не нужна была иосифлянам (как именовала себя РПЦ в XV-XVI вв., по имени главного своего идеолога Иосифа Волоцкого, игумена Волоколамского монастыря).

Но Юрьевым днем дело не ограничилось. Иван III призвал на помощь единомышленников, почитаемых заволжских старцев, отколовшихся от монастырского иосифлянства и считавших церковное стяжание, не говоря уже о закрепощении крестьян, смертельном грехом и ересью. Очень скоро превратились эти нестяжатели в мощное церковное движение, выдвинув выдающихся лидеров Нила Сорского и Вассиана Патрикеева.

Вот что отвечали они Иосифу: «Испытайте и уразумейте, кто от века из воссиявших в святости и соорудивших монастыри заботился приобретать села? Кто молил князей о льготе для себя или об обиде для крестьян? Кто мучил бичом тела человеческие или облачал их оковами?» Как видим, взывали нестяжатели к простоте доордынских церковных нравов. Для них иосифлянское стяжание было карой Божией за измену древнему преданию, за поругание «нашей руссийской старины».

Одно за другим - между началом 1480-х и серединой 1560-х - выйдут на арену истории четыре поколения нестяжателей. Борьба шла с переменным успехом. Бывали у них и «свои» епископы и даже «свои» митрополиты. Но иосифляне, наследниками которых считает себя сегодняшняя РПЦ, были богаче, хитрее и, как мы скоро увидим, аморальнее. В конечном счете они победили.

Главный их политический враг - русская вотчинная аристократия, боярство - был разгромлен, нестяжательство объявлено ересью и уничтожено, Юрьев день отменен, и русское крестьянство наглухо закрепощено - на три долгих столетия. Но добились всего этого иосифляне лишь в конечном счете.

Еще в середине XVIвека исход этой эпической борьбы, решившей практически всю дальнейшую судьбу России, был неясен. В монастырях царил «великий разброд». Жадность съедала дисциплину, коррупция - духовные цели, распутство - человеческую порядочность. И ясно это было всем. Даже молодому царю Ивану IV.

В известных царских вопросах церковному Собору 1551 года недоверие монастырской РПЦ выражено было совершенно недвусмысленно. Судите сами. Вот о чем спрашивал ее царь:

«В монастыри поступают не ради спасения души, а чтоб всегда бражничать. Архимандриты и игумены докупаются своих мест, не знают ни службы Божией, ни братства, прикупают себе села и угодья у меня выпрашивают. Где те прибыли и кто ими корыстуется? Над ком весь этот грех взыщется? И откуда мирским душам получать пользу и отвращение от всякого зла? Если в монастырях все делается не по Богу, то какого добра ждать от нас, мирской чади? И через кого просить нам милости у Бога?»

Согласитесь, вопросы были нестяжательские.

Пиррова победа иосифлян

Для иосифлян то был страшный, тревожный сигнал. Все осложнялось тем, что новый Судебник 1550 года не только подтвердил закон о Юрьевом дне, но и в последней своей (58-й) статье законодательно запретил царю принимать новые законы без «совета и согласия» бояр. В этой ситуации ничто, кроме государственного переворота, аннулирующего все законы Московского государства, спасти положение не могло. И иосифляне мобилизовали все свои ресурсы для организации такого переворота. А ресурсов у них было немало.

Прежде всего им повезло: митрополит в ту пору был у них «свой». Макарий был также воспитателем молодого царя и хорошо знал его слабости. Иван IVнисколько не походил на своего великого деда, первостроителя. Был он легко внушаемым, патологически жестоким и отчаянно честолюбивым юношей. На этом и решено было сыграть. План переворота состоял из трех пунктов. Во-первых, царю было внушено, что он наследник по прямой линии самого «Августа кесаря» и нет ему равных в Европе, кроме «цезаря» Священной Римской империи.

Во-вторых, поскольку вся коронованная европейская мелкота - польская, шведская или датская - отказывалась признать Ивана IV царем, ее следовало проучить, завоевав, вопреки ей, земли распадавшегося Ливонского ордена (Прибалтику), против чего категорически выступало правительство.

В-третьих, предложен был царю соблазнительный пример турецкого султана Мехмета, который не только не послушался своего правительства, но и «велел их живыми одрати да рек так: есть ли они обрастут телом опять, ино им вина отдастся. И кожи их велел бумаги набити и написати велел на кожах их - без таковыя грозы правду в царстве не мочно ввести. Как конь под царем без узды, так царство без грозы».

Трудно себе представить, что самые дальновидные из иосифлянских иерархов не понимали риски предстоящего переворота. Очевидно ведь было, что создавали они монстра - власть, не признающую никаких законов и ограничений, способную «живыми одрати» всякого, кто ей перечит, произвольную, самодержавную власть. Но так глубоко вошла уже в плоть и кровь большинства иерархии унаследованная от времен ига жажда прильнуть к груди «своей» власти, если хотите, «ордынский синдром», что предпочли рискнуть.

Так или иначе, план удался. И едва грянул государственный переворот (известный под именем опричнины), как разразилась турецкая «гроза» над Русской землей, Иван IV превратился в Ивана Грозного - и полетели головы, в том числе и иосифлянские.

С той поры и любит РПЦ представлять себя жертвой. И митрополита Филиппа задушил опричник Малюта Скуратов. И ленинские репрессии припомнят, и хрущевские. Но ни полслова о том, что сами же и создали «царя Бешеного, который 24 года купался в крови подданных», говоря словами Михаила Лунина, одного из самых светлых умов декабризма. И о том не расскажут, как поспособствовали они большевикам, пальцем о палец не ударив, чтобы помочь Временному правительству - несмотря даже на то, что именно оно вернуло им Патриархию.

Как бы то ни было, коварная попытка иосифлян спасти свои привилегии с помощью государственного переворота кончилась для них в XVI веке и впрямь плохо. Трижды заставил их Грозный заплатить беспримерным страхом и унижением. В первый раз принудил он их всем Собором участвовать в омерзительной комедии суда над их собственным митрополитом. Вторично, когда до нитки ограбил их псковские и новгородские монастыри. И в третий раз, когда поставленный им на время вместо себя шутовской «царь» татарин Симеон отобрал у монастырей все льготные грамоты, выданные им Ордой, и потребовал разорительную мзду за их возвращение. Такова была страшная царская шутка.

Куда страшнее, однако, заплатило за их «ордынский синдром» крестьянство. Конечно, как помним мы из времен ига, судьба собственного народа была последним, что интересовало РПЦ. В особенности, если на кону стояли ее земные богатства. Но то, что защищая эти богатства, они во второй раз причинили неимоверные страдания своему народу (Николай Карамзин был первым, кто приравнял царствование Грозного к монгольскому нашествию), не должно быть забыто.

Нет печальнее чтения, нежели вполне канцелярское описание бедствий народных в официальных актах времен опричнины, продолжавших механически, как пустые жернова, крутиться и крутиться, описывая то, чего уже нет на свете. «В деревне в Кюлекше, - читаем в одном из таких актов, - лук Игнатки Лукьянова запустел от опричнины - опричники живот пограбили, а скотину засекли, а сам умер, дети безвестно сбежали. Лук Еремейки Афанасова запустел от опричнины - опричники живот пограбили, а самого убили, а детей у него нет. Лук Мелентейки запустел от опричнины - опричники живот пограбили, скотину засекли, сам безвестно сбежал...»

И тянутся и тянутся бесконечные, как русские просторы, бумажные версты этой хроники человеческого несчастья. Снова лук (участок) запустел, снова живот (имущество) пограбили, снова сам сгинул безвестно. И не бояре ведь все эти Игнатки, Еремейки да Мелентейки, не враги государевы, просто мужики, у которых был «живот», который можно было пограбить, были жены и дочери, которых можно насиловать, «лук» был, который можно отнять...

Нераскаявшаяся

Здесь кончается моя компетенция как историка РПЦ. Отныне единственное мое преимущество перед читателем - историческая ретроспектива. Увы, свидетельствует она неоспоримо - на протяжении трех с половиной столетий заботилась иерархия РПЦ исключительно о своих земных богатствах. Ради них готова она была не только преданно сотрудничать с иноземным завоевателем, но и вдохновить, если верить Карамзину, «второе монгольское нашествие». Какие уж там нравственные ценности! Когда напомнили ей о них нестяжатели, она объявила их еретиками, жидовствующими - и уничтожила. Так откуда у нее в таком случае «традиция нравственных ценностей»?

Теоретически она могла, конечно, обрести ее в последующие века. Могла, если бы искренне покаялась в тех тяжких страшных грехах, о которых мы говорили. Но слышали ли вы из уст иерархов РПЦ хоть слово покаяния? Напротив, они наняли целую армию пишущей обслуги, призванную оправдать все ее грехи. И главное, продолжала грешить - в том же духе, в каком начала в XIII веке. Тот же «ордынский синдром» и в 1943-м, когда прильнула она к груди Сталина, как некогда к груди монгольского царя, и преданно сотрудничала с его спецслужбами. И в 2012-м, когда пытается она подкрепить своими средневековыми канонами идейную пустоту чекистской власти.

* * *

Я знаю, что и сегодняшним иосифлянам не удалось убить традицию доордынского православия и нестяжательства. Ее бережно хранят в сердцах тысячи священников и мирян. Да, их приходы бедны. Да, голоса их едва слышны за шумом официальной пропаганды. Но они есть, эти приходы. И само присутствие этой альтернативы - залог того, что у нравственных ценностей православия есть будущее. Ибо начинаются эти ценности с преодоления «ордынского синдрома», с независимости.

© Изображение Александр Янов, российский и американский историк и политолог, 14.08.2012
«Новая газета», выпуск № 91 от 15 августа 2012
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4541
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Аутодафе по-русски: главное - без пролития крови

Сообщение FontCity » 14 сен 2013, 12:51

Русская православная церковь и сожжения на костре

Из школьного курса истории все мы помним о средневековой инквизиции, о кострах на которых в Европе гибли еретики, иноверцы, ведьмы. Сама инквизиция никого не казнила, но передавала религиозных преступников светским властям со зловещей формулировкой: «Для наказания без пролития крови», т.е. для сожжения или повешения. Отношения церковной и светской властей соответствовали отношениям заказчика и исполнителя.

Но из школьных учебников создается впечатление, что инквизиция была только в католических странах. Между тем, древнее положение церковного права, гласящее, что светская власть должна помогать церкви наказывать религиозных преступников, едино для католичества и православия [1]. Впервые решение о смертной казни за хранение еретической литературы было принято I Вселенским Собором (325 г.), решение было подкреплено императором Константином. В Византии, уже после разделения церквей, в 1119 г. был сожжён глава богомильской ереси Василий [2]. Были ли в России сожжения религиозных преступников? Да, безусловно. Были ли они обусловлены влиянием христианства? Тоже, да.

Изображение

• • •

Первое упоминание о сожжении мы находим в летописной записи за 1227 год. В Новгороде связывают и бросают в огонь четырёх волхвов. Были ли палачи - христианами? Летопись не оставляет сомнений в ответе на этот вопрос - арестовавшие волхвов новгородцы первым делом доставили их на двор архиепископа [3]. Очевидно, что перед нами преданные сторонники православия.

Около того же времени в Смоленске духовенство требовало казнить монаха Авраамия, обвиняя его в ереси и чтении запретных книг - предложенные виды казни - «пригвоздить к стене и поджечь» и утопить. Житие Авраамия недвусмысленно называет тех, кто требовал его казни: «попы, игумены и священники, если бы могли, съели бы его живьём», «бесчинно попы, а также игумены ревели на него, как волы; князья и бояре не нашли за ним никакой вины, проверивши всё и убедившись, что нет никакой неправды, но все лгут на него» [4]. Обращает внимание и соответствие христианским запретам пролития крови способов казни: сожжение и утопление.

Далее, в 1284 г. в русской «Кормчей книге» (сборнике церковных и светских законов) появляется мрачный закон: «Если кто будет еретическое писание у себя держать, и волхованию его веровать, со всеми еретиками да будет проклят, а книги те на голове его сжечь» [5].

В XIV в. там же появляется апокрифическое «Правило 165 св. отец Пятого собора: на обидящих святые божие церкви», карающее сожжением на костре за разграбление церковного имущества [6]. В летописи за 1438 г. упоминаются «Святые правила святых апостолов», предписывающие «огнём зжещи или живого в землю засыпати» за ересь (другой вариант: «Святые правила божественного закона святых апостолов повелевают такового церкви развратника огнём сжечь или живого в землю загрести») [7].

Согласно Густынской летописи (XVII в.), в 1438 г. митрополит Исидор, принявший католическую унию, «от священного собору осуждён был на сожжение, но бежал из темницы» [8]. Очевидно, что автор XVII в. не видел ничего необычного в таком приговоре Собора. Согласно Воскресенской и Второй Софийской летописям, князь не послал за беглецом погони, именно не желая его сжигать. Ясно также, что появление на Руси вышеперечисленных законов связано с христианской церковью. Способы опять-таки без пролития крови: сожжение и закапывание в землю.

Сомнительно, чтобы Исидор был единственным, к кому решились применить перечисленные законы. Возможно, именно с ними связаны следующие казни ведьм: в 1411 г. двенадцать колдуний были сожжены жителями Пскова по подозрению в том, что наслали на город мор, а в 1444 г. можайский князь велел сжечь боярыню Марью Мамонову «за волшебство» [9]. И. Бердников упоминает о можайском княжестве, как примере влияния церкви на светскую юстицию - князь Андрей Дмитриевич Можайский вёл переписку с игуменом Кириллом Белоозёрским, написавшим ему послание с советами по наказанию преступников [1]. Сын этого князя - Иван Андреевич - и сжёг ведьму. Резонно считать, что Иван Андреевич получил самое православное воспитание, в т.ч. в области права. Безусловно, что по законам того времени «ведовство» считалось преступлением, подлежащим церковному суду [10]. Это также подтверждает то, что можайский князь действовал в союзе с церковными властями.

В 1490 г. новгородский архиепископ Геннадий велел сжечь на головах нескольких осуждённых еретиков берестяные шлемы, (видимо, вспомнив закон о сожжении еретических книг на голове еретика). Двое наказанных сошли с ума и умерли [11]. Архиепископ Геннадий причислен церковью к лику святых.

В 1504 г. состоялся знаменитый церковный собор, приговоривший к сожжению неизвестное количество «жидовствующих» еретиков. Летописец перечисляет по именам восемь человек, но добавляет «и иных многих еретиков сожгоша» [12]. Одним из инициаторов сожжения был игумен Иосиф Волоцкий - также причисленный церковью к лику святых. Сожжения поддержал и наследник Великого князя Василий Иванович, через год занявший престол. Отсутствие сведений о сожжениях на Руси в его правление, возможно, связано с недостаточным количеством источников.

• • •

В правление Ивана Грозного некий русский еретик, бежавший в Литву и прозванный там «вторым Лютером», рассказывал, что в Москве его должны были сжечь, но царь отменил смертный приговор [13]. Д.ист.н. Р.Г. Скрынников связывает это сообщение с церковным собором 1553‑54 гг., на котором была осуждена группа еретиков во главе с игуменом Артемием. Об Артемии Соборная грамота констатировала: «Царь и великий князь Артемию казнь отдал» [14], т.е. помилование было личным решением царя.

Перечень казнённых времён Ивана Грозного сохранился в его «Синодике», составленном дьяками по архивным делам. Но «Синодик» не упоминает как и за что казнены упомянутые в нём лица. Сопоставления с другими источниками позволяют уточнить, что плотники Неупокой, Данила и Михаил были сожжены весной-летом 1569 г. за употребление в пищу запрещённой церковными правилами телятины, а в августе 1575 г. сожжено 15 ведьм в Новгороде («а сказывают ведуньи») [13]. Иностранец Петрей в записках начала XVII в. писал о Грозном: «Как ни был он жесток и неистов, однако ж не преследовал и не ненавидел за веру никого, кроме жидов, которые не хотели креститься и исповедовать Христа: их он либо сжигал живых, либо вешал и бросал в воду» [16].

Об утоплении иудеев известно из летописи [15], но известие Петрея о сожжениях их уникально. Нет данных о причастности церкви к сожжениям времён Грозного, но не будем забывать основной принцип инквизиции - казнь осуществляют светские власти.

К тому же сожжению ведьм: «… повесть о волховании, написанная для Ивана Грозного, доказывает необходимость строгих наказаний для чародеев, и в пример выставляет царя, который вместе с епископом (выделение Афанасьева - Е.О.Ш.) «написати книги повеле и утверди, и проклят чародеяние, и в весех заповеда таких огнём пожечи» [17].

Бесспорно, что автор «Повести» выступал с позиции христианского благочестия: его ссылка на епископа - пример союза светской и духовной власти в расправе над преступниками против религии.

В 1584 г. на престол вступил крайне благочестивый государь Фёдор Иоаннович. В 1586 г. русскую церковь возглавил некто Иов (причислен к лику святых), в одном из своих сочинений одобривший казни языческих жрецов [18]. Насколько можно судить по дошедшим источникам, во времена Иова сожжения стали обычной казнью. Английский посланник Флетчер, живший в Москве с 25.11.1588 по 6.05.1589, описывает одно из сожжений еретиков, как очевидец: «… муж и жена … были сожжены в Москве, в маленьком доме, который нарочно для того подожгли. Вина их осталась тайною, но вероятно, что они были наказаны за какую-нибудь религиозную истину, хотя священники и монахи уверили народ, что эти люди были злые и проклятые еретики» [19].

Достоверность сообщения Флетчера подтверждается описанием способа казни - сожжением в срубе, часто упоминаемым в русских документах XVII в., но необычным для других стран. Если за полгода только в Москве Флетчер успел стать свидетелем сожжения двух человек, то есть основания для предположения, что таких сожжений было значительно больше. Летопись под 7099 г. (1590/91 гг.) описывает сожжение колдунов в Астрахани по приказу Фёдора Иоанновича: «пытав их, велел государь пережечь» [20]. Вкупе с сообщением патриарха Иова: «О великий государь, боговенчанный царь и великий князь Фёдор Иванович Всея Руси! Во‑истинну еси ты равен явися православному первому в благочестии просиявшему царю Константину и прародителю своему великому князю Владимиру, просветившему Русскую землю святым крещением: они же убо каждый в своё время идолы поправше и благочестие восприяша; ты же ныне великий самодержец и истинный рачитель благочестия, не единых идолов сокрушая, но и служащих им до конца истребляя» [20], это даёт нам основание полагать, что во времена Фёдора Иоанновича казни за духовные преступления не были исключениями.

• • •

Та же тенденция продолжилась при Борисе Годунове, когда главой церкви оставался Иов. В январе 1605 г. грамота московского правительства о появлении Лжедмитрия в северные города сообщила: «Люди, которые в государстве за их богомерзкие дела приговорены на сожжение, а другие к ссылке, бежали в Литовскую землю за рубеж и злые плевелы еретические сеяли» [20].

То есть людей, приговорённых к сожжению за ересь, было не так мало. Под тем же 1605 г. летописи сообщают о казни вероотступника Смирного. Согласно «Пискарёвскому летописцу» (написан в 1621‑1625 гг.): «… голова Стрелецкой Смирной Маматов из Грузии побежал в Кизылбаши и там обусурманился, понял жену. И царь его велел за то казнить разными муками: “Ты де покинул веру христианскую да обусурманился!”» [21].

«Новый летописец» (составлен в окружении патриарха в 20‑е гг. XVII в.) уточняет способ казни: «… бусурмана Смирного сведал, что он убусурманился, повелел ему дать разные муки, а напоследок же его окаянного велел обдать нефтью и повелел зажечь. Тут окаянный скончался» [18].

Очевидно одобрение казни в окружении патриарха Филарета - «окаянный».

Что при Филарете - фактическом главе русского государства - сожжение признавалось обычной казнью за религиозные преступления - свидетельствует грамота Михаила Фёдоровича тобольскому архиепископу (5 февраля 1623 г.). О сожжении говорится, как о наказании, положенном за «великие духовные дела». Царь отвечал архиепископу на следующие жалобы (привожу в контексте): «… воры софийского протопопа перед боярином и воеводами и перед дьяком бесчестили. И боярин де и воеводы за то им ничего не учинили. И после де того на той же неделе перед тобою же, богомольцем нашим (архиепископом - Е.О.Ш.), и перед боярином и воеводы объявилися многие люди в великих духовных делах. И боярин де и воеводы, советовав о том с тобою, богомольцем нашим, учинили им наказание слегка и разослали во многие городы, а до конца над ними наказанья не учинили и огнём не сожгли» [27]

Царь отказался вынести решение, пока архиепископ не отпишет ему «каким людям, и за какие было вины довелося наказанье до конца учинити и огнём жечь, и что их большие вины» [27]. Из грамоты ясно, что игумен был недоволен слишком милосердными приговором воевод, не учинившим наказания «до конца». Царь не возражал, но желал знать конкретные духовные преступления приговорённых (к сожалению, не удалось найти дальнейшую переписку по делу).

От 1647 года до нас дошёл указ Алексея Михайловича на имя шацкого воеводы Григория Хитрово: «И ты б женке Агафьице и мужику Терешке, дав отца духовного, велел их причастить святых Божьих тайн, будет достоит, а причастя святых Божиих тайн, велел их вывесть на площадь и сказав им их вину и богомерзкое дело, велел их на площади в струбе, облокши соломою, сжечь» [23].

Агафья и её учитель в колдовском деле Терешка Ивлев обвинялись в том, что с помощью заклинаний и «нити мёртвого человека с приговором» уморили до смерти нескольких крестьян. Текст указа самый благочестивый.

• • •

В 1649 гг. Земской Собор в Москве принял законодательный акт «Соборное уложение». Первая же статья Уложения гласила: «Будет кто иноверцы, какие ни буди веры, или и русской человек, возложит хулу на господа Бога и спаса нашего Иисуса Христа, или на рождышую его пречистую владычицу нашу богородицу и приснодеву Марию, или на честный крест, или на святых его угодников, и про то сыскивати всякие сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохульника обличив, казнити, сжечь» [24].

Интересна также 24-я статья 22-й главы «Уложения»: «А будет кого бусурман какими нибудь мерами насильством или обманом русского человека к своей бусурманской вере принудит, и по своей бусурманской вере обрежет, а сыщется про то допряма, и того бусурмана по сыску казнить, сжечь огнём безо всякого милосердия. А кого он русского человека обусурманит, и того русского человека отослать к патриарху, или к иной власти, и велети ему учинити указ по правилам святых апостол и святых отец» [24].

Законодатели не очень последовательны. Если исламскому миссионеру удалось «какими-нибудь мерами» обратить русского в свою веру, то, значит, это были либо насилие, либо обман. Однако, русского, «насильством» обусурманенного, тоже не оставляют без наказания.

«Уложение» было составлено по правилам апостолов и святых отцов, законам греческих царей (т.е. «Кормчей книге»), указам русских царей и приговорам бояр, т.е. в соответствии с традицией. «Уложение» было подписано всеми участниками Собора, в т.ч. Освящённым собором - высшим духовенством. Среди подписавших был и архимандрит Никон, через четыре года ставший патриархом [25].

Тогдашний глава русской церкви патриарх Иосиф, в том же году написал царю послание, в котором сослался на первую статью Уложения: «В Уложенной книге написано: кто изречёт на соборную и апостольскую Церковь какие хульные слова - да смертью умрёт. А он, Стефан (благовещенский протопоп - Е.О.Ш.), не точию на соборную и апостольскую Церковь хулу принёс и на все Божии церкви - и нас, богомольцев твоих, обесчестил. Милостивый … царь и великий князь Алексей Михайлович!.. Пожалуй нас, богомольцев своих, не вели, государь, своей государевой Уложенной книги нарушить - и вели, государь, нам, богомольцам твоим, по правилам святых апостолов и святых отцов и по заповедям прежних благочестивых царей дать на него, Стефана, собор [то есть соборный суд]. Царь государь, смилуйся!» [26]. Государь, впрочем, выдавать протопопа Стефана на расправу не стал.

Итак, сожжение по Уложению 1649 г. было одобрено православной церковью, тем самым взявшей на себя часть ответственности за последовавшие казни по этому Уложению.

• • •

В дальнейшем источники прямо говорят о том, что отношения церкви и государства развивались по схеме: заказчик - исполнитель.

Дьяк г.К. Котошихин, живший в XVII веке и известный своим сочинением «О России в царствование Алексея Михайловича», так рассказывает о существовавшей в его время (служил в 1658‑1664 гг.) системе террора по отношению к церковным противникам: «… а кого у них (в судах патриарха и церковных властей - Е.О.Ш.) за духовные дела … осудят на смерть, кто какую казнь заслужил, и они, из дела выписав приговор свой, посылают с теми осуждёнными людьми в царский суд, и по тому их приговору из царского суда велят казнить без задержания, кто чего достоин» [27].

В Разбойном приказе «жгут живого за богохульство … за волховство, за чернокнижие, за книжное преложение, кто учнёт вновь толковать воровски против апостолов, пророков и св. отец с похулением». «Смертные казни женскому полу бывают: за богохульство … жгут живых; за чаровство … отсекают головы» [27].

Пытки обвиняемых также производились по требованию духовных властей: «Когда нужно было кого-то пытать, духовное начальство посылало обвиняемого к светскому начальству» [1].

Ещё конкретный указ - Михаил Федорович Романов писал архиепископу Тобольскому: «А которые люди в духовных делах дойдут какого наказания, и ты б их велел смиряти по правилу святых отец, чтоб от всякого беззакония вперёд уняти. А будет которые люди в духовных делах учнут не быть послушны, а дойдёт до большого наказанья, и ты б их отсылал к боярину нашему и воеводам» [28].

Австрийский дипломат фон Мейерберг (был в России в 1661-63 гг.) сообщает о правах патриархов: «… судят всякие дела, относящиеся к духовенству, церковному послушанию и христианским нравам, и никогда не получают у царя отказа на просьбы об утверждении этих приговоров» [29].

Иностранцы, побывавшие в Москве в этот период, рассказывают о сожжениях еретиков, как очевидцы:
• «Ересь наказывается огнём. Еретик выходит на кровлю небольшого домика и оттуда спрыгивает во внутренность; на него бросают солому с лучинами; пламя скоро задушает его. Довольно и слишком строго это наказание» [30].
• «Тех, которые возбуждают какие-либо сомнения относительно веры, заключают в небольшие деревянные домики и сжигают живыми и выглядывающими оттуда» [31].

• • •

Вернёмся к охоте на ведьм

В начале 1653 г. воеводы Тулы, Карпова, Михайлова, Мосальска, на Осколе и др. получили указы о том, чтобы люди «впредь никаких богомерзких дел не держались и те б отречённые и еретические книги, и письма, и заговоры, и гадательные книжки, и коренья, и отравы пожгли, и к ведунам и к ворожеям не ходили и никакого ведовства не держались, и костьми и иным ничем не ворожили, и людей не портили». Относительно тех же, которые «от таких злых и богомерзких дел не отстанут, таких злых людей и врагов Божиих велено в срубах сжечь безо всякой пощады и домы их велено разорить до основания, чтоб впредь такие злые люди и враги Божии и злые их дела нигде не воспомянулись» [23].

Была ли церковь причастна к указам против «врагов Божиих»? Известно, что в XVII в. наказания за ведовство считались церковным, духовным делом [22]. Накануне появления Указа, в сер. 1652 г. патриархом стал Никон, влияние которого на светскую власть первоначально было беспрецедентным в русской истории.

В 1658 г. пал Никон. Церковь пережила период безвластия. В 1664 г. на место блюстителя важнейшей московской епархии встал жёсткий администратор митрополит Павел. В 1666‑1667 г. состоялся злосчастный церковный Собор, на котором староверов, а также всех не покоряющихся церкви предали анафеме и объявили достойными «телесной» казни: «Аще ли же кто не послушает повелеваемых от нас и не покорится святой восточной церкви и сему освященному собору, или начнёт прекословить и противиться нам, и мы такового противника данной нам властью … проклятию и анафеме предаём. … мы таковых накажем духовно: аще же и духовное наказание наше начнут презирать, и мы таковым приложим и телесные озлобления» [32].

С этими двумя событиями связывают пик религиозных репрессий. Уже через неделю после назначения Павла был арестован и сослан Аввакум. На лесные убежища староверов обрушились военные экспедиции [33]. С 1666 г. регулярными становятся сведения о сожжениях.

В 1666 г. в вязниковских лесах был схвачен и после допроса сожжён старообрядческий проповедник Вавила. Современник монах Серапион с одобрением писал: «богомерзкий чернец Вавилко сожжён за свою глупость» [34]. В том же 1666 г. гетман московской части Украины И.М. Брюховецкий сжёг шесть ведьм [23].

Об отношениях Брюховецкого с московским правительством известно следующее. Сделавшись гетманом, Б. начал укреплять своё положение связями с Москвой. Он внёс в свои отношения к московскому правительству то раболепство и низкопоклонство, от которых до сих пор воздерживались украинские гетманы: в обращениях к царю он писал себя «Ивашкой», «подножкой» царя и т.д. Первый из гетманов поехал он на поклон в Москву, принял титул боярина, женился на московской боярышне Салтыковой. Но самое главное, чем он рассчитывал купить всецело благосклонность Москвы и упрочить своё положение - это предложение московскому правительству, якобы от лица управляемой им страны, усиленного вмешательства в её внутреннюю жизнь. Такое предложение было чрезвычайно приятно Москве, так как расчищало желанный путь её традиционной политике. Во все большие города Малороссии были посланы теперь московские воеводы с расширенной компетенцией и правом взимать подати. В целях податного обложения была устроена перепись населения, возбудившая общий ропот. В своём угодничестве Б. зашёл так далеко, что просил о назначении митрополита из Москвы, от чего отказалось московское правительство [35].

В свете вышеизложенного, вполне логично утверждение Новомбергского о том, что сожжение ведьм по приказу Брюховецкого было исполнением московского законодательства [23].

• • •

В 1670 г. была сожжена женщина, беглая монахиня Алёна. Первоисточники дают следующую информацию: «1670 г., декабря 6. Отписка полкового воеводы Ю. Долгорукова в приказ Казанского дворца о вступлении его в Темников и о показаниях пленных: “Привели к нам, холопем твоим, вора и еретика старицу, которая воровала и войско себе збирала и с ворами вместе воровала, да с нею ж принесли воровские заговорные письма и коренья … Вор старица в распросе и с пытки сказалась Алёною зовут, родиною де, государь, она города Арзамаса Выездные слободы крестьянская дочь, и была замужем тое же слободы за крестьянином; и как де муж её умер, и она постриглась. И была во многих местах на воровстве и людей портила. А в нынешнем де, государь, во 179‑м году (сокращённое указание на 6179 год «от сотворения Мира», соответствует 1670 году «от РХ» - Прим. Е.О.Ш.), пришед она из Арзамаса в Темников, и збирала с собою на воровство многих людей и с ними воровала, и стояла в Темникове на воевоцком дворе с атаманом с Федькою Сидоровым и его учила ведовству … Вора старицу велели за её воровство и с нею воровские письма и коренья велели сжечь в срубе”» [36].

«Сообщение касательно подробностей мятежа, недавно произведённого в Московии Стенькой Разиным» (Архангельск, сентября 13/23 дня 1671 года. На корабле «Царица Эсфирь»): «Среди прочих пленных была привезена к князю Юрию Долгорукому монахиня в мужском платье, надетом поверх монашеского одеяния. Монахиня та имела под командой своей семь тысяч человек и сражалась храбро, покуда не была взята в плен. Она не дрогнула и ничем не выказала страха, когда услышала приговор: быть сожжённой заживо. Бегство из монастыря считается у русских преступлением ужасным, караемым смертью. Прежде чем ей умереть, она пожелала, чтобы сыскалось поболее людей, которые поступали бы, как им пристало, и бились так же храбро, как она, тогда, наверное, поворотил бы князь Юрий вспять. Перед смертью она перекрестилась на русский лад: сперва лоб, потом грудь, спокойно взошла на костёр и была сожжена в пепел [47].

В 1671 г. старообрядец Иван Красулин был сожжён в Печенгском монастыре [33] - красноречиво уже само место казни. Зимой 1671‑72 гг. в Москве сожжён видный старообрядец Авраамий, несколько раньше него в Москве же взошёл на костёр старообрядец Исайя [33].

В 1672 г. в Астрахани воевода Одоевский сжёг К. Семенова, у которого была найдена тетрадка с заговорами [20]. Вообще, казни начала 70‑х легко связать с восстанием Разина: Алёна и Семёнов участвовали в восстании, Авраамий и Исайя возглавляли опасную старообрядческую оппозицию в Москве. Бесспорен союз церкви и государства в борьбе с разинским движением - церковь предала Разина анафеме.

• • •

В 1673 г. патриархом стал Иоаким, бывший «испытанным специалистом по «работе» со старообрядцами» [42]. Характерна роль, сыгранная им в деле боярыни Морозовой. Подруга первой супруги Алексея Михайловича, представительница знатнейшего рода, она открыто сделала свой дом центром старообрядчества в Москве и долгое время пользовалась иммунитетом от царившей вокруг вакханалии преследований. Именно Иоаким - тогда архимандрит Чудова монастыря - покончил с оплотом старой веры. В ночь на 14 ноября 1671 г. Иоаким со своими людьми явился в дом Морозовой и распорядился заковать непокорную в кандалы. Вскоре её вместе с сестрой и подругой перевели в монастырское заключение. Все три, несмотря на уговоры, продолжали держаться старобрядчества. Патриарх Питирим полагал разумным освободить женщин: «Женское их дело; что они много смыслят» [26]. Иоаким придерживался иных взглядов. В конце 1674 г. к упорствующим староверкам были применены радикальные способы увещания: пытка на дыбе и плети. Не добившись успеха, Морозову решили сжечь, но тут не выдержало старомосковское боярство и обратилось к царю с протестом - Морозовы были одним из 16 высших аристократических родов московского государства, имевших право на наследственное боярство [33]. В 1675 г. три знатные узницы были уморены голодом (в то время, как сидевшая вместе с ними простая инокиня Иустиния всё-таки сожжена). Сохранились трогательные подробности смерти трёх женщин: они умоляли стражников: «Помилуй мя, даждь ми колачика!», в ответ же от имевших строгие приказания стражников слышали: «Боюсь» или «Не имею» [33]. Способ казни опять-таки христианский - без пролития крови.

• • •

Женка Федосья, обвиненная в порче, попала на костёр в 1674 году, в северном городе Тотьме. Перед казнью она заявила, что никого не портила, поклепала на себя не стерпев пытки [37]. В 1676 году в селе Сокольском очередным царским указом было повелено сжечь Панко и Аноску Ломоносовых, колдовавших с помощью кореньев: «Сокольскому пушкарю Панке Ломоносову и жене его Аноске дать им отца духовного и сказать им их вину в торговый день при многих людях, и велеть казнить смертью, сжечь в срубе с кореньем и с травы» [23].

В том же 1676 г. старообрядец инок Филипп, который наладил связи Аввакума с центрами раскола, «сожжён огнём бысть» в Москве [23]. В 1677 г. поп-старообрядец был сожжён в Черкасске, по приказанию атамана донского войска М. Самарина [20].

В 1681 году церковный Собор во главе с патриархом обратился к царю со смиренной мольбой: «Просим и молим соборно Великого князя Феодора Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, которые развратники и отступники, по многом церковном учении и наказании и по нашем архиерейском прошении их обращению истинного покаяния явятся противны, святой церкви непокорны, и таких противников бы указал Великий Государь Царь и Великий князь Фёдор Алексеевич, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, отсылать ко градскому же суду и по своему Государеву рассмотрению, кто чего достоин, указ чинить. И о том воеводам и приказным людям, в города и в села, которые ныне есть на воеводствах, послать грамоты, а впредь всем воеводам и приказным писать в наказы, чтобы то дело было под его Государевым страхом в твёрдости, а вотчинникам и помещикам, и их приказчикам, у кого такие противники есть и будут, потому же объявлять в городах архиереям и воеводам, а которые раскольники где объявятся и по посылкам архиерейским учинятся сильны; и им воеводам и приказным по тех раскольников посылать служилых людей» (т.е. солдат - Е.О.Ш.) [38].

14 апреля 1682 года были сожжены Аввакум и три его товарища по заключению: Феодор, Епифаний и Лазарь. В литературе часто упоминается мотивация приговора: «за великие на царские дом хулы», но она взята не из официального документа, а из записок графа А.С. Матвеева, написанных уже после 1716 г. [39]. Справедливо отмечается, что казнь последовала после решений церковного Собора 1681‑82 гг., предающих старообрядцев «градскому суду» [33, 44].

В сочинениях Аввакума сохранилось много сведений о сожжении старообрядцев. Иларион, стрелец, сожжён в Киеве. Полиект, священник, сожжён в Боровске («и с ним 14 человек сожгли»). Иван Юродивый сожжён в Холмогорах [40]. «В Казани никонияне тридцать человек сожгли, в Сибири столько же, во Владимире - шестерых, в Боровске - четырнадцать человек» [14].

В сожжениях старообрядцев до 1682 г. не сомневался Костомаров (реплики, вложенные им в уста участников старообрядческого восстания 1682 г.) - Хованский: «того и в уме своём не держите, чтобы вас по‑старому стали казнить, вешать и жечь в срубах!» [40].

Cпор о вере между староверами и никонианами у Ключевского: «На все вопросы патриарх отвечал одно: “Мы носим на себе Христов образ, и не вам, мирянам, нас учить!”. Раскольничий начётчик Павел Данилович, московский мещанин тихим гласом заметил на эти самоуверенные слова: “Это правда, владыка, что Христов образ носите и нам мирянам следует быть у вас в послушании, но Христос показал нам образ смирения, крепости и своими пречистыми устами сказал: "Посмотрите на меня, как я благ и смирен сердцем"”, а не учил людей он ни кострами, ни мечом. И властям нечего было ответить на эти уроки.» [40].

Ответ патриарха: «Мы за то вас мучим и жжём, что еретиками нас называете и церкви не повинуетесь» [41].

• • •

В начале 1682 г., кроме того, появился указ о создании Славяно-греческой академии, назначавший сожжения за многие виды религиозных преступлений [42]:

• «Из разных вер и ересей к нашей православной восточной вере приходящих и оную приемлющих, всех вписати в книги и отдати блюстителю училищ с учителями, дабы они их в хранении нашей православной веры и церковных преданий наблюдали, и кто из них како житие своё в ней препровождает, и крепко ли и цело ону и церковные предания содержит, известие имели. Аще же кто из новопросвещенных не цело храняй православную нашу веру и церковные предания явится, и такового в дальные наши грады, на Терек и в Сибирь ссылати. Аще же кто явится в держании своей прежней веры или ереси, из неё же пришёл есть к православной вере, а нашей веры в хулении, и таковый да сожжётся без всякого милосердия» (пункт 13).

• «И о сём им блюстителю со учительми тщатися крепце еже бы всякого чина духовным и мирским людям, волшебных и чародейных и гадательных и всяких от церкви возбраняемых и богохульных и богоненавистных книг и писаний у себя никому весьма не держати и по оным не действовати, и иных тому не учити. А у них же таковые книги или писания ныне суть, и оным таковые книги и писания сожигати, и никаких бы волхвований и чародеяний и гаданий впредь не держати. Такожде и неучёным людям свободных учений никому польских, и латинских, и немецких, и лютерских, и калвинских, и прочих еретических книг у себя в домах не держати и их, за неимением довольного рассуждения и ради в вере нашей усомнения, не читати, и нигде никому из оных еретических книг и их восточной нашей православной вере и церковным преданиям противных толкований состязаний не имети и подлогов не подлагати; зане обычай есть прелестникам, яко они, таковые подлоги подлагая, глаголют, еже они то творят не ради в вере и церковных преданиях усумнения, но чином наукотворного состязания (в порядке научного спора - Е.О.Ш.). И таковыя книги еретические сожигати или к блюстителю училищ и учителям приносити. Аще же кто сему нашему царскому повелению явится противен и отныне начнёт кто от духовных и мирских всякого чина людей, волшебные и чародейные и гадательные и всякие от церкви возбраняемые и богохульные и богоненавистные книги и писания у себя коим ни буде образом держати и по оным действовати, и иных тому учити, или и без писания таковая богоненавистная дела творити, или таковыми злыми делами хвалитися, яко мощен он таковая творити, и таковый человек за достоверным свидетельством без всякого милосердия да сожжётся. Аще же кто свободных учений неискусный имать польские, и латинские, и немецкие, и лютерские, и калвинские, и иные еретические книги в доме своём имети, и их читати, и из книг состязание имети, и подлоги на усумнения нашея восточныя веры и церковных преданий подлагати; и таковых предаяти казни, смотря по их вине, нещадно» (пункт 14).

• «Аще кто от чуждоземцев и русских людей при пиршестве, или во ином каковом ни буди месте, при достодолжных свидетелях, православную нашу христианскую веру или церковные предания хулити и укорительная каковая словеса о ней глаголати имать, и таковаго на суд во оном деле отдавати блюстителю училищ со учителями. И аще кто в хулительстве нашея веры, или церковных преданий во укорительных словесах по суду явится, или во отрицании призывания святых в помощь, и святых икон поклонения и мощей святых почитания обличится, и таковый без всякого милосердия сожжён да будет» (пункт 15).

Итак, указ о создании Академии обобщил все предыдущие законы о сожжениях вероотступников, держателей еретических книг, богохульников.

• • •

В начале же 1682 г. в Москве была сожжена Марфушка Яковлева, уличённая в наведении порчи на царя Фёдора Алексеевича [23].

Сохранность архивов не позволяет определить точное число казнённых в XVII в. Дореволюционный исследователь, изучавший историю ссылки в Сибирь этого времени, писал: «В Енисейске я предполагал было заняться осмотром старых бумаг тамошнего архива, но к сожалению узнал, что древние столбцы и прочие документы после двух пожаров все без исключения сгорели.
Так как сгоревшие древние документы помещались в Енисейском Рождественском монастыре, то я и решился осмотреть этот монастырь, с той мыслью, не узнать ли там каких-либо письменных и устных преданий. Предположение моё некоторым образом оправдалось; в монастыре я встретил презамечательную личность - это настоятельница монастыря игуменья Деворра. По словам Деворры, в острожных стенах Енисейска существовала обширная тюрьма … а в монастыре было устроено особое тюремное отделение с железными решётками для помещения преступниц женского пола … в острожской енисейской тюрьме содержалось очень много сосланных на вечное заточение за чернокнижество. Там был особый двор для казней и, между прочим, осталось в предании, что здесь сожжено было несколько человек на кострах, уличённых в знакомстве с нечистою силой» [43].

22 октября 1683 г. в Клину был сожжён старообрядец Варлаам, приговор ему вынесли светские власти в Москве [44]. В 1684 г. Софья подписала указ «… о наказании рассеивающих и принимающих ереси и расколы», если «… с пыток начнут в том стоять упорно же, а покорения святой церкви не принесут …» «… по троекратному у казни вопросу, будет не покорится, сжечь» [45].

Из сожжённых в 1684 г. известен старообрядческий проповедник Андроник. Приговор ему (от 8 апреля 1684 г.) гласил: «Того черньца Андроника за ево против святаго и животворящаго креста Христова и Церкви Ево святой противность казнить, зжечь» [46]. Андроник в чем‑то заслужил свою участь (проповедовал самосожжения), но казнили его именно за противность Церкви и порицание четырёхконечного креста, после отказа принести покаяние [46].

«Указные статьи о раскольниках» от 7 апреля 1685 года подтверждали: «Которые расколщики святой церкви противятся, и хулу возлагают, и в церковь и к церковному пению и к отцем духовным на исповедь не ходят, и святых таин не причащаются, и в домы свои священников со святынею и с церковною потребою не пускают, и меж Христианы непристойными своими словами чинят соблазн и мятеж, и стоят в том воровстве упорно: и тех воров пытать, от кого они там научены, и сколь давно, и на кого станут говорить, и тех оговорных людей имать и роспрашивать и давать им меж себя очные ставки, а с очных ставок пытать; и которые с пыток учнут в том стоять упорно ж, а покорения святей церкви не принесут, и таких, за такую ересь, по трикратному у казни допросу, буде не покорятся, жечь в срубе и пепел развеять» [47].

По свидетельству иностранцев, пасху 1685 года благочестивый патриарх Иоаким отпраздновал сожжением в срубах около девяноста раскольников [48]. Общее число пострадавших в допетровскую эпоху староверов неизвестно. В. Татищев, по свежим следам, полагал, что несколько тысяч: «Никон и его наследники над безумными раскольниками свирепость свою исполняя, многие тысячи пожгли и порубили или из государства выгнали. Которое вечно достойный памяти е.и.в. Пётр не именем, но делом и сущею славою в мире великий, пресёк и немалую государству пользу учинил» [49].

• • •

Патриарх Иоаким ненавидел иноверцев. В своём «Завещании» он оставил много добрых советов, как с ними следует обращаться:

• «Иноверцам еретикам костелов римских, кирх немецких и татарам мечетей в своем царстве и владении всеконечно не давать строить нигде …»
• «… молбищных бы по прелестям их сборищ еретических строити не давати места всеконечно, но которые здесь и есть близ или между христианских домов - и те бы разорити годно и должно яко диавольские сонмища» [50].
• Особенно энергичных мер Иоаким добивался против миссионеров: «… да повелевают царским указом: отнюдь бы иноверцы придя сюда в царство благочестивое вер своих не проповедовали, и в укоризну о вере не разговаривали ни с кем, и обычаев своих иностранных и по своим их ересям на прелесть христианам бы не выносили. И сие бы запретить им под казнью накрепко» [50].

На практике эти добродушные принципы были применены к проповеднику-квакеру Квирину Кульману и его единомышленнику Нордерману, сожжённым 4 октября 1689 года.

Сохранилось следственное дело Кульмана. Причины казни Кульмана в нём излагаются так: «Вор и богоотступник Квилинко Кульман, и, на Москве будучи, чинил многие ереси и свою братию иноземцев прельщал, и вызъяты у него многие еретические и богомерзкие и хульные книги и писма, по которым богомерзким и еретическим книгам прельщал многих людей иноземцев и учил той ереси; и в роспросе и с пытки во всех еретических делах винился, и по нашему великих государей указу, за то воровство он, Квилинко, с книгами и с письмами богомерзкими сожжён» [51].

Вина Нордермана, судя по следственному делу, заключалась в том, что он «того Квиринка и теперь за пророка, и за проповедника, и за великого человека имеет, что он человек учёный и во всех государствах бывалый» [51].

В письме матери Кульмана сохранились о последних минутах их следующие подробности, сообщённые ей из Москвы: «3 сентября вечером им (Кульману и Нордерману) сказали, чтобы они приготовились: завтра утром они будут освобождены. Но на следующий день в одинадцать часов утра их, как ложных пророков, привели из заключения на обширную городскую площадь, где уже приготовлен был из смоляных бочек и соломы небольшой домик [То‑есть сруб, обставленный снопами соломы и смоляными бочками]. И когда этих невинных людей повели на смерть, и не было около них никого, кто подал бы им утешение и не хотели дать им отсрочки, - они оба остановились и стали молиться, обративши глаза к небу. Когда же подошли они к домику и уже не видели себе спасения, тогда сын мой поднял руки и воскликнул громким голосом: “Ты справедлив, великий Боже! И праведны судьбы твои: ты ведаешь, что мы умираем ныне без вины”. И оба, утешенные, вошли в домик и тотчас же преданы были огню; но больше не слышно было никакого голоса». По другому известию, Кульмана и Нордермана спустили в сруб сверху, так что затем нельзя было их ни видеть, не слышать (Arnold: Kirchen-und-Ketzer-Historie. - S. 512). Живописец Генин (ещё один единомышленник Кульмана - Е.О.Ш.) не стал дожидаться подобной участи и отравил себя в тюрьме [52].

Был ли патриарх Иоаким причастен к делу Кульмана? Мнения историков разнятся.

По распоряжению Софии и патриарха Иоакима Кульман с Нордерманном были схвачены [53].

Горячо Иоаким боролся с иноверной пропагандой - католической и протестантской. Так, он запретил продавать и покупать иконы, написанные на бумажных листах, особенно «немецкие еретические», не без его участия в 1689‑1690 гг. был осуждён Квирин Кульман [54].

Другие авторы [55] считают, что раз следствие вела светская власть, следовательно, патриарх и церковь не имели к нему никакого отношения. Думается, что правы первые - напомним, что, по церковному праву расправу и должна была вершить светская власть. Донос на Кульмана первоначально был подан патриарху [56], следовательно именно он дал ход делу. Далее, за время дела Кульмана светская власть в России поменялась. Была свергнута Софья и её фаворит князь Голицын был сослан. Именно Голицын вёл следствие над Кульманом. Тем не менее, на участь Кульмана смена светских правителей никак не повлияла, он был сожжён уже после ссылки Голицына. Именно в то время, когда от лица молодых царей Кульману был вынесен смертный приговор, патриарх Иоаким пользовался особенным влиянием на светскую власть, т.к. он поддержал Петра против Софьи. Наконец, «Духовное завещание» Иоакима, призывающее запретить деятельность иностранных проповедников «под казнью накрепко», появилось именно в это время. 8 января 1690 г., по боярскому приговору, в срубе были сожжены два колдуна [57]. После этого сожжения, до того случавшиеся регулярно, надолго прекратились. Нельзя считать случайным совпадением, что именно в начале 1690 г. (17 марта) скончался патриарх Иоаким.

• • •

Сожжения XVIII века - любопытный пример российской отсталости от западной Европы, где в это время сожжения практически сошли на нет (за исключением Испании).

29 ноября 1714 г. в Москве на Красной площади в срубе сожжён еретик Фёдор Иванов, изрубивший икону. Приговор опять-таки подписан представителями светской власти (члены московской Сенатской канцелярии Я.Ф. Долгоруков и Салтыков). Но подстрекательскую роль сыграл Освящённый церковный собор во главе с местоблюстителем патритаршего престола Стефаном Яворским. Именно церковный Собор 24 октября 1714 г. отлучил еретика от церкви, предал проклятию и выдал для казни градскому суду [58]. Итак, очередной пример инквизиции.

В 1721 г. сожжён дьячок-богохульник Василий Ефимов. Ефимов устроил поддельное чудо, чтобы «были к поданию на устроение церковное преклонны». Затем признался на исповеди, но духовник не наложил на него никакой епитимьи. Тогда дьячок сам на себя донёс архиепископу. К Ефимову была применена первая статья Уложения 1649 г.: «вместо славы нанёс хулу имени Божью». Приговорён к сожжению, 19 декабря по императорскому указу сожжён. Синод зачем‑то настоял, чтобы сожгли и его уцелевшие после первой казни кости [59]. Снова взаимодействие духовной и светской власти. Кроме того, было применено Уложение 1649 г., принятое в своё время при активном участии церкви.

В 1721 году был казнён посадский Иван Орешников за то, что он хулил бога и царя. Первоначально богохульника предполагалось сжечь (на основании Уложения 1649 г.), но Пётр заменил сожжение на отсечение головы [60].

В дневнике немецкого камер-юнкера Берхгольца передан следующий рассказ о казни: «2 октября 1722 года … О невообразимой жестокости русского народа посланник Штамке рассказывал мне ещё одну историю, которой за несколько лет в Петербурге сам был свидетелем. Там сожгли заживо одного человека, который во время богослужения палкой вышиб у епископа из рук образ какого‑то святого и сказал, что по совести убеждён, что почитание икон есть идолопоклонство, которое не следует терпеть. Император, говорят, сам несколько раз ходил к нему во время содержания под стражей и после произнесения приговора и уверял его, что если он только скажет перед судом, что заблуждался, ему будет дарована жизнь, даже не раз отсрочивал исполнение казни; но человек этот остался при том, что совесть не позволяет ему поступить так. Тогда его поставили на костёр, сложенный из разных горючих веществ, и железными цепями привязали к устроенному на нём столбу с поперечной на правой стороне планкой, к которой прикрепили толстой железной проволокой и потом плотно обвили насмолённым холстом руку вместе с палкой, служившей орудием преступления. Сперва зажгли эту правую руку и дали ей одной гореть до тех пор, пока огонь не стал захватывать и далее и князь-кесарь вместе с прочими вельможами, присутствовавшими при казни, не приказали поджечь костра. При таком страшном мучении преступник не испустил ни одного крика и оставался с совершенно спокойным лицом, хотя рука его горела одна минут семь или восемь, пока наконец не зажгли всего возвышения. Он неустрашимо всё это время смотрел на пылавшую свою руку и только тогда отвернулся в другую сторону, когда дым уж очень стал есть ему глаза и у него начали гореть волосы. Меня уверяли, что за несколько лет перед тем брат этого человека был сожжён почти таким же образом и за подобный проступок» [61].

Достоверность сообщений Берхгольца у российских историков сомнения не вызывает - с первой публикации они отмечали его беспристрастность, добросовестность, бесхитростность, точность описаний (Н. Устрялов, Н. Павлов-Сильванский, В. Наумов). Следует иметь в виду, что дневник писался для себя и был опубликован уже после смерти автора [61]. С другой стороны, информация из вторых рук. Трудно, однако, допустить, чтобы Штамке стал неизвестно зачем обманывать соотечественника. Современная исследовательница д.ист.н. Е.Б. Смилянская не сомневается в точности описания казни [62].

Были и сожжения колдунов: 1702 г. - монаха Саввино-Сторожевского монастыря Дионисия за колдовство и богоотступничество, 1720 г. - Минку Буслаева «со товарищи» за порчу [63]. Видимо, в 1720 г. сожгли не менее трёх человек.

Подробности дела Дионисия даже можно было бы признать забавными, если бы не страшный финал: «В следственных материалах по делу Дионисия Грека читаем: “По тем письмам Отца и Сына и Святаго Духа отрицался и крест под пятою носил и призывал в помощь Сатану и бесов, да те письма над питьём чол и для блудного дела девкам пить давал и сам пил”. Всему этому безобразию Дионисия Грека научил Дионисий Кобыла. Чтобы убедиться в действенности колдовства, они пошли к бобылю Семену Черному с намереньем склонить к блуду двух его дочерей, напоив их наговоренным вином. Девки со старцами “блудно дело творить не пожелали». Раздосадованный Дионисий Грек даже «бранил матерны” Дионисия Кобылу, “что он по тем письмам имя Божие хулит и Диавола призывает, но по тому его призыву ничего не делаетца”. А Дионисий Кобыла оправдывался и приводил примеры, когда заговор сработал и девки на блуд согласились» [64].

Пять сожжений за 25 лет - это немного (сравните с вышеприведенными данными за 1666‑1690 гг. - одних раскольников сотни плюс регулярные казни за колдовство). Поэтому было бы глубоко ошибочным думать, что казнь через сожжение - следствие воздействия на Петра западных стран (в ставшей для него образцом Голландии сожжений не было вовсе). Сожжение Ефимова - исполнение российского законодательства XVII века. Сожжение Орешникова Пётр заменил на отсечение головы. Сожжения, описанного Берхгольцем, царь всеми силами стремился избежать. Осуждения Ф. Иванова добился Освящённый Собор.

• • •

Следующая вспышка религиозного террора пришлась на правление Анны Иоанновны. Жесткость правительства Анны Иоанновны в отношении религиозных преступников наглядно демонстрирует указ о наказаниях за волшебство от 25 мая 1731 года: «Ежели впредь кто, гнева Божьего не боясь и сего Ея Императорского Величества указу не страшась, станут волшебников к себе призывать, или к ним в домы для каких волшебных способов приходить, или на путях о волшебствах разговоры с ними иметь, и учению их последовать, или какие волшебники учнут собою на вред, или мняще, якобы на пользу кому волшебства чинить; и за то оные обманщики казнены будут смертию, сожжены; а тем, которые для мнимой себе душевредной пользы, станут их требовать, учинено будет жестокое наказание, биты кнутом, а иные, по важности вин, и смертью казнены будут» [65].

Указ, видимо, не очень строго соблюдался. Но есть немало известий о смертных казнях за другие религиозные преступления.

1730 г. - приговорены к сожжению за богохульство 19‑летний солдат Филипп Сизимин и дворовый Иван Столяр [62].

1732-34 гг. - дело секты христоверов - «хлыстов» (искажённое противниками «Христы»; по учению секты Божий сын Христос воплощается не один раз, а постоянно - Христами называли себя главы секты). По доносу некоего разбойника Караулова в Москве были арестованы больше сотни сектантов. Четыре человека - в т.ч. почитаемая христоверами как богородица, монахиня Анастасия (Агафья) Карпова - были казнены, 116 обвиняемых биты кнутом и сосланы [54].

1732-36 гг. - дело об одном из русских «Фаустов». В 1732 г. жена симбирского посадского знахаря Якова Ярова донесла на своего мужа, что видела, как он «по книгам своим еретическим чинил еретичество и молился на запад левою рукою ниц»; а когда она была беременна, якобы, говорил: «Ежели родит, чтобы того младенца отдать крестить отцу ево Сатанаилу». Сам Яров на допросе в Симбирской ратуше винился, что, найдя «приворотную к блуду» книжку в 1723 г. отрёкся от Христа, призвал Сатану, неких еретиков Дионисия и Варлаамия и назвал себя их рабом. Хотя дальнейшие показания были противоречивы, Ярова, так и не принесшего церковного покаяния, сожгли 18 марта 1736 года [66].

1738 г. - две женщины были сожжены в срубе за то, что во время литургии выплюнули святые тайны - суд сослался на Соборное Уложение 1649 г. [62].

1738 г. - протопоп Иван Федосьев был казнён за то, что в пьяном виде заявил: «Что мне Богородица, я с ней трижды сквернодеяние учиню (и выговорил прямо народным речением)» [62].

1738-40 гг. - дела о переходе в иную веру стоили жизни четверым преступникам, трое из которых были сожжены. Об этом подробнее.

В 1738 году еврей Борух Лейбов ухитрился обратить в иудаизм флотского капитан-поручика Александра Возницына. Возницын даже совершил обрезание и был изобличён в вероотступничестве собственной супругой. Та подала донос и, по высочайше утверждённой резолюции сената, Лейбов и Возницын были сожжены: «… обоих казнить смертью, сжечь, чтобы другие смотря на то невежды и богопротивники от христианского закона отступить не могли (как Возницын) и таковые прелестники, как и оный жид Борох, из христианского закона прельщать и в свои законы превращать не дерзали» [67].

Благочестивая вдова, кроме законной части из имения мужа, получила ещё сто душ с землями «в вознаграждение за правый донос» [68].

Тойгильда Жуляков - в 1738 г. был сожжён за то, что он, «крестясь в веру греческого вероисповедания, принял снова магометанский закон и тем не только в богомерзкое преступление впал, но яко пёс на свои блевотины возвратился и клятвенное своё обещание, данное при крещении презрел, чем Богу и закону его праведному учинил великое противление и ругательство». Казнь была совершена «при собрании всех крещёных татар», «на страх другим таковым, кои из магометанства приведены в христианскую веру» [69].

Каковы же были причины такого благочестия? Вероятны два объяснения. Стремление 20 лет прожившей в Курляндии императрицы и её немецкого окружения подчеркнуть свою приверженность русским обычаям. Продолжение политики Петра I, для которого преступления против веры были, прежде всего, государственными преступлениями.

А как же реагировала церковь? По оценке Н. Костомарова: «Как ни сурово относилось правительство Анны Ивановны к расколу и к религиозным заблуждениям, но оно всё-таки было мягче и снисходительнее, чем того желали некоторые ревностные духовные сановники. Так, например, в 1737 году рязанский архиерей доносил синоду, что ему при его старости трудно разглагольствовать с раскольниками, и находил, что лучше бы смирять их постом и плетьми. На это он получил такой ответ: «Надобно раскольников наставлять по‑пастырски, словом учительским, и за трудность оного не почитать, ибо всякое дело труду есть подлежательно, а кольми паче надлежит приложить труд свой о человеке, гиблющем душою, к чему его преосвященство призван и таковым характером почтён» [70].

Д.ист.н, профессор Е.В. Анисимов также отмечает, что жесткость государственной религиозной политики отставала от требований духовенства: «Церковники консервативного толка усматривали основное зло бироновщины как раз в усилении веротерпимости. В первых проповедях после переворота 25 ноября 1741 г. (приведшего к власти Елизавету - Е.О.Ш.) мотив борьбы с ересью, наводнившей Россию, стал одним из важнейших» [71].

О каких-либо возражениях церкви против религиозных репрессий неизвестно. Принимали активное участие духовные отцы и в светском терроре. Именным указом Анна Иоанновна укорила духовенство за частые безосновательные доносы, пригрозив ложным доносчикам лишением сана и ссылкой [72]. Но одобрения именно сожжений мы со стороны деятелей церковных не встречаем. Более того, женщин, сожжённых в 1738 г. светским судом, Синод, перед этим, приговорил только к покаянию. Правда, местные светские власти, приговорившие женщин к сожжению, исполняли всё то же Уложение 1649 г., ответственность за принятие которого лежит на церкви. Кроме того, женщины были арестованы по донесению сибирского архиепископа [73].

• • •

В 1743 г. сенат приговорил к сожжению вероотступника Несмеянко-Кривого. Последний не только отрёкся от православной веры и снял с себя крест, но и расколол икону. Ссылка на приговор сената в истории С. Соловьева под 1743 годом. В 1744 г. императрица Елизавета распорядилась представлять ей на подпись все смертные приговоры и ни одного из них не утвердила [74].

О том, что их заменило, даёт понятие один приговор того же года. В 1744 г., по указу Синода, в Соловецкую монастырскую тюрьму заключили матроса Никифора Куницына, дабы «за богоотступное своеручное его письмо, каково писал на князя тьмы, содержать его в вечных монастырских до смерти его никуда неисходных трудах и что за такое его тяжкое пред Богом согрешение во всю свою жизнь приносить Господу Богу покаяние, приходя с работы в церковь ко всякому славословию по вся дни» [75].

Во времена Елизаветы М.В. Ломоносов написал сатирический «Гимн бороде», в котором насмешливо отозвался о таком богословском аргументе, как сожжение в срубе [76].

Последнее известное сожжение произошло в 70-е гг. XVIII в. на Камчатке, где в деревянном срубе сожгли колдунью-камчадалку. Руководил казнью капитан Тенгинской крепости Шмалев и, к сожалению, «сей достойный варварских времён поступок, совершённый в царствование премудрой и человеколюбивой императрицы (Екатерины II - Е.О.Ш.), сошёл Шмалеву с рук даром» [77].

Уже в 1792 г. были приговорены к сожжению несколько духоборов, но помилованы ссылкою в Сибирь [78].


1 из 2
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Ответить
 

Вернуться в «История христианства»