Что такое наука?

Совместимы ли наука и религия? Может ли учёный быть христианином?

Что такое наука?

Сообщение FontCity » 21 апр 2011, 13:53

Научное знание о тварности мира
Михаил Шугаев


Религиозное и научное знания о природе и строении нашего мира существуют с давних времен. Материализм появился в древней Греции. Хотя зачаточное состояние науки уже известно в Египте, Вавилонии. Но развитие научного знания, в отличие от религиозного, шло неравномерно: взрыв античности, затем почти две тысячи лет средневекового затишья и опять взрыв, начиная века с 17-го.

Взрывные успехи наук в античности связаны с применением феории как метода (внутреннего созерцания Бога, ибо Истина или сущность вещей, как считали греки, а в ней и благо, не доказуется, а показуется) для познания строения нашего мира. Античные греки на сотни лет опередили средневековых мыслителей, создав две замкнутые и совершенные модели нашего мироздания, актуальные и в настоящее время.

Основатель материалистической традиции Демокрит, как известно, учил, что всё в мире состоит из атомов и пустоты. Здесь не только утверждение о существовании предела делимости материи, но важнейший метафизический принцип, согласно которому всё сущее суть агрегаты различной степени сложности. Такой подход получил название редукционизма. Здесь любое целое в конечном счёте сводится к сумме своих частей. Части предшествуют целому. Вселенная по Демокриту - система совокупности атомов.

Платон предложил принципиально иной - холистический - взгляд на мир. Он, конечно, прекрасно понимал, что среди окружающих нас вещей агрегатов более чем достаточно. Но Платон постулировал существование таких уникальных бытийных объектов, принцип устройства которых прямо противоположен агрегатному. В них целое предшествует своим частям и определяет их свойства.

Целостность, по Платону, - фундаментальное свойство, не сводимое ни к какому взаимодействию частей. Объекты, в которых это свойство проявляется с наибольшей полнотой и наглядностью, Платон называл Целое. По-гречески это слово звучит как холон. Демонстрационным образцом холона для Платона служит живое существо. Вселенная по Платону - есть холон холонов, сознание есть также холон.


I. Научные методы познания

Активизация науки в средине XVII века связана с именами Галилея и Ньютона. Галилей и Ньютон отказались от слишком самонадеянной веры в способность человеческого разума постигнуть сущность вещей и адекватно выражать её в содержательно осмысленных понятиях. Сущность вещей становится непроницаемым объектом (ноуменом). Процедура отношения, в котором сущность природных явлений выносится за скобки, так что в результате остается лишь форма, и составляет суть процедуры измерения, когда два однородных объекта или процесса соотносятся друг с другом, в результате чего появляется число (например, сравниваемая масса металлического и жидкого тел выражается в граммах или килограммах). Исследователь познает ни природу в своей сущности, а лишь проекцию природы на плоскость отношений. Математически точная формулировка научной гипотезы и полное отсутствие уверенности в её соответствии объективной реальности. Развитие метода привело к требованию независимой регистрации при повторении условий эксперимента ранее зафиксированного процесса или явления и ограничением сферы деятельности науки нетрансцендентными (способными к воспроизведению независимым наблюдателем) воздействиями.

Успехи объективного метода познания и честный труд учёных во второй половине прошлого столетия привели к доминированию редукционизма и атомистических позиций.

Начало ослабления редуктивизма начинается с венского кружка, поставившего задачу по демаркации науки и ненауки, проведении граничной линии, формулировки различий - как надо отличать науку от религии, философии, хиромантии и т.д. Чем наука должна выделяться? Как должен работать учёный, чтобы являться представителем научного знания? Основные положения членов венского кружка были известны и используемы любым работающим учёным.

Считая, что научное знание - это то, что может быть выведено из опыта или сведено к опытным данным и научный процесс - верификация. От опыта через верификацию восходим к теории. Опыт - некоторые протоколы, фиксированные результаты исследований. Опытные утверждения, оказалось, делятся на 2 класса: естественные и диспозициональные. Естественное высказывание - высказывается утверждение и его можно проверить наблюдением («мел лежит на столе»). Диспозициональное высказывание: «мел растворим в соляной кислоте». Имеется сослагательное наклонение («если бы я опустил мел в соляную кислоту, то он бы растворился»). Это высказывания о свойствах вещей («мышьяк ядовит»). Результаты изучения стройности здания науки и создания чётких демаркационных линий привели к неожиданным для учёных выводам. Сначала выяснилось, что утверждения с диспозициональными высказываниями не выводимы из и не сводимы к утверждениям с естественными высказываниями.

Кроме того, не только опыт определяет теорию, но и наши представления (теоретическая нагрузка) влияют на понимание опыта. Пример - история электричества. Раньше считали, что янтарь притягивает лёгкие тела, так как представление было о силе.

Любая теория строится не для реальных ситуаций, а для идеальных объектов (абсолютно твёрдое тело и т.п.). Любая теория неприменима, даже самая простая, так как неизвестно, где ошибка: в теории или из-за неидеальности объектов. Поэтому, на реальном опыте нельзя опровергнуть идеальную теорию, или, скажем так, сложно, если и возможно. Кроме того, сам опыт базируется на другой теории, и если он опровергает что-то, то в которой теории ошибка?

А потом, наука - это система, из которой нельзя вытаскивать отдельную теорию, чтобы не рухнуло всё вообще (принцип Дюргейма-Куайна).

Общий вывод Венской группы - научное знание не является стройной системой знаний, полученных из экспериментальных данных. Возник кризис философии науки.

Решено было переформулировать вопрос. Не «как нужно строить науку», а «как на самом деле всё происходит», «как объективно развивается наука»? И «что же такое наука»? Если науку нельзя сводить к теории и опыту или выводить оттуда. Один из ответов на этот вопрос принадлежит Т. Куну, написавшему труд «Структура научных революций» и построившему первую структуру науки.

Кун разделил всё на 4 типа:

• 1 тип - общие утверждения;
• 2 тип - математически сформированные законы природы, входящие в состав теории;
• 3 тип - образцы решённых задач;
• 4 тип - ценностные установки.

Все эти типы - элементы т.н. дисциплинарной матрицы, детализирующей программную парадигму.

Учёный запрограммирован в среде своей парадигмы, пытается всё втиснуть в свои представления. Именно такая «нормальная наука» развивается наиболее быстро. Учёный в её рамках решает своеобразные задачи-головоломки. Заранее известно, что решение существует, известен характер решения, известны методы, только единственная преграда - высокая сложность. Это называется «куматоидным явлением» (как волна) - когда носители (атомы) сами не участвуют явно в самом явлении (не двигаются вместе с волной) подобно самому явлению. Наука получается «социальным куматоидом».

После доказательства теоремы Геделя стало очевидно, что научные доказательства в конечном счёте условны, не абсолютны. Даже математические доказательства являются лишь несомненными выводами из положений, которые принимаются за истинные. В большинстве же случаев научные доказательства суть вероятные выводы из вероятных положений. При этом вероятность тем меньше, чем сложнее предмет обсуждения.

Неудавшаяся попытка группы под псевдонимом «Н. Бурбаки» систематизировать математические основы после теоремы Геделя показала, что даже математика в начале 3 тысячелетия - несистематизированная наука, имеющая громадную кучу неопределённостей, неоднозначностей и противоречий. То же самое, естественно, относится и ко всем остальным разделам науки (на сегодняшний день насчитывается более 5000 специализированных наук).

Коротко результаты по систематизированию научного знания венской группой можно сформулировать как:

научное знание не является стройной системой истин, полученных из экспериментальных данных;
научное знание является несистематизированным знанием, имеющим громадную кучу неопределённостей, неоднозначностей и противоречий.

В конце нашего столетия, редукционизм ещё очень влиятелен, но стратегические позиции его ослаблены. И тому есть серьёзнейшие научные основания. Существование фундаментально целостных объектов, холонов, доказано экспериментально. Именно те объекты, которые физики, экспериментально обнаружив, поначалу интерпретировали как атомы, есть на самом деле самые простые системы, проявляющие свойства холонов.

Кроме того, отсутствие в природе нашего мира неделимого «кирпичика» мироздания (после 100 лет активного экспериментального поиска) нанесло демокритовской модели Вселенной несокрушимый удар. Долгая, честная и кропотливая работа многих поколений учёных наконец начала приносить добрые плоды. В парадоксальной ситуации на пороге тысячелетий оказалась биология. С одной стороны эволюционная теория Дарвина признана официальной доктриной современной академической науки. Она лежит в основании того, что принято считать научной картиной мира. Это тема стандартных университетских курсов и билетов на школьных экзаменах. С другой стороны «Хотя в пользу теории эволюции собран Монблан фактов, против неё говорят Гималаи фактов» (афоризм Любищева). Современные достижения генетики и биохимии свидетельствуют о несостоятельности и основных теоретических посылок дарвинского эволюционизма:

1. Концепция постепенных изменений противоречит известным биологическим фактам.
2. Многообразие форм живого следует изображать не непрерывно ветвящимся генеалогическим деревом, но многомерной матрицей, устроенной так, что различные её клетки могут быть достигнуты различными путями.
3. Согласно современным оценкам (сторонников эволюционной теории) значение вероятности появления одного гена один раз за всю историю Земли, лежит между 4.3х10-109 и 1.8х10-217 (возраст Земли для сравнения 3х1014 сек).


II. Проблема идеальных и реальных тел.

Отказ от слишком самонадеянной веры в способность человеческого разума постигнуть сущность вещей и адекватно выражать её в осмысленных понятиях оставил сущность вещей непроницаемым объектом (ноуменом) для объективного метода исследований. Модельный подход, основанный на упрощённой замене реального тела или процесса его моделью или идеальным телом, применимым на интересующего учёного области действия, неожиданно получил широкое распространение и привёл к появлению законов, гипотез, теорий. Взятые из головы математические модели, оказалось, удивительно хорошо описывают внешний мир и позволяют иногда получать результаты, обладающие предсказательной силой. Но с другой стороны недостаток модельного подхода - существование неразрешимой проблемы идеальных тел и реальных тел. Любые научные теории, гипотезы (квантовая механика в том числе) основаны на модельных представлениях и идеальных телах.

Сущность проблемы идеальных и реальных тел можно проиллюстрировать на примере модели идеального кристалла.

Одна из самых распространённых в физике моделей - идеальный бесконечный или конечный кристалл, такое приближение наиболее часто используется в качестве модели твёрдого тела.

Решение задачи о разрушении такого тела хорошо иллюстрирует то, что представление о твёрдом теле, как однородном кристалле является всего лишь моделью, имеет ограниченную область применения и распространение модели за область применения ведёт к результату, полностью противоположному опыту и экспериментам.

Разрушение такого твёрдого тела - разрыв межмолекулярных или межатомных связей. При любом внешнем воздействии происходил бы отрыв пограничных атомов при превышении энергии воздействия энергии связи, т.е. происходило бы испарение материала до полного разложения на атомы или молекулы. Если сдавливать или разрывать такой кристалл, получим расплав при сдавливании и отдельные оторванные атомы при разрыве. В таком теле никогда бы не смогла образоваться трещина, Невозможно было бы механически разрезать тело на две или более частей. Традиционные уравнения, использующиеся для описания процессов разрушения (упругости и превышение напряжений и деформаций их критического значения) были бы не применимы, т.к. в идеальном сплошном кристалле всё однородно и разрушение сначала произойдёт на границе (т.к. энергия связи ниже у крайнего атома) и будет иметь всегда пограничный механизм. Однако на опыте разрушение реальных твёрдых тел происходит через трещинообразование, не имеет пограничного характера и не приводит к его испарению. Приведённый пример говорит нам о том, что представление о твёрдом теле как об идеальном кристалле является только моделью, и, как любая модель, имеет свою ограниченную область применения. Использование модели вне её области применения приводит к результатам, противоположным опыту и экспериментальным данным.

Каким же образом и за счёт каких законов достигается непротиворечивое соответствие идеальных модельных теоретических посылок с экспериментальными результатами, полученными при работе с реальными телами нашего мира?

В работе [4] показано, что такое соответствие достигается благодаря действию философского принципа или закона соустроенности человека и мира, созданных единым Творцом.

В практическом применении к примеру разрушения твёрдых тел для объяснения природы и законов реального разрушения принято дополнять модель идеального кристалла присутствием дислокаций, флуктуаций, неоднородностей, микротрещин, внутренних деформаций и напряжений, которые и ответственны за реальное разрушение. Наличие в реальных телах таких дефектов совершенно не следует из знаменитого курса теоретической физики Ландау и Лившица и не ясно, какие законы физики их формируют и обеспечивают их существование.

Наоборот, существующие силы гравитационные и электромагнитные, не могут формировать дефекты, т.к. они зависят от расстояния между атомами (R^2), массы атома (m) и количества общих электронов (е). В твёрдом теле силы, действующие на каждый атом, равны. Объёмы, которые занимают атомы, должны быть пропорциональны силам, а это значит - быть однородными и без дефектов, флуктуаций и пр.

Из-за отсутствия сил, которые формируют блоки и дефекты, использование модели идеального кристалла принято как базовое в теориях разрушения. Однако единой математически количественной оценки влияния дислокаций, микротрещин и прочих упомянутых факторов на разрушение не существует. Просто экспериментально измеряется величина параметра (например, прочности) тела и её значение применяется в дальнейшем для расчёта и решения задач о разрушении. Такой подход позволяет теориям, не вступая в противоречия с основами физики, объяснять экспериментально регистрируемые результаты наличием микротрещин и дислокаций в реальных телах.

Но далеко не для всех процессов даже в реальных твёрдых телах возможно использование модели идеального кристалла. Для реального блочного строения твёрдых тел, возникновения и распространения трещин [3], отсутствия кристаллизации (в понятии твёрдых кристаллов) и возможности наличия только «жидких» кристаллов при использовании кинетической теории в расчетах на ЭВМ, эффекта памяти металлов [7] не удаётся создать хорошую теорию за более чем 70-летнее существование модели идеального кристалла, а в некоторых случаях не представляется возможным в принципе на базе такой модели.

В такой ситуации принято комментировать отсутствие теории физической сложностью процесса и перспективой получения теории в будущем. В трудах теоретиков твёрдого тела такие проблемы просто не упоминаются.

Честные экспериментаторы, иллюстрируя проблему реальных и идеальных тел, доверяя своим опытам более, чем существующим теориям, медленно создают новые идейные представления. В частности, для земных горных пород такие представления были высказаны академиком М.А. Садовским в начале 80-х годов. Согласно этим представлениям земные породы представляют собой структуры, состоящие из иерархии блоков мозаики, зёрен, блоков карьера, тектонических плит. В работе [2] опубликовано большое количество экспериментальных результатов, подтверждающих такую точку зрения. Кроме того, с распространением компьютеров и при широком использовании рентгеновских методов изучения строения минералов и металлов (например, в [3]) стало ясно, что в любом теле существуют блоки порядка 100-1000 атомов или 0,1-10 микрон, внутри которых достаточно хороший структурный порядок. Между блоками в межблочном пространстве порядок относительный. Вопрос о силах, создающих такие блоки, и природе таких сил не имеет ответа с точки зрения современной физики.

Вопрос - «как классифицировать состояние межблочного пространства и объёма, занятого потенциальными трещинами?». Кристаллический порядок в них относительный, энергия и объём, приходящийся на 1 атом, выше, чем в кристалле. Рядом в равновесии находятся кристаллы размером порядка 1000 межатомных расстояний. Что находится в объёме микротрещины: вакуум, жидкость, газ? Какие уравнения описывают такое равновесие? Заданные вопросы не имеют на сегодняшний день достойных теоретических обоснований.

Постоянный конфликт экспериментаторов и теоретиков в науке, таким образом, можно сказать, формирует новые научные представления и является в общем-то для честных учёных источником получения нового научного знания. Оказывается, некоторые следствия проблемы идеальных и реальных тел служат стимулом для развития научных представлений.


III. Тепловое движение, флуктуации, возмущения.

В свете проблемы идеальных и реальных тел особый интерес вызывают понятия флуктуаций и возмущений в науке. Наука неожиданно обнаружила, что введённое для описания человеческого воздействия понятие возмущения необходимо и в случае отсутствия человека.

Понятие флуктуаций ещё интереснее - это самое уникальное понятие в науке. Известные на сегодняшний день фундаментальные силы и взаимодействия носят симметричный характер и их действие не только не вызывает флуктуаций, но и препятствует возникновению флуктуаций. Не существует единиц измерения флуктуаций. Существующая статистическая интерпретация флуктуаций не в состоянии пролить свет на природу возникновения флуктуаций, область её действия - подсчёт вероятности флуктуаций или концентрации дефектов (в твёрдом теле). Рассматривая природу флуктуаций, с уверенностью можно сказать только о связи понятия флуктуаций и реального внутреннего движения в системе или структуре. С учётом отказа от изучения истинной природы вещей (ноуменов) наука пришла к необходимости искусственного введения понятия флуктуации в науку (термодинамику в том числе). В рамках научных теорий, активно использующих понятие флуктуации, принято просто не уточнять природу флуктуаций и не говорить о ней.

Однако на такое уникальное понятие сегодняшний редуктивизм возлагает и уникальную ответственность. Флуктуации ответственны в современном редуктивизме за:

1. Возникновение нашего мира.
2. Отсутствие тепловой смерти Вселенной, следующей из второго начала термодинамики.
3. Неравномерное распределение вещества во Вселенной на всех уровнях иерархии.
4. Конкретные реальные размеры Солнца, Земли (например, радиус 6400 км).
5. Конечные размеры и блочность в реальной земной иерархии структур нашего мира.
6. Атмосферные осадки, месторождения полезных ископаемых и пр. неоднородности вещества на Земле.
7. Последовательность флуктуаций ответственна за образование органических соединений.
8. Ряд последовательных флуктуаций ответственен за образование гена и жизни.

Обладание такой уникальной ответственностью в современных редуктивистских теориях и гипотезах и полное отсутствие научного знания о природе флуктуаций только условно - нематематическая связь с внутренним движением системы или структуры.

Количественные статистические методы расчёта равновесного числа флуктуаций, как и статистические методы определения средней равновесной температуры больных в больнице, сущность связи флуктуаций и реального внутреннего движения могут только исказить. Для сторонников неравновесной термодинамики брюссельской школы Пригожина сообщаю, в работе О. Петренко [6] показана несостоятельность сформулированной данной школой теории образования структур в неравновесных процессах и подмена понятий. Например, в эксперименте по термодиффузии, который приводится в литературе в качестве исходного пункта концепции брюссельской школы, процессу диффузии была ошибочно приписана роль источника упорядочения, в то время как истинной причиной возникновения порядка служили внешние воздействия.

Отсутствие чёткой грани между понятиями флуктуаций и возмущений позволяет в данном случае интерпретировать понятие внешнего воздействия в обобщённом понимании флуктуацией.

Невозможно в рамках проблемы идеальных и реальных тел оставить без внимания и ещё один элемент, характеризующий внутреннее движение в системах или структурах, - тепловое движение. Современная наука также не уделяет ему много внимания, и не существует гипотез или теорий, сообщающих закономерности теплового движения. Кроме общепринятого заявления: «атомы и молекулы в газах, жидкостях, твёрдых телах совершают сложное совместное тепловое движение».

Но тепловое движение присуще любому земному телу и структуре. Его наличие объединяет всю природу нашего мира и является неотъемлемой частью каждого из существующих разнообразнейших тел и структур на Земле. Одно из самых достоверных научных знаний, полученных с помощью объективного метода исследований, заключается именно в наличии внутреннего теплового движения в любом земном теле или структуре.

Изложенные в школьных учебниках модели идеального газа и идеального кристалла, имеющие ограниченную сферу применимости в отсутствие указания области действия модели и отсутствие общего ознакомления школьников с проблемой идеальных и реальных тел приводит к возникновению стандартного заблуждения относительно отсутствия внутреннего структурного теплового движения атомов и молекул в газах и жидкостях, твёрдых телах. Сложившиеся на основе идеальных моделей представления о тепловом движении только в виде поступательного движения атомов и молекул в жидкостях и газах не соответствует реальному тепловому движению. Фазовые переходы «газ - жидкость», «жидкость - твёрдое тело», имеющие локально мультицентричный (очаговый) характер, демонстрируют недостатки моделей при описании реального теплового движения.

Реальное тепловое движение и в газах, и в жидкостях, и в твёрдых телах имеет совместный сложный (колебательный или одновременно вращательно-поступательный характер). Невозможно записать формулу или закон, описывающие такое движение даже для одного атома или молекулы. Создание квантовой механики и её успехи в изучении внутреннего строения атома и микромира, тем не менее, не позволили достоверно записать реальную траекторию теплового движения хотя бы одного атома.

Тепловое движение, общее для всех тел нашего мира, для каждого тела или структуры имеет внутренний характер и, учитывая его коллективный характер, индивидуально для каждого тела. Например, любой экспериментатор-физик знает, что не существует два абсолютно одинаковых образца горных пород, обладающих одинаковой массой, размерами, плотностью.

Что касается дел рук человеческих, - различие более тонкое, но существует. Человек не в состоянии создать атом или молекулу (из ничего), он может только трансформировать имеющиеся на Земле. В результате все произведения человека - трансформация существовавшего до вмешательства человека теплового движения. В представлениях современной физики именно тепловое движение, присутствующее и являющееся неотъемлемой частью (остановить невозможно) любой земной структруры или тела, заключает в себе то, что Аристотель назвал эйдосом, Кант - ноуменом, Лейбниц - монадой, о. Кирилл (Копейкин) - Логосом.


IV. Логосная (информационная) природа нашего мира

Возвращаясь к истории создания объективного метода изучения окружающего мира, нельзя не обратить внимания на возникновение одновременно с научным методом метафизики. Отказ от изучения ноуменов наукой создал предмет метафизики на грани религиозного и научного знания - описание особенностей ноуменов.

В первую очередь метафизика необходима учёным, имеющим представление о «внешности» научного знания, для получения дополнительной информации о строении природы в процессе научного поиска и создания хороших теорий. Не случайно одна из классических теорий принадлежит Лейбницу. Лейбниц полагал, что наш мир несёт отпечаток некой двойственности. С внешней стороны наш мир представляет собой инертную материю, законы движения которой описываются обнаруживаемыми естествоиспытателями механическими закономерностями. С другой стороны, в природе есть сокрытая от внешнего наблюдателя, некоторая внутренняя активность, вложенная в неё при сотворении Богом. Подлинные сущие единицы бытия, сущность которых выражается не в протяжённости, а в деятельности, Лейбниц называл монадами. В работе [4] указан недостаток онтологии Лейбница - отсутствие возможности взаимодействия монад. В развитии идей Лейбница предложено обозначать их логосами, которые обладают возможностью взаимодействовать с другими логосами. В таком случае и сам процесс Творения Богом логосов можно рассматривать как процесс высказывания их вовне. Высказанные логосы обладают иерархической связью, являются командой Творца для творения и материи. Для иллюстрации можно сказать, что, например, объекты, которые наука классифицирует как волно-частицы (например, фотоны), являясь ноуменами, согласно объективного метода исследований, обладая объёмом, частотой или периодом колебаний, могут являться и скорее всего являются логосами.

В предыдущем параграфе была показана связь понятий флуктуаций, возмущений и теплового движения - действие всех названных факторов приводит к наличию в каждом реальном теле персональных или индивидуальных особенностей. На языке современных научных понятий индивидуальность структуры заключается в наличии индивидуальных неоднородностей на всех уровнях иерархии структур нашего мира.

Рискну сделать предположения, каким образом на языке современных научных представлений, логосы (по-гречески - слово) присутствуют в нашем мире.

Имеет смысл предположение о необходимости присутствия индивидуальных неоднородностей на всех уровнях иерархии структур нашего мира и обусловленности такой необходимости - сотворённостью нашего мира и его управляемостью Творцом. (На основании современных научных представлений известные на сегодняшний день фундаментальные силы и взаимодействия скорее препятствуют существованию неоднородностей и принято обусловливать их существование следствием действия флуктуаций). Наиболее часто неоднородности просто присутствуют в любой научной теории с величиной порядка (0,1%). При сделанном предположении возмущения (или флуктуации - чёткой границы между флуктуациями и возмущениями не существует), которые присутствуют в научных теориях (в том числе и Большом взрыве) для объяснения происхождения события, являются не просто «звуком» или «шумом», а словом или командой, которая и формирует структуры на всех уровнях.

Отказавшись от изучения и использования для теорий трансцендентных воздействий при формировании объективного метода исследований, наука заменила разумное Божественное Слово понятиями флуктуаций, но во всех теориях о строении нашего мира флуктуации присутствуют, невзирая на фундаментальные физические силы, лишающие их смысла и права существования.

Реальная сотворённость нашего мира по Слову Божьему немедленно будет подтверждена наукой автоматически при замене понятий возмущений и флуктуаций на Слова Божьи. Даже с позиции научного знания предположение об эквивалентности понятия флуктуаций и информационного воздействия не противоречит науке, а позволяет решить много пустых теоретических проблем и совершить прорыв в научном знании о строении нашего мира.

Научным работникам давно понятна связь энтропии и логосов, энтропия связана с наличием зазора, который неизбежно остаётся между нашим «объективирующим» отстранением знания мира и реальным глубинным устроением бытия. Лучше всего это продемонстрировать на примере исчезновения проблем с энтропией и её неубыванием, если в определении «энтропия термодинамической системы пропорциональна тому количеству информации, которое ”в принципе” могло быть получено в результате детального исследования всех внутренних свойств системы» убрать «всех свойств» и ввести 1 свойство - неравнораспределение (модуляция распределения).

Можно сказать, честное научное знание только подтверждает сотворённость нашего мира.

Творец не писал уравнений. Слова (система команд), алфавит (язык программирования), звук (средство исполнения команд) были создано Творцом в первый день творения.

Вспомним предположения, каким образом на языке современных научных представлений логосы (по-гречески «слово») присутствуют в нашем мире и связи логосов и теплового движения, учтём, что коллективные тепловые движения групп атомов порождают волны [1], которые обладают спектром (в твёрдом теле принята модель Дебая для описания спектра колебаний). Равновесие природы нашего мира связано с непрерывным излучением и поглощением волн. Каждый квант излучения, согласно объективному методу познания, обладает объёмом, периодом и, являясь ноуменом, в состоянии обладать и переносить информацию.

Электромагнитные волны, также являясь ноуменом, естественно, обладают тем же свойством. Можно провести аналогию, например, свет при распространении подобен компьютерной программе, а поглощение происходит пофайлово или пооператорно (квантами). Спектр и интенсивность излучения абсолютно чёрного тела описывает формула Планка, при установлении равновесия излучение и поглощение квантов электромагнитных волн происходит во всех структурах нашего мира. В равновесном состоянии излучение и поглощение для каждого объекта-структуры равны, и, следовательно, недоступны для исследователя. Таким образом, обмен информацией, возможно, происходит в каждом микрообъекте и, соответственно, во всём объёме нашей Вселенной. Ни подтвердить, ни опровергнуть присутствия и взаимодействия информации (модуляции колебаний) научными методами невозможно.

Амплитуды, интенсивность, частотные характеристики волнового спектра неразрывно связаны с параметрами (энергия, импульс, период, амплитуда) теплового движением групп атомов или молекул.

Информационное воздействие, заключающееся в модулировании амплитуд, интенсивности или частот волн, по измеряемым приборами показателям может составить величину порядка 0,1% от их среднего значения. Возможности сохранения информационного воздействия в спектре волновых колебаний, скорее всего, и являются причиной существования неоднородностей и флуктуаций на всех уровнях иерархии. Существование неоднородностей делает практически неограниченным по времени сохранение и трансформацию информации.

Информационное воздействие обнаружить современными научными методами невозможно. В состоянии равновесия оно неизменно. Причины изменения имеют трансцендентный характер. Ни доказать, ни опровергнуть возможность сохранения и трансформации информации в волновом спектре теплового движения групп атомов или молекул научными методами невозможно. Как невозможно, не обладая настроенной антенной, увидеть телевизионные программы (например, «Русский Дом» А.Н. Крутова).

Природа нашего мира послушно исполняет волю Творца. Неоднородности, существующие на всех уровнях иерархии, являются материальным воплощением последнего Слова (команды) Творца. Не существует в природе никакой самоорганизации и саморазвития. Иерархия структур исполняет повеление Творца: поступит команда - происходит исполнение. Низшие структуры подчинены высшим и исполняют их команды. Иерархия структур находится в равновесии и готовности к исполнению команды. Поступит команда - идёт исполнение, иерархичность позволяет довести команду до любого уровня иерархии. Исполнилась команда - равновесие и ожидание. Вся земная иерархия структур, таким образом, является «приёмником» команд Творца. Именно это сделало наш мир управляемым изначально. Перестраивая и модулируя амплитуды и частоты (посредством воздействия звуковых волн «Словом»), Творец может менять параметры совместного теплового движения атомов и молекул.

Косвенно о связи теплового движения и Слова Божьего свидетельствует факт внутреннего узкого температурного диапазона для тел высших млекопитающих и человека. Повышение температуры всего на 2 градуса - болезнь, на 5 градусов - смерть.

В таком ракурсе команда Творца приближённо аналогична компьютерной программе. Смысл программы понятен только пользователю компьютера, последовательность действий одновременно происходит или произошла во многих ячейках памяти. Продолжая аналогию с компьютерами и программами, можно сравнить: структура науки, насчитывая сейчас более 5000 специализированных направлений, иллюстрирует сегодня процесс изучения (с точки зрения самоорганизации) строения компьютера, не обладая знанием языка программирования и команд. Сказанное относится к приверженцам редуктивизма. Для верующих учёных сфера деятельности науки иная.


V. Вопросы и ответы

Отказавшись при возникновении от изучения трансцендентных воздействий и ноуменов, наука ограничила свою сферу деятельности установлением естественных закономерностей в природе, но вопросы возникновения нашего мира, мироздания, отрицание существования и характеристика трансцендентных воздействий никогда не входили в сферу деятельности науки, эти вопросы - сфера деятельности религии.

На протяжении последних 100 лет религиозное и научное знания подвергались мощному воздействию материализма и атеизма (как религии) посредством неверной интерпретации научного знания, некорректного распространения научных методов познания за сферу деятельности науки. Атеизм в России, за 70 лет отсутствия критики, создал миф о науке как стройной непротиворечивой системе дифференциальных уравнений, способных описать и предсказать любое явление в нашем мире. Наука же в лице Венской группы (Винкенштейн, Шлиг, Айер, Карнапп, Рейхенбах) и лично Геделя на рубеже 30-40-х годов доказала обратное.

Ложность атеизма оптимальным образом иллюстрирует чёткая постановка трёх основных вопросов, на которые материализм, используя авторитет науки, даёт отличные от науки ответы. Несложно увидеть отсутствие расхождений в ответах на вопросы науки и религии, а также использование атеизмом некорректной интерпретации научного знания при ответах на эти вопросы.

A. Происхождение нашего мира
Самобытность или сотворённость нашего мира, жизни, разума.

B. Мироздание
Разумная управляемость нашего мира Творцом или редукционизм и система демокритовских пляшущих атомов.

C. Сфера деятельности науки и возможности научного знания.
Возможность на основе естественных (редукционных) причинно-следственной связей составить полную картину строения нашего мира или принципиальная недостижимость одновременного непротиворечивого научного знания о строении нашего мира, на базе редукционизма.

Более детально рассмотрим аргументы и позицию христианства, науки и атеизма в этих вопросах.

A. Сотворён или самобытен наш мир, жизнь, разум?

Позиция науки:

Вопрос выходит за сферу деятельности. Повторить процесс творения невозможно.

На уровне современного научного знания наиболее возможный процесс образования мира - гипотеза Большого Взрыва. Сотворённость нашего мира не противоречит научному знанию.

Позиция атеизма:

В результате случайного возмущения в сингулярной точке произошёл Большой взрыв, в результате редукции образовалась Вселенная, Солнце, Земля. В системе пляшущих атомов случайно образовалась жизнь на Земле, после развития от простого к сложному форм жизни появился человек и разум. Разум вместе с человеком умирает при смерти человека. Души у человека нет.

Позиция христианства:

Наш мир сотворён по Слову Божьему. Первый человек Адам был сотворён и наделён душой 7507 лет назад. После грехопадения был изгнан из рая и стал смертен. Душа осталась бессмертной.

Комментарий:

Подробно критика научной стороны гипотезы Большого Взрыва изложена в [5]. Кроме того, отсутствуют какие-либо научные количественные оценки (кроме потенциальной возможности) образования Земли, планет, их спутников, с их реальными размерами, массой, расстоянием от Солнца. Проверка редуктивистских теорий невозможна.

Понятием «возмущение» в сингулярной точке атеизмом формально заменена реальная причина возникновения нашего мира из «ничего», пустоты - Слово Божье.

Случайное возникновение жизни и разума на Земле - это сегодня даже «ненаучная» фантастика. Вероятность самовозникновения белковой левоспиральной молекулы, составляющей основу живых организмов, ничтожна даже по оценкам ярких сторонников самоорганизации. Образование гена случайно невозможно. Возникновение и жизнь человека в отсутствии гена (носителя биологической информации) нереально.

Для биологической информации, носителями которой являются гены, необходимо одновременное присутствие двух компонентов:

1. Текста
2. Считывающего устройства, работающего на основе алфавита.

Для самовоспроизведения биосистемы необходимо ещё одно условие:

3. Текст должен содержать считывающее устройство.

Гипотеза самоорганизации человека и реального нашего мира не имеет к науке никакого отношения. Самые скромные даже редуктивистские оценки возможности случайного самовозникновения заключаются в её невозможности на основании научного знания о строении живых существ - случайного самовозникновения гена и человека.

B. Мироздание.

Позиция науки:

Научное знание и известные сегодня фундаментальные законы нельзя рассматривать как полное и истинное для нашего мира. Наука не отрицает наличие трансцендентных воздействий и логосов в нашем мире.

Позиция атеизма:

Вселенная, Солнце, Земля случайно образовавшись, представляют собой систему организованных частиц (атомов), находящихся под действием естественнонаучных законов и четырёх известных сегодня науке фундаментальных взаимодействий. Трансцендентные воздействия и логосы в нашем мире отсутствуют. Формирование и устойчивые системы частиц (атомов), отсутствие «тепловой смерти Вселенной» - следствие действия флуктуаций и возмущений.

Позиция христианства:

Наш мир разумно управляется Творцом, природа находится в равновесии и исполняет Слово и волю Божью. Адаму и его потомкам Творец позволил использовать ресурсы Земли для своих нужд. Иерархия логосных (холонных) структур позволяет высшим структурам иерархии передавать команды (повеление) Творца на все уровни иерархии при отсутствии команд исполняется последнее повеление.

Комментарий:

Отсутствие неделимых частиц, фундамента редуктивизма - научный вывод в конце второго тысячелетия. В отсутствие неделимых частиц, «кирпичиков» в системе, состоящей из движения групп «кирпичиков», не понятно, на что оказывают действие фундаментальные взаимодействия и закономерности. Заменив реальные трансцендентные (информационные) воздействия понятиями флуктуаций и возмущений, наука включила в сферу деятельности материальные последствия трансцендентных воздействий без учёта природы воздействия. Атеизм не в состоянии вывести необходимость существования и природу происхождения флуктуаций и возмущений в нашем мире (начиная с Большого взрыва) последовательно из своих же редуктивистских теорий.

C. Сфера деятельности и возможности научных методов.

Позиция атеизма:

На основе естественнонаучных (редуктивистических) причинно-следственных связей с течением времени и улучшением качества теорий полное непротиворечивое научное знание о строении нашего мира будет достигнуто. Церковные таинства несовместимы с естественнонаучными представлениями, материальных последствий не имеют.

Позиция науки:

Научное знании не является стройной системой истин, полученных из экспериментальных данных. Научное знание является несистематизированным знанием, имеющим громадное количество неопределённостей, неоднозначностей и противоречий. Одновременное непротиворечивое научное знание о строении нашего мира (на основе редуктивизма) не имеет место сейчас и не может быть достигнуто.

Религиозное знание, сообщающее человеку особенности трансцендентных воздействий, необходимо для обладания непротиворечивой картиной нашего мира.

Позиция христианства:

Библия, существующая более 4000 лет, даёт нам общие представления о природе нашего мира. Использование знания Библии в вопросах мироздания и возникновения нашего мира и использование научного знания, полученного честным трудом нескольких поколений учёных в вопросах практических закономерностей при воздействии человека на природу нашего мира, позволяет любому христианину иметь непротиворечивую картину строения нашего мира и научное знание в конкретной области действия.

Комментарий:

Отрицание существования трансцендентных воздействий и ноуменов не имеет к науке никакого отношения. Наука, имея принцип достоверности (повторяемости при воспроизведении условий эксперимента) при регистрации явления или процесса, не может дать ответ на вопрос о возникновении нашего мира, полноте научных законов мироздания, как-либо комментировать церковные таинства.

Атеизм интерпретировал ограничение сферы деятельности как отсутствие в нашем мире трансцендентных воздействий и заменил ноумены (реальные тела) на идеальные тела, волны и материальные точки. На основе понятий волны, материальной точки, идеального тела, распространяя научные методы за сферу их деятельности, атеизм предлагает строить (слава Богу, уже не коммунизм) и ожидать полное непротиворечивое естественнонаучное знание о нашем мире. Нагло отрицает наличие материальных последствий молитв и таинств церкви.

Наука и христианство не имеют расхождений в ответах на данные три основных вопроса. Атеизм информационно с помощью лжи и обмана противопоставляет научное и религиозное знания.



Не могу не дать ответа на наиболее часто встречаемые сегодня в России утверждения: «не можешь дать научного объяснения (чему-то) - вот сразу Бога призываешь. Можно дать нормальное научное объяснение».

Уважаемые господа! Ознакомьтесь с трудами венской группы, теоремой Геделя, проблемой реальных и идеальных тел. Вы обмануты атеизмом. Существующее научное знание не является истинным. Научное знание не является стройной системой истин, полученных из экспериментальных данных. Научное знание является несистематизированным знанием, имеющим громадное количество неопределённостей, неоднозначностей и противоречий.

Суть вещей (истинных причинно-следственных связей) научный объективный метод не постигает по определению метода. Получаете зарплату за научную работу - так честно работайте, измышляйте теории и гипотезы, не заблуждаясь относительно их истинности и области действия, и не вводите в заблуждение.

Не менее стандартный вопрос о «научных доказательствах присутствия Бога и Творца в нашем мире» - также последствие атеистического обмана. Не может существовать научных доказательств материального присутствия в нашем мире Бога и Творца - Библия сообщает это людям, а честная наука дополняет информацией об отсутствии истинности у научного знания и существовании неизучаемых наукой вещей в себе.


Литература

1. Штремель: «Прочность сплавов». Москва, МИСИС, 1999 г.
2. Cадовский М.А.: «О свойстве дискретности горных пород». Журнал «Физика Земли», №12, 1982 г.
3. Новик Г.Я., Зильбершмидт М.Г.: «Управление свойствами пород в процессах горного производства». Москва, «Недра», 1994 г.
4. Священник Кирилл Копейкин (СпбДАиС): «Во свете Твоёмъ узрим Светъ»
5. Диакон Даниил Сысоев: «Летопись начала»
6. О.В. Петренко: «Размышления физика о тайне творения Вселенной»
7. Павлов: «Кризис молекулярно-кинетической теории кристаллизации». Екатеринбург, 1997 г.
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4170
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


Наука познает мир

Сообщение FontCity » 21 апр 2011, 13:56

Наука познает мир
В. Клячко


В 1790 году около французского города Жюллек упал метеорит. Мэр составил протокол об этом событии, который подписали 300 свидетелей, и послал в Парижскую Академию. Думаете, академики тогда поблагодарили за помощь науке? Ничего подобного. Парижская Академия не только составила объёмистый трактат «Об абсурдности падения камней с неба», но даже приняла специальное постановление по этому поводу. Многие музеи выбросили метеориты из коллекций, чтобы «не сделать музей посмешищем». А один из академиков Делюк заявил: «Если даже такой камень упадёт у меня перед ногами, и я вынужден буду признать, что я его видел, я добавлю, что поверить в это я не могу». Другой академик Годен добавил, что «подобные факты лучше отрицать, чем опускаться до попыток объяснить их».

В чём дело? Почему почтенные академики объявили войну метеоритам? Согласно поверьям невежественных людей, камни с неба посылает Господь Бог. «Раз Бога нет - значит, не может быть и камней с неба», - постановили парижские академики.

Да, нелёгкое дело - заставить поверить в новые факты, не укладывающиеся в сложившуюся систему убеждений...

Если проследить внимательно историю науки, то становится ясно, что вся она - история борьбы с преклонением перед очевидностью, которая всегда выступала от имени житейского здравого смысла. А ведь так называемый здравый смысл есть не что иное, как накопленный и обобщённый веками повседневный опыт людей. Казалось бы, идти против него бессмысленно, ведь он и только он - единственный критерий истины. Лишь с большим трудом люди начинают понимать, что их повседневный опыт вовсе не абсолютен, что он охватывает только некоторые поверхностные стороны событий и явлений, что житейский здравый смысл ограничен, что есть очень много неопровержимых фактов, не укладывающихся в незыблемые, казалось бы, самоочевидные истины.

© Клячко В. «Наука познает мир» // Наука и религия. 1967. №1. С. 72
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4170
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


Интеллектуальная солома

Сообщение FontCity » 21 апр 2011, 14:00

Кое-что об «интеллектуальной соломе», или почему неосуществимы грёзы о «золотом миллиарде», «спасающем» природу

Юрий Бровко, инженер

Стало общепринятым широковещательно объявлять, что экологическая проблема в своей основе сводится не к вопросам очистки газов или вод и даже не к смене энерготехнологий, а к анализу тех мировоззренческих корней, которые поставили мировую цивилизацию и Россию, в частности, на грань экологической катастрофы.

Сегодня хотя и не в духе времени, критика свободы всех-от-всех, но стоит напомнить, что корни беды уходят в ХIV-ХV века, когда возникло мировоззрение так называемого гуманизма. «Гуманизм», в отличие от обычного мнения, представлял собой отказ от христианского аскетизма и возврат к языческим представлениям о бытии. Основополагающей мировоззренческой доктриной «гуманизма» является возможность и необходимость изгнания БОГА-ТВОРЦА из центра мироздания и его замена «гордым и независимым индивидуумом». Тем самым произошёл полный отказ от основного закона Космоса, гласящего: «ЦЕЛОЕ ВЫШЕ ЧАСТИ».

Поставив себя в центр мироздания, «гордый и независимый индивидуум» тоже начал постепенно освобождать себя от ответственности перед обществом, человечеством и Космосом. Следствием, этого явилась концепция покорительства - не только других людей или народов, но и Природы. Отрицание БОГА-ТВОРЦА сопровождалось возрождением язычества - культовых и племенных богов и божков, муз и нимф, демонов и идолов. «Гуманизм» отдал дань астрологии, колдовству, магии и культу сатаны.

Именно в период становления «гуманизм» обратился к духовному наследию эллинизма. Появилось множество исторических и философских работ, принадлежащих якобы древним эллинским авторам. В полном соответствии с антропоцентризмом «гуманизма» была создана астрономическая система Птолемея, поставившая Землю в центр мироздания. Однако, как это было доказано в работах наших ученых из МГУ, в подавляющем большинстве случаев это якобы «эллинское духовное наследие» было плодом деятельности анонимных авторов ХIV-ХV веков. Например, строго доказано, что положение видимых звёзд и созвездий неба Птолемея соответствует именно XV веку.

«Гуманизм», в соответствии с его доктриной замены БОГА-ТВОРЦА человеком, требовал создания культа избранности и фабрикации «человеко-богов». Это был вызов христианской традиции, исходящей из того, что избранными являются лишь служители церкви. Началось построение соответствующих иерархических структур в политике, науке, культуре. Однако принцип иерархической элитарности тут же порождает деление знания и информации на две части: одна для элиты, отражающая реальное состояние дел, другая - фальсифицированная - для «толпы», для создания социальных иллюзий.

Если исходить из этих общих позиций, то надвигающаяся экологическая катастрофа именно и есть реальное отражение мировоззрения «гуманизма», изначально освободившая элиту от ответственности как перед человечеством, так и перед БОГОМ-ТВОРЦОМ.

Точно так же и порождённая «гуманизмом» наука изначально строилась на принципе элитарности, на создании «человеко-богов», на делении знания и результатов развития науки на две части - для «посвященных» и для «профанов». Посмотрим, что же мы получили в наследство в результате 300-летнего развития науки и прикладной практики под флагом «гуманизма». Здесь мы рассмотрим только некоторые примеры.

Теория тяготения. Начну с риторического вопроса: почему же Луна вращается вокруг Земли? Потому, что её удерживает сила притяжения Земли? Проверим! Проведя простые арифметические действия, получаем, что сила притяжения Луны со стороны Солнца в 2,19 раза больше, чем сила притяжения со стороны Земли. Так почему же Луна не «убегает» к Солнцу и не «падает» на Землю, а вот уже не менее 4,5 миллиарда лет вращается вокруг Земли? Ответить на этот закон всемирного тяготения (ЗВТ) принципиально не в состоянии. Тот факт, что орбита Луны не может быть описана законом тяготения, был строго доказан в прошлом веке Адамсом (см. Тиссеран. Небесная механика, 1880-е годы).

Разумеется, всё это можно объяснить. Устойчивость спутниковых систем планет достаточно просто объясняется в гидродинамической теории вихрей, чем реально и пользуются. И на поверку оказывается, что ЗВТ тут совершенно не нужен. Как же так? Несложно показать, что свой закон тяготения Ньютон (создавший к тому времени свои три закона классической механики) получил, перефразировав 3-й закон Кеплера, дав ему трактовку в терминах сил.

Если к этому присовокупить, что Галилей никогда не бросал своих шаров с Пизанской башни (никто из его современников так и не сумел повторить его результаты), то на этих примерах мы воочию убеждаемся в справедливости вывода о врожденной элитарности «гуманистической» науки: для клана «посвященных» - одно, а для «толпы» - ложь. Однако в такой ипостаси наука превращается в орудие тотального оболванивания поколений - в орудие убийства их ума и таланта, - и в этом вновь обнаруживает себя всё тот же отказ от законов Космоса.

Классическая механика. Аналогичные явления мы обнаруживаем и в святая святых естествознания. Выше было показано, что метод сил и 3-й закон Ньютона (действие равно противодействию) не работают уже в рамках систем спутников планет. Оказывается, его нарушение в рамках электродинамики - взаимодействие магнитов и проводников с токами - также давно известно. С другой стороны, также известно, что закон сохранения механической энергии во всех его модификациях также является лишь перефразировкой 2-го закона Ньютона (сила равна массе на ускорение). Вместе с тем в рамках вариационной механики давно и строго было доказано, что для случая нестационарных и не потенциальных сил принципиально нельзя сформулировать никакие законы сохранения. Если ко всему этому присовокупить известный факт, что в рамках классической механики вообще нет строгого и непротиворечивого определения понятия «скорость», то становится понятным, что ортодоксальная механика не может являться основой естествознания.

Теория относительности. Полнейшее отсутствие научного содержания в «общей теории относительности» исчерпывающим образом доказано в трудах академика А. Логунова и его сотрудников, который в марте 1986 года на сессии ЮНЕСКО поставил вопрос о необходимости специального международного решения о запрете этой «общей относительности». Поэтому для нас вопрос упрощается: остается лишь доказать то же самое и для «специальной теории относительности», что решается в одну строчку. Для этого достаточно в общепринятые уравнения преобразований Лоренца подставить также общепринятый результат, взятый из основополагающей статьи самого Эйнштейна.

В основанной на преобразованиях Лоренца «теории относительности» нет и никогда не было никакой связи между пространством и временем. Значит, основополагающая философская концепция «теории» является тривиальной символической спекуляцией в полном соответствии с доктринами «гуманизма» и его духом элитарности.

Анализ содержания термодинамики, электродинамики, основ электротехники - и вообще любого раздела естествознания - показывает, что все они сработаны по той же самой интеллектуальной «колодке». И хотя многие противоречия время от времени показывали публике, но и по сей день вы не найдёте упоминания об этом ни в учебниках, ни в расхожих монографиях. Работает всё тот же принцип элитарности: реальное знание сознательно выхолащивается и... накапливается «посвящёнными», а для «профанов» - всё та же интеллектуальная «солома» 150-летней давности. И для окончательного раскрытия методов создания элитарности в науке необходимо рассмотреть ещё одну её тайну.

О математике. Из сказанною выше уже следует, что, несмотря на все мифы, математика представляет собой разновидность своеобразного символического языка, позволяющего излагать что угодно и одновременно доказывать справедливость любой совокупности взаимоисключающих результатов. Приведу и конкретные доказательства.

В своей докторской диссертации, защищенной им в Парижской АН в 1915 году, будущий академик АН СССР Н. Лузин строго доказал логическую неоднозначность всех основных теорем дифференциального и интегрального исчислений и теории рядов. Никто и никогда не оспаривал эти выводы, но для «профанов» и по сей день существует «холодная прозрачность» математики. И по сей день математизация является чуть ли не основным критерием развития прикладных дисциплин и одним из главных признаков научности работы. В связи с этим хочу напомнить ряд известных в истории науки парадоксов, когда, основываясь на математике и существующих представлениях, учёные выносили вердикты, которые сегодня могут вызвать лишь недоуменную усмешку:
• в одном из конкурсов Парижской Академии наук первую премию получил Бернулли, доказавший средствами математики, что корабль с паровой машиной никогда не сможет достичь скорости парусного судна;
• затем та же Парижская АН объявила что: «только чудаки могут надеяться, что паровоз с гладкими колесами поедет по гладким же рельсам» и где-то в Швейцарии есть 3-5 километров железной дороги, по которой на потеху туристам ездит паровоз с зубчатыми колесами по таким же рельсам;
• в 1901 году два профессора одного из университетов США «строго» доказали, что летательный аппарат тяжелее воздуха принципиально никогда не сумеет оторваться от земли - дескать это «перпетуум мобиле». Сенат США тут же запретил Пентагону финансировать разработки, но года через три возьми и взлети самолёт братьев Райт;
• в начале 20-х годов наша АН СССР (в союзе с патентным ведомством) объявила электронно-лучевую трубку самым никчёмным изобретением за всю историю науки.

Во всех этих и во множестве других случаев наука, молча и стыдливо, вынуждена была признать неправомерность своих выводов.

Нечто схожее случилось с академическим вердиктом, вынесенным той же Парижской АН от 1775 года, утверждающим принципиальную невозможность создания «перпетуум мобиле». И это несмотря на действительно вечное движение галактик, миров, звёзд, планет и спутников. Понятно, что за этой несокрушимостью кроются политические, финансовые, социальные интересы многих кланов, но это все негативная практика, а вовсе не теория.

С точки же зрения науки давайте поступим проще - разобьём этот вердикт на две части: собственно «перпетуум мобиле» в смысле действительной вечности Космоса и в смысле создания реальных машин, работающих с КПД большим единицы некоторое ограниченное время (от минут до десятков лет), к которым неприложимо понятие вечности. С этой точки зрения, такие машины созданы ещё в начале прошлого века - это холодильники и тепловые насосы.

С другой стороны, как мной показано, 2-й закон термодинамики является символической перефразировкой 1-го закона. И если учесть существование систем с отрицательным поглощением, то 1-й закон термодинамики не запрещает создать машину с КПД больше единицы, время работы которой определяется запасом внутренней энергии системы. Значит, создание таких машин принципиально не может запрещать и 2-й закон, являющийся символической перефразировкой 1-го закона (Чудо под запретом. «Техника - молодежи», 1988, №9).

Стало быть, когда на разработку машин с КПД больше единицы ставится клеймо «перпетуум мобиле», то тем самым мы так или иначе занимаем позицию английских моряков-парусников.

Суть же этой истории следующая. Когда создатель первого парохода французский врач Папен привез свою паровую лодку на продажу в Лондон, то моряки парусников лодку разломали в щепки, а самого Папена поколотили. А тут вскоре и подоспело решение Д. Бернулли...

На этом и следовало бы подвести черту под двухвековым спором о пресловутом «перпетуум мобиле», на поверку оказавшимся таким же мифом, как и «теория тяготения», «теория относительности»...

ЗАКЛЮЧЕНИЕ, ИЛИ НЕЧТО О МИРОВОЗЗРЕНИИ

Итак, первопричиной сегодняшних бед является мировоззрение «гуманизма». Творцы этого мировоззрения, планируя последующую насильственную деформацию общества под свою «колодку», именно и предусматривали метод глубокой пластической деформации. Ибо с учётом сказанного выше о работах ученых МГУ, доказавших ложный характер «эллинского духовного наследия», данное в этих, якобы «древних» трудах описание рабовладельческого строя - это не ретро, а суть разработка грядущего «лучезарного» завтра, в котором будут жить и властвовать «избранные», ибо «орудия труда бывают немые, мычащие и говорящие». Если с этой точки зрения посмотреть на «элитарность» нашей «гуманистической» науки и на превращение системы обучения в систему тотального оболванивания, то становится очевидным, что система «обучения» и есть система по производству «говорящих орудий труда». Особенно если вспомнить, что исконное значение термина «пролетарий» означает: «не владеющий ничем, кроме способности к воспроизводству».

Следовательно, решение экологических проблем необходимо начинать с полного отказа от доктрин и концепций «гуманизма», с полного отказа от концепции покорительства, с признания абсурдности доктрины о возможности изгнания БОГА-ТВОРЦА из центра мироздания.

Второй шаг состоит в признании абсолютности и универсальности основного закона Космоса - закона Синархии.

Эти необходимые шаги послужат основанием для остановки разрушения и начала воссоздания ноосферы планеты.

Как следствие этого необходимо принять меры к тому, чтобы остановить запланированный всё теми же «гуманистами» ещё в конце 70-х глобальный энергетический и продовольственный кризис, который должен разразиться к 2000 году. В результате этого «кризиса» предполагается сократить население планеты не менее чем на два миллиарда, а по некоторым другим вариантам - на четыре миллиарда. Однако «ЦЕЛОЕ ВЫШЕ ЧАСТИ» - поэтому в целях само спасения, в том числе и той же «гуманистической элиты», этим планам не суждено сбыться. Дело в том, что разбуженный лавинный процесс глобальных экологических катастроф угрожает самому факту цивилизации в целом.

(© Источник: prometheus.al.ru со сылкой на: Юрий Бровко, Журнал «Свет», №12, 1997, стр. 4-6)
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4170
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


Кризис эволюционизма

Сообщение FontCity » 21 апр 2011, 14:32

Внутренняя структура атома

...

Не позавидуешь физикам-материаловедам, ведь всё в их работе упирается в атом. Феноменологическое видение атома, то есть понимание на уровне сведений о проявлениях “черного ящика” без осознания связи между этими проявлениями и внутренней структурой, исчерпывает себя, поскольку огромное количество физических процессов в веществе остается непонятным.

Структура частиц настолько тонка, что правила их поведения становятся очень разнообразными, - кажется, будто кто-то отдает им приказы. Элементарные частицы имеют настолько сложную структуру, что было бы весьма тяжело определить, чья структура сложнее - протона или молекулы ДНК. Готово ли человечество к мысли, что эти “примитивные” и “неделимые” атомы имеют более сложную структуру, чем структура наисложнейшего человеческого устройства или даже ДНК? Всё разнообразие материальных форм заложено (в значительной мере) в трёх элементарных компонентах, что означает тонкость/сложность их структуры. Элементарные частицы - эти микрообъекты, - похоже, сами являются макрообъектами, относительно своих составляющих. Тем не менее, не следует представлять себе это простым масштабированием, - будто атомы по своей структуре являются обычной совокупностью “атомарных атомов”, связанных обычным способом, или что-то подобное.

Три упомянутых элементарных частицы оказываются отнюдь не наиболее элементарными. “Просвечивание” протонов и нейтронов сверхбыстрыми электронами (>1 ГэВ) даёт информацию об их внутренней структуре. Результатам недавних экспериментов обнаруживают, что протоны сам сами состоят из частиц - кварков, а держатся вместе кварки путем постоянного обмена ещё меньшими частицами - глюонами. Кварки имеют вид пространственных точек с размером, не поддающимся измерению (<10-16 см). Электроны тоже ведут себя как пространственные точки с неизмеримо малым размером. То, что мы называем протоном или нейтроном, является на самом деле пространственным рисунком, “вытанцовываемым” тремя кварками. При этом диаметр протона составляет ≈10-12 см, а диаметр кварка неизмеримо мал (меньше 10-16 см). Таким образом, протон - это громадина из... трёх малюсеньких кварков. Аналогичная ситуация и с электроном: электрон классического диаметра (5,6•10-13 см) является “фикцией”, пространственным рисунком собственно электрона - частицы с неизмеримо малым фактическим диаметром.

Можно ли провести аналогию между элементарной частицей и 10-ти метровой махиной, начинённой электроникой и сложной механикой?

Если наиболее элементарными оказываются уже не протоны, а кварки, тогда, значит, всё потенциальное разнообразие природы заложено в структуре кварков. А эти последние такие маленькие, что “не имеют” размеров - насколько велика тогда “удельная сложность” материи, насколько высока плотность упаковки алгоритмической информации!

Гипотеза о том, что у субатомарных объектов очень тонкая структура, позволяет ухватиться за понимание такой трудно доступной воображению особенности элементарных частиц, как вероятностный характер почти всех их параметров. В самом деле, в макромире существует немало объектов, которые внешне проявляют себя единицами, но внутренне являются ансамблем вероятностных (неупорядоченных) элементов. Например, газовый пузырёк в жидкости: снаружи он является одним целым со вполне определёнными характеристиками, но внутренне отдельные его элементы (газовые молекулы) хаотичны/вероятностны. Отдельные элементы хаотичны, а их совокупность нехаотична - новый уровень организации. Итак, случайность параметров субатомарных частиц может объясняться аналогично: элементарная частица, в обычном до сих пор понимании, не является на самом деле элементарной, а представляет собой подчинённое определённым правилам “хаотическое движение” своих составляющих. Потому-то и параметры у неё (частицы) несколько хаотичные.

Какими являются характерные “геометрические размеры” атомарных атомов? Согласно теории размерностей, из набора фундаментальных констант, характеризующих нашу Вселенную (прежде всего, это постоянная скорости света в вакууме с, гравитационная постоянная G и постоянная Планка h) можно путем комбинирования этих констант получить определённые числа, которые, судя по их размерности, будут отвечать характерной длине, массе, частоте колебаний и другим параметрам (температура, заряд и т.п.) “чего-то”: ~10-33 см, ~10-5 г, ~1043 Гц,... Эти цифры известны в энциклопедиях под названием планковской длины, планковской массы и частоты. Эволюционные космологи говорят, что это характеристики Вселенной в первый миг (10-43 с) после взрыва. Но более вероятной видится гипотеза, что эти цифры характеризуют наименьший элемент Вселенной (“фундаментальный квант”).

Эти несколько метафизические данные служат для составления очень поверхностного представления об атомах атомов. Если размер наименьшего элемента Вселенной составляет ~10-33 см, тогда “под” атомом может размещаться ещё два “этажа”. Подтверждением этому служит вышеупомянутое свидетельство тонкой структуры кварков (“Если наиболее элементарными оказываются уже не протоны, а кварки, тогда, значит, всё потенциальное разнообразие природы заложено в структуре кварков”). Атомы состоят из электронов и кварков - это второй перед низшим этаж мироздания. А “кварки кварков” - наверное, низший этаж.

...

Волновая природа: всё вокруг - поле?

В начале 20го века Эйнштейн гениально предположил, что световая волна имеет импульс (а значит, и массу) и может вести себя как частица. Вскоре после экспериментального подтверждения этой гипотезы, Луи де Бройль (1923 г.) выдвигает гениальное противоположное предположение, что частица под названием электрон может вести себя как волна. Было доказано, что не только электрон, но и все элементы материи субатомарного уровня являются волнами (корпускулярно-волновой дуализм). Волновую природу имеют все тела/частицы, но она выражается тем более сильнее, чем меньше импульс (произведение массы на скорость). Если все тела состоят из элементарных частиц, а те являются ВОЛНАМИ, тогда ЧЕМ ЯВЛЯЮТСЯ ТЕЛА?

Ещё из эксперимента Резерфорда в 1911 году известно о “пустоте” атома. Оказывается, объём атомного ядра занимает всего 10-14 полного объёма атома (радиус ядра почти в 100 тыс. раз меньше расстояния от ядра к ближайшему электрону). Все тела (кроме как в состоянии плазмы) состоят из атомов. Если атом “пуст”, тогда “твердость” и “непроницаемость” видимой материи иллюзорны. В коротковолновом свете макротела прозрачны. Для описания макротел больше подходят определения неплотное, пустое и дырявое. Между электроном и ядром - пустота, а точнее, - электромагнитное поле.

До сих пор наука не может сказать о поле больше, чем “Поле - это то, что проявляет себя так-то и так” или “Поле - это сфера влияния”. Поле остается наиболее актуальной проблемой физики: всё базируется на нём, а что оно такое - не известно. “От поля и выше” нам известно немало; ниже - нам почти ничего не известно. Построение единой теории поля, которая показывало бы и объясняла связь между разновидностями полей, остаётся сверхсложной задачей по недостатку даже предположений о глубинной сущности поля.

Корпускулярное является надстройкой, оно является всего лишь одной из возможных форм организации полевого. Корпускулярное является “полевым эффектом”. Это “надматерия”, в отличие от “подматерии”. Поэтому, “полёвость” - более глубинное свойство материи, нежели “частичковость” (корпускулярность).

Корпускулярную природу мы, кажется, более или менее представляем себе; - а вот как представить себе полевую природу? Законы микромира, кажется, полностью противоречат законам макромира, законам традиционной и легко понятной ньютоновской физики. Всё является полем. Корпускулярное является всего лишь способом организации (формой/проявлением) полевого. Но как раз полевое и является тем, что наиболее плохо поддаётся пониманию. Всё уперлось в поле.

Разве не удивительно устроен мир? Задумываясь над строением и физическими процессами в материи, иногда больше верится, что это виртуальная реальность, сказка, а не “реальная” реальность. Поль Дирак, пионер волновой механики, занимаясь изучением законов микромира, говорил, что мы имеем дело с субстратом (“подматериалом”), о котором мы не можем составить адекватную умственную картину. Представить себе микромир в обычных образах, без внесения ошибочных стереотипов, невозможно. В устройстве материи субатомарного уровня - от форм до законов - есть что-то недосягаемое воображению. Чем ближе/глубже мы смотрим на материю, тем более она оказывается “полевым субстратом”, полем.


© Богдан Рудый: «Кризис эволюционизма» (Богдан Рудий: «Криза еволюціонізму». Видавництво “Четверта хвиля”, Київ, 2003). ISBN 966-529-034-7
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4170
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


Философия науки

Сообщение FontCity » 21 апр 2011, 14:47

Критерии демаркации науки и не-науки

Проблема разграничения науки и не-науки называется проблемой демаркации (от англ. demarcation - разграничение) и является одной из центральных в философии науки.

Почему она важна? Наука пользуется в обществе заслуженным авторитетом, и люди доверяют знанию, которое признаётся «научным». Они считают его достоверным и обоснованным. Но вполне вероятно, что далеко не всё, что называется научным или претендует на этот статус, на самом деле отвечает критериям научности. Это могут быть, например, скороспелые, «некачественные» гипотезы, которые их авторы выдают за вполне доброкачественный товар. Это могут быть «теории» людей, которые настолько увлечены своими идеями, что не внемлют никаким критическим аргументам. Это и внешне наукообразные конструкции, с помощью которых их авторы объясняют строение «мира в целом» или «всю историю человечества». Это и идеологические доктрины, которые создаются не для
объяснения объективного положения дел, а для объединения людей вокруг определённых социально-политических целей и идеалов. Наконец, это многочисленные учения парапсихологов, астрологов, «нетрадиционных целителей», исследователей неопознанных летающих объектов, духов египетских пирамид, Бермудского треугольника и т.п. - то, что обычные учёные называют паранаукой или псевдонаукой.

Можно ли отграничить всё это от науки? Сами учёные считают это важным, но не слишком сложным вопросом. Обычно они говорят: это не соответствует фактам и законам современной науки, не вписывается в научную картину мира. И, как правило, они оказываются правы.

Но сторонники перечисленных учений могут привести встречные аргументы. Они могут напомнить, что открывший законы движения планет Кеплер был одновременно астрологом, что сам великий Ньютон всерьёз занимался алхимией, что известный русский химик, академик А.М. Бутлеров горячо поддерживал парапсихологию, что Французская академия села в лужу, когда в XVIII в. объявила
неосуществимыми проекты движения паровых машин по рельсам и ненаучными свидетельства о падении метеоритов на землю. В конце концов, говорят эти люди: «докажите, что наши теории ошибочны, что они не согласуются с фактами, что собранные нами свидетельства неверны!»

Если бы учёные взялись это доказывать, им не хватило бы ни сил, ни терпения, ни времени. И вот здесь им могут помочь философы науки, которые предложили существенно иную стратегию решения проблемы демаркации. Они могут ответить: «О ваших теориях и свидетельствах нельзя говорить, что очи верны или ошибочны. Хотя на первый взгляд они и напоминают научные теории, на самом деле они устроены иначе. Они не являются ни ложными, ни истинными, они - бессмысленны, или, говоря несколько мягче, лишены познавательного значения. Научная теория может быть ошибочной, но она при этом остаётся научной. Ваши же «теории» лежат в иной плоскости, они могут играть роль современной мифологии или фольклора, могут положительно влиять на психическое состояние людей, внушать им некую надежду и т.п., но к научному знанию они не имеют никакого отношения».

Первым критерием, по которому можно судить об осмысленности того или иного понятия или суждения, является известное ещё Юму и Канту требование соотнесения этого понятия с опытом. Если в чувственном опыте, в эмпирии невозможно указать какие-либо объекты, которые это понятие означает, то оно лишено значения, оно является пустым звуком. В ХХ веке у позитивистов Венского кружка это требование получило название принципа верифицируемости: понятие или суждение имеет значение если, и только если оно эмпирически проверяемо.

Когда парапсихолог, астролог или «целитель» с умным видом вещает о «биополях», «силах Космоса», «энергетиках», «аурах» и т.п., то можно спросить - а есть ли, собственно говоря, нечто эмпирически фиксируемое, так или иначе наблюдаемое, что стоит за этими словами? И выясняется, что ничего такого нет, а стало быть, все эти слова лишены значения, они бессмысленны. Они ведут себя в этом псевдонаучном языке подобно вполне осмысленным словам, являясь на самом деле словами-пустышками, лишённым значения набором звуков. И в качестве таковых они не должны входить в язык рационально мыслящих и признающих значимость науки людей. Здесь можно привести такую аналогию. Представьте себе, что некто достал себе военную форму, научился её молодцевато носить, отдавать честь и поворачиваться кругом. И вот он ведет себя везде как военный, бесплатно ездит в трамвае, знакомясь с девушками, представляется курсантом. Но опытный старшина выгонит этого мошенника из строя, несмотря на то, что его поведение внешне похоже на поведение военного. Точно так же для соблюдения чистоты рядов научного знания нужно «выгнать» из них все понятия, не удовлетворяющие упомянутому критерию научности.

В современной литературе по философии науки вы можете встретить утверждения, что критерий верифицируемости слишком груб и неточен, что он слишком сужает сферу науки. Это верно, но с той оговоркой, что в очень многих ситуациях этот критерий позволяет в первом приближении отделить научные суждения от спекулятивных конструкций, псевдонаучных учений и шарлатанских апелляций к таинственным силам природы.

Этот критерий начинает давать сбои в более тонких случаях. Возьмём, например, такие влиятельные учения, как марксизм и психоанализ. И Маркс, и Фрейд считали свои теории научными, таковыми их считали и их многочисленные последователи. Нельзя отрицать и того, что многие выводы этих учений подтверждались - верифицировались - эмпирическими фактами: реально наблюдаемым ходом социально-экономических процессов в одном случае и клинической практикой - в другом. Но всё же нашлось немало учёных и философов, которые интуитивно ощущали, что эти теории нельзя без оговорок зачислять в разряд научных. Наиболее последовательно попытался доказать это К. Поппер.

Карл Поппер (1902-1994) - самый известный философ науки ХХ века, родился в Вене, где затем изучал в университете сначала физику и математику, а потом философию. До 1937 г. работал в Вене, участвовал в дискуссиях Венского кружка, выступая критиком его программных положений. Эмигрировал в Новую Зеландию, где в годы войны написал знаменитую книгу «Открытое общество и его враги (издана по-русски в 1992 г.), направленную против тоталитаризма и защищающую либеральные ценности. С 1946 г. - профессор Лондонской школы экономики и политических наук, где вместе со своими учениками и последователями разрабатывал влиятельное направление в философии науки - критический рационализм. Критицизм Поппер считал основным методом науки и наиболее рациональной стратегией поведения учёного. Среди его главных работ - «Логика научного исследования» (1934), «Объективное знание» (1972), «Реализм и цель науки» (1983).

Ещё будучи студентом, Поппер глубоко интересовался марксизмом и психоанализом, сотрудничал с создателем одного из вариантов психоанализа А. Адлером. Но вскоре у Поппера стали возникать сомнения в научности этих учений. «Я обнаружил, - пишет он, - что те из моих друзей, которые были поклонниками Маркса, Фрейда и Адлера, находились под впечатлением некоторых моментов, общих для этих теорий, в частности, под впечатлением их явной объяснительной силы. Казалось, эти теории способны объяснить практически всё, что происходило в той области, которую они описывали. Изучение любой из них как будто бы приводило к полному духовному перерождению или к откровению, раскрывающему наши глаза на новые истины, скрытые от непосвящённых. Раз ваши глаза однажды были раскрыты, вы будете видеть подтверждающие примеры всюду: мир полон верификациями теории. Всё, что происходит, подтверждает её. Поэтому истинность теории кажется очевидной, и сомневающиеся в ней выглядят людьми, отказывающимися признать очевидную истину либо потому, что она несовместима с их классовыми интересами, либо в силу присущей им подавленности, не понятой до сих пор и нуждающейся в лечении».

Размышляя над этой ситуацией, Поппер пришел к выводу, что нетрудно получить верификации, эмпирические подтверждения почти любой умело скроенной теории. Но подлинно научные теории должны выдерживать более серьёзную проверку. Они должны допускать рискованные предсказания, т.е. из них должны выводиться такие факты и наблюдаемые следствия, которые, если они не наблюдаются в действительности, могли бы опровергнуть теорию. Не верифицируемость, которую выдвигали члены Венского кружка, служит, по Попперу, критерием научности. Критерием демаркации науки и не-науки является фальсифицируемость - принципиальная опровержимость любого утверждения, относимого к науке.

Если теория устроена так, что её невозможно опровергнуть, то она стоит вне науки. Именно неопровержимость марксизма, психоанализа, астрологии и т.п., связанная с расплывчатостью их понятий и умением их сторонников истолковывать любые факты как не противоречащие и подтверждающие их взгляды, делает эти учения ненаучными.

Настоящая же наука не должна бояться опровержений: рациональная критика и постоянная коррекция фактами является сутью научного познания. Опираясь на эти идеи, Поппер предложил весьма динамичную концепцию научного знания как непрерывного потока предположений (гипотез) и их опровержений. Развитие науки он уподобил дарвиновской схеме биологической эволюции. Постоянно выдвигаемые новые гипотезы и теории должны проходить строгую селекцию в процессе рациональной критики и попыток опровержения, что соответствует механизму естественного отбора в биологическом мире. Выживать должны только «сильнейшие теории», но и они не могут рассматриваться как абсолютные истины. Всё человеческое знание имеет предположительный характер, в любом его фрагменте можно усомниться, и любые положения должны быть открыты для критики.

Роль парадигм в науке

Попперовский образ развивающегося знания точнее, чем статичная стандартная концепция, соответствовал динамичной истории науки.
Однако далеко не все исследователи были согласны с этой картиной научного прогресса, поскольку в ней отсутствовало объяснение моментов стабильности, устойчивости в научной деятельности, которые ощущает любой учёный.

Наиболее ярко это подчеркнул и разработал Т. Кун в своей книге «Структура научных революций», ставшей, пожалуй, самой популярной работой по философии науки в ХХ веке.

Томас Кун (р. 1922) - американский историк и философ науки. Первоначально Кун изучал теоретическую физику в Гарвардском университете, но в конце учёбы увлекся историей науки. Первая его книга вышла в 1957 г. и была посвящена коперниканской революции. Опубликованная в 1962 г. «Структура научных революций» стала бестселлером, она была переведена на многие языки и неоднократно переиздавалась, в том числе дважды, в 1975 и 1977 годах, вышла на русском языке. В этой книге Кун ввел понятия, которые затем широко вошли в язык учёных: «парадигма», «научное сообщество», «нормальная наука». В последующие годы он участвовал в многочисленных дискуссиях, связанных с его концепцией науки, а также занимался историей возникновения квантовой механики.

Если для Поппера догматизм как противоположность критицизму суть то, что превращает науку в псевдонауку или метафизику, то для Куна определённого рода догматизм, твёрдая приверженность хорошо подтверждённым и плодотворным системам взглядов - необходимое условие научной работы. Один из его докладов так и назывался - «Функция догмы в научном исследовании». Основной прогресс в получении и расширении знания, с его точки зрения, происходит не тогда, когда учёные вовлечены в попперовские критические дискуссии, а когда сплочённая единством взглядов и основных идей (можно сказать - догм) группа специалистов занимается планомерным и настойчивым решением конкретных научных задач. Эту форму исследования Кун называет «нормальной наукой» и считает её очень важной для понимания существа научной деятельности.

Для Куна существенно то, что наукой занимаются не в одиночку; молодой человек превращается в учёного после длительного изучения своей области знания - на студенческой скамье, в аспирантуре, в лаборатории под надзором опытного учёного. В это время он изучает примерно те же классические работы и учебники, что и его коллеги по научной дисциплине, осваивает одинаковые с ними методы исследования. Собственно, здесь-то он и приобретает тот основной набор «догм», с которым затем приступает к самостоятельным научным исследованиям, становясь полноценным членом «научного сообщества».

«Парадигмой» (от др.греч. - образец) в концепции Куна называется совокупность базисных теоретических взглядов, классических образцов выполнения исследований, методологических средств, которые признаются и принимаются как руководство к действию всеми членами «научного сообщества». Легко заметить, что все эти понятия оказываются тесно связанными: научное сообщество состоит из тех людей, которые признают определённую научную парадигму и занимаются нормальной наукой.

В зрелых научных дисциплинах - в физике, химии, биологии и т.п. - в период их устойчивого, нормального развития может быть только одна парадигма. Так, в физике примером этому является ньютоновская парадигма, на языке которой учёные говорили и думали с конца ХVII до конца ХIХ века. Поэтому большинство учёных освобождено от размышлений о самых фундаментальных вопросах своей дисциплины: они уже «решены» парадигмой. Главное их внимание направлено на решение небольших конкретных проблем, в терминологии Куна - «головоломок». Любопытно, что приступая к таким проблемам, учёные уверены, что при должной настойчивости им удастся решить «головоломку». Почему? Потому что на основе принятой парадигмы уже удалось решить множество подобных проблем. Парадигма задает общий контур решения, а учёному остаётся показать своё мастерство и изобретательность в важных и трудных, но частных моментах.

Если бы в книге Куна было только это описание «нормальной науки», его признали бы пусть и реалистичным, но весьма скучным и лишённым романтики бытописателем науки. Но длительные этапы нормальной науки в его концепции прерываются краткими, однако полными драматизма периодами смуты и революций в науке - периодами смены парадигм.

Эти времена подступают незаметно: учёным не удается решить одну головоломку, затем другую и т.п. Поначалу это не вызывает особых опасений, никто не кричит, что парадигма фальсифицирована. Учёные откладывают эти аномалии - так Кун называет нерешённые головоломки и не укладывающиеся в парадигму явления - на будущее, надеются усовершенствовать свои методики и т.п. Однако когда число аномалий становится слишком большим, учёные - особенно молодые, ещё не до конца сросшиеся в своём мышлении с парадигмой - начинают терять доверие к старой парадигме и пытаются найти контуры новой.

Начинается период кризиса в науке, бурных дискуссий, обсуждения фундаментальных проблем. Научное сообщество часто расслаивается в этот период, новаторам противостоят консерваторы, старающиеся спасти старую парадигму. В этот период многие учёные перестают быть «догматиками», они чутки к новым, пусть даже незрелым идеям. Они готовы поверить и пойти за теми, кто,
по их мнению, выдвигает гипотезы и теории, которые смогут постепенно перерасти в новую парадигму. Наконец такие теории действительно находятся, большинство учёных опять консолидируются вокруг них и начинают с энтузиазмом заниматься «нормальной наукой», тем более что новая парадигма сразу открывает огромное поле новых нерешённых задач.

Таким образом, окончательная картина развития науки, по Куну, приобретает следующий вид: длительные периоды поступательного развития и накопления знания в рамках одной парадигмы сменяются краткими периодами кризиса, ломки старой и поиска новой парадигмы. Переход от одной парадигмы к другой Кун сравнивает с обращением людей в новую религиозную веру, во-первых, потому, что этот переход невозможно объяснить логически и, во-вторых, потому, что принявшие новую парадигму учёные воспринимают мир существенно иначе, чем раньше - даже старые, привычные явления они видят как бы новыми глазами.

Методология научно-исследовательских программ

Концепция Куна стала очень популярной и стимулировала дискуссии и новые исследования в философии науки. Хотя многие философы и признавали его заслуги в описании смены периодов устойчивого развития науки и научных революций, мало кто принимал его социально-психологические объяснения этих процессов.

Наиболее глубоким и последовательным критиком концепции смены парадигм стал последователь К. Поппера И. Лакатос,
который разработал также одну из лучших моделей философии науки - методологию научно-исследовательских программ.

Имре Лакатос (1922-1974) - родился в Венгрии, диссертацию по философским вопросам математики готовил в Московском университете. За диссидентские взгляды в конце 40-х годов провёл два года в тюрьме. После венгерских событий 1956 г. эмигрировал, работал в Лондонской школе экономики и политических наук, где стал наиболее ярким среди последователей Поппера. Лакатоса называли «рыцарем рациональности», поскольку он отстаивал принципы критического рационализма и полагал, что большинство процессов в науке допускает рациональное объяснение. Лакатос писал небольшие, но очень ёмкие по содержанию работы. Подробнее с его взглядами можно познакомиться по вышедшим на русском языке книгам «Доказательства и опровержения» (М., 1967) и «Фальсификация и методология научно-исследовательских программ» (М., 1995).

Основной проблемой для Лакатоса было объяснение значительной устойчивости и непрерывности научной деятельности - того, что Кун называл «нормальной наукой». Концепция Поппера не давала такого объяснения, поскольку, согласно ей, учёные должны фальсифицировать и немедленно отбрасывать любую теорию, не согласующуюся с фактами. С точки зрения Лакатоса, такая позиция является «наивным фальсификационизмом» и не соответствует данным истории науки, показывающим, что теории могут существовать и развиваться, несмотря на наличие большого числа «аномалий» (противоречащих им фактов).

Это обстоятельство можно объяснить, по мнению Лакатоса, если сравнивать с эмпирией не одну изолированную теорию, но серию сменяющихся теорий, связанных между собой едиными основополагающими принципами. Такую последовательность теорий он и назвал научно-исследовательской программой.

Эта программа имеет следующую структуру.

Жёсткое ядро программы - это то, что является общим для всех её теорий. Это метафизика программы: наиболее общие представления о реальности, которую описывают входящие в программу теории; основные законы взаимодействия элементов этой реальности главные методологические принципы, связанные с этой программой. Например, жестким ядром ньютоновской программы в механике было представление о том, что реальность состоит из частиц вещества, которые движутся в абсолютном пространстве и времени в соответствии с тремя известными ньютоновскими законами и взаимодействуют между собой согласно закону всемирного тяготения. Работающие в определённой программе учёные принимают её метафизику, считая её адекватной и непроблематичной. Но в принципе могут существовать и иные метафизики, определяющие альтернативные исследовательские программы. Так, в ХVII в. наряду с ньютоновской существовала картезианская программа в механике, метафизические принципы которой существенно отличались от ньютоновских.

Негативную эвристику составляет совокупность вспомогательных гипотез, которые предохраняют её ядро от фальсификации, от опровергающих фактов. Это «защитный пояс» программы, который принимает на себя огонь критических аргументов.

Позитивная эвристика представляет собой стратегию выбора первоочередных проблем и задач, которые должны решать учёные. Наличие позитивной эвристики позволяет определённое время игнорировать критику и аномалии и заниматься конструктивными исследованиями. Обладая такой стратегией, учёные вправе заявлять, что они ещё доберутся до непонятных и потенциально опровергающих программу фактов и что их существование не является поводом для отказа от программы.

В рамках успешно развивающейся программы удаётся разрабатывать всё более совершенные теории; которые объясняют всё больше и больше фактов. Именно поэтому учёные склонны к устойчивой позитивной работе в рамках подобных программ и допускают определённый догматизм в отношении к их основополагающим принципам. Однако это не может продолжаться бесконечно. Со временем эвристическая сила программы начинает ослабевать, и перед учёными возникает вопрос о том, стоит ли продолжать работать в её рамках.

Лакатос считает, что учёные могут рационально оценивать возможности программы и решать вопрос о продолжении или отказе от участия в ней (в отличие от Куна, для которого такое решение представляет собой иррациональный акт веры). Для этого он предлагает следующий критерий рациональной оценки «прогресса» и «вырождения» программы.

Программа, состоящая из последовательности теорий Т1, Т2 ... Тn-1, Тn прогрессирует, если:
• Тn объясняет все факты, которые успешно объясняла Тn-1;
• Tn охватывает большую эмпирическую область, чем предшествуюшая теория Тn-1;
• часть предсказаний из этого дополнительного эмпирического содержания Тn подтверждается.

Проще говоря, в прогрессивно развивающейся программе каждая следующая теория должна успешно предсказывать дополнительные факты.

Если же новые теории не в состоянии успешно предсказывать новые факты, то программа является «стагнирующей», или «вырождающейся». Обычно такая программа лишь задним числом истолковывает факты, которые были открыты другими, более успешными программами.

На основе этого критерия учёные могут установить, прогрессирует или нет их программа. Если она прогрессирует, то рационально будет придерживаться её, если же она вырождается, то рациональным поведением учёного будет попытка разработать новую программу или же переход на позиции уже существующей и прогрессирующей альтернативной программы.

В своих работах Лакатос показывает, что в истории науки очень редко встречаются периоды, когда безраздельно господствует одна программа (парадигма), как это утверждал Кун. Обычно в любой научной дисциплине существует несколько альтернативных научно-исследовательских программ. Конкуренция между ними, взаимная критика, чередование периодов расцвета и упадка программ придают развитию науки тот реальный драматизм научного поиска, который отсутствует в куновской монопарадигмальной «нормальной науке».

Что может дать изучение философии науки? Из предшествующего ясно, что эта область философии не предлагает готовых рецептов и методов решения конкретных научных проблем. Научное исследование слишком разнообразно и исторически изменчиво, чтобы свод таких рецептов мог представлять какую-то ценность. Философия науки помогает углубить наше представление о природе познания. Её задача состоит в рациональной реконструкции сложных и до конца не рационализируемых процессов роста научного знания.

© Коллектив авторов под редакцией В.Д. Губина, Т.Ю. Сидориной, В.П. Филатова: «Философия» (учебник). Издательство «Русское слово», Рязань, 1998.
© В.П. Филатов: «Философия науки» (часть III, глава 6, стр. 269-283)
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4170
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


Фаллибилизм

Сообщение FontCity » 15 фев 2012, 08:25

Долгий путь осознания роли науки в деле познания человечеством окружающего мира привёл философов к идее о случайном характере, принципиальной ошибочности, промежуточности самого процесса научной деятельности. Учёные действуют вслепую, не зная сути исследуемого, не будучи в состоянии даже сделать хоть какое-нибудь предположение о количестве свойств изучаемого предмета или явления. Они не знают конечной точки своих исследований и даже направления, в котором движутся. В конце концов, сама цель науки не может быть определена.

«Человеку доступны только те свойства материи, которые он может ощутить своими органами чувств. Например, у человека нет органов для определения радиации. Колонии, поселившиеся вблизи залежей радиоактивных веществ, просто погибнут, не осознавая, почему. Причину определят выжившие соседи - "гиблое место".
В процессе познания учёным помогают приборы. С их помощью можно перевести невоспринимаемые человеком проявления материи в доступную форму. Но никто никогда не сможет узнать, сколько свойств у материи, какие нужно создать приборы, чтобы познать её полностью, и можно ли их изготовить в принципе. Соответственно, никогда не будут известны все силы, действующие в природе.»
Игорь Шиповский: «Чудо природы или Природа Чуда», май 2011)

«... ученый обычно заранее ограничивает область исследования, для него область НЕТ сужена до максимально узкой области как его рабочей гипотезой, условиями эксперимента и его лабораторными ресурсами, так и границами той сферы, где вероятнее всего находится истина, интересующее его ДА. Хорошо известно, что обычный ход научного исследования – это череда проб и ошибок, когда ученый стремится ограничить их число до возможного минимума условиями эксперимента, методом исследования и исходной гипотезой.
Таким образом, ошибка – это естественное явление в жизни человека ... Значительным шагом вперед в понимании этого обстоятельства явилось признания учеными принципа фаллибилизма, т.е. возможной или фактической ошибочности результатов познания. ... Это не значит, что все наше знание ошибочно. Это значит, как говорил Чарльз Пирс, что все наше знание плавает в океане незнания или заблуждений.»
Российское гуманистическое общество: «Практическое мышление»)

Этот вопрос настолько принципиален, что философы отказывают науке в праве пользоваться категориями "истина" и "ложь". Наука в принципе не может отнести свои суждения ни к тому, ни к другому. То, что сегодня кажется истинным, завтра может оказаться заблуждением. Оценивать результаты своих исследований учёные должны другими критериями, например "возможность применять на практике".

«ФАЛЛИБИЛИЗМ - философско-методологическая концепция научного знания (К. Поппер и др.), согласно которой последнее (в отличие от других видов знания - философского, религиозного и др.) не только потенциально (по природе) фальсифицируемо (опровержимо) с помощью эмпирического опыта (иначе оно выпадает из-под контроля последнего), но и реально, поскольку любые научные (особенно теоретические) модели всегда односторонни и неуниверсальны по отношению к своему реальному предмету (прототипу). Это означает, что все теоретические научные построения в своих универсалистских притязаниях на истину являются в принципе ошибочными (ложными). С последовательно фаллибилистекой точки зрения истина и ложь вообще не могут быть значимыми критериями в оценке научного знания и должны быть заменены на другие (содержательная информативность, простота, эвристичность, практическая полезность и т.п.).»
Лебедев С.А.: «Философия науки. Словарь основных терминов». Издательство «Академический Проект», Москва, 2004.)

«ФАЛЛИБИЛИЗМ (от англ. fallible - подверженный ошибкам, ненадежный) - тезис о том, что человеческое познание не может быть безошибочным, что его универсальный способ развития - метод проб и ошибок. Наиболее известными сторонниками Ф. были Пирс и Поппер.»
В. Малахов, В. Филатов: «Современная западная философия. Словарь». 1998.)

«... знание о реальности не достоверно и подлежит корректировке, даже лучшие научные теории могут оказаться ошибочными, однако успешные теории близки к истине.»
Википедия: «Реализм (философия)»)

Вопрос лишь в том, осознаёт учёный степень своего заблуждения или нет. Какая-то идея может считаться истинной очень долгое время, веками. Но рано или поздно её начнут уточнять, дополнять, а то и вовсе опровергнут. Классический пример - постановление Парижской Академии «Об абсурдности падения камней с неба», изданное специально по факту падения метеорита, который был доставлен в Париж свидетелями этого события в 1790 году (ср. Иисус Навин 10:11). Учёный, упорно выдающий свои умозаключения за истину, вероятнее всего искренне заблуждается. Но не исключено, что он всё прекрасно осознаёт и является фальсификатором:
Изображение

Вот такие нелестные для науки выводы делают философы науки.
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4170
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


Снобизм как тормоз науки

Сообщение FontCity » 08 мар 2013, 18:48

Что бывает, когда снобизм становится принципом жизнедеятельности естествоиспытателя

Читателю предлагается собрание некоторых курьёзных высказываний современников, пытавшихся оценить новые идеи и изобретения в силу своего скромного воображения, ограниченного понимания и неограниченного высокомерия. Несмотря на впечатляющий и драматический прошлый опыт, история сплошь и рядом повторяется. Всё новое, необычное, выходящее за рамки существующих представлений отвергается и осмеивается. Поэтому собранные автором курьёзы (лишь небольшая часть из огромного списка подобных примеров) должны служить поводом не только для улыбок и развлечения, но и предостережением…


• Проект следует отвергнуть прежде всего потому, что, как всем известно, ни одна лампа без фитиля гореть не может.
Постановление Французской академии наук по поводу газового освещения, предложенного Филиппом де Боном, 1797 г.

• Фантасты, которые хотят освещать улицы светящимся газом в трубках, могут с таким же успехом освещать Лондон куском Луны.
Чарльз Уоллстон, английский физик, 1802 г.

• Предположение о том, что воздух состоит из азота и кислорода, абсурдно, ибо огонь, воздух, вода и земля давно признаны простыми элементами.
Боме, французский академик, изобретатель ареометра - по поводу сообщения Лавуазье о химическом составе воздуха, 1789 г.

• Ко мне пришёл некий молодой человек из Бирмингема. Оказалось, что он пытается получить патент на… наборную машину. Я вдоволь посмеялся над таким сумасбродным проектом…
Роберт Николсон, редактор газеты «Таймс», 1821 г. (через год инженер Вильям Черч из Бирмингема запатентовал первую в мире наборную машину)

• По мнению председателя гильдии портных Генри Тальбота, сообщение о швейной машине мистера Зингера, поступившее к нам из Америки, - это смехотворный курьёз.
Г. Ньюмен, редактор раздела «Новости техники» газеты «Таймс», 1851 г.

• Что может быть абсурднее предположения, будто локомотивы могли бы ехать со скоростью в два раза большей, чем почтовые дилижансы?
Питер Карделл, инженер, журнал «Куотерли Ревю», 1825 г.

• Путешествие по рельсам на большой скорости совершенно невозможно, поскольку пассажиры не смогут дышать и умрут от удушья.
Деннис Ларднер, автор книги «Паровая машина с разъяснениями и картинками», 1830 г.

• Строительство железных дорог нанесёт ущерб общественному здоровью, ибо движение со скоростью больше 40 км в час неминуемо вызовет сотрясение мозга и сумасшествие, а у публики, находящейся возле такой дороги, - головокружение и тошноту.
Баварский королевский медицинский совет, 1837 г.

• Предложение господина Фултона об установке паровой машины на морских судах - сущая нелепость. Паровая машина не может заменить паруса.
Франсуа ле Мойн, французский адмирал, комиссар по делам флота, 1803 г.

• Во всех европейских столицах полно авантюристов, которые носятся по миру и предлагают правителям свои фантастические изобретения. Все они - шарлатаны и обманщики, жаждущие только денег. Этот американец - один из них. О Фултоне не хочу больше слышать.
Наполеон - о проекте парохода Роберта Фултона, 1803 г.

• Почему вы так поздно предупредили меня, что изобретение Фултона может изменить лицо мира? Если бы я знал об этом раньше! Ведь он приходил ко мне…
Наполеон, 1812 г.

• Как показали тщательные немецкие опыты, уловить мимолётное изображение человека абсолютно невозможно не только с точки зрения техники. Такая попытка к тому же кощунственна. Человек создан по образу и подобию Божьему, а Божий образ нельзя уловить ни одним аппаратом, созданным человеком.
Франц Опель, химик, журнал «Лейпцигер Анцайгер» - по поводу изобретения фотографии Луисом Дагером, 1839 г.

• В данном случае речь идёт об искусном чревовещании, ибо нельзя допустить, что простой металл может заменить благородный голосовой инструмент человека.
С. Буйо, французский академик - по поводу фонографа Эдисона, 1878 г.

• Проект прокладки подводного кабеля между Европой и Америкой нельзя считать серьёзным. Согласно теории токов, по такому кабелю электричество не сможет передаваться. Единственный способ соединить Старый и Новый Свет - это построить мост через Берингов пролив.
Марсель Бабине, французский физик, газета «Ле Фигаро», 1893 г.

• Электричество никогда не станет практическим источником энергии, так как потери в проводах слишком велики.
Осборн Рейнольдс, английский физик, 1888 г.

• Поскольку гребной винт предлагается установить за кормой, то управление судном станет невозможным. Между кормовой и носовой частью возникнет вращающий момент, и судно будет ходить по кругу.
Заключение комиссии специалистов Британского адмиралтейства, 1805 г.

• Я понял, что для добычи нефти нужно вместо рытья колодцев бурить скважины, как для добычи солёной воды. Но все выступили против, утверждая, что нефть - это лишь жидкость, капающая с угольных пластов. Моё предложение посчитали безумием.
Эдвин Дрейк, пробуривший первую нефтяную скважину в США, 1859 г.

• Теория Луи Пастера о микробах - это лишь смешная фантазия.
Пьер Паше, профессор университета Тулузы, 1872 г.

• Живот, грудь и мозг всегда будут закрыты для вторжения мудрого и гуманного хирурга.
Сэр Джон Эриксон, главный врач королевы Виктории, 1873 г.

• Будь этот Белл специалистом, он никогда не придумал бы такое нелепое устройство.
Томас Эдисон, выдающийся физик и изобретатель - о телефоне, изобретённом преподавателем риторики Александром Беллом, 1876 г.

• Телефон имеет слишком много недостатков и никогда не станет практическим средством коммуникации. Публика сможет убедиться в этом, как только утихнет сенсационная шумиха вокруг аппарата Белла.
Р. Бейкер, президент компании «Вестерн Юнион», 1876 г.

• Летающие машины тяжелее воздуха - это абсурд.
Лорд Кевин, президент Королевского Общества (Британская Академия Наук), 1895 г.

• Идея бескабельной передачи электрических сигналов через Атлантический океан весьма забавна. Неужели господин Маркони не понимает, что его сигналы просто исчезнут в атмосфере?
Кевин Тейлор, английский физик - по поводу трансатлантического телеграфа Маркони, 1900 г.

• Проф. Годар не понимает, что такое действие и реакция. Ему неизвестно, что для реактивного движения нужны особые условия. Похоже, что он испытывает недостаток в элементарных знаниях, которые приобретаются в средней школе.
Проф. Н. Моррис - по поводу основополагающих исследований Роберта Годара в области ракетостроения. New York Times, 1921

• Хотя технически телевидение возможно, оно совершенно бессмысленно с коммерческой точки зрения.
Ли Дефоре, изобретатель электронной лампы, 1926 г.

• Да кого, к чертям, интересуют разговоры актёров!
Гарри Уорнер (Уорнер Бразерс) о звуковом кино, 1927 г.

• Телевидение неизбежно выйдет из моды, потому что людям надоест каждый вечер смотреть на один и тот же деревянный ящик.
Дарел Занук, кинорежиссёр, 1946 г.

• Я думаю, что мировой спрос на компьютеры составит примерно пять-десять штук.
Томас Уотсон, президент компании IBM, 1943 г.

• Никому в голову не придёт забавная идея иметь компьютер в своём доме.
Кен Олсон, основатель и президент Digital Equipment Corp., 1977 г.

• Я изъездил эту страну вдоль и поперёк, общался с умнейшими людьми. И я могу ручаться, что обработка данных на компьютере является лишь причудой, мода на которую продержится не более года.
Редактор издательства Prentice Hall, 1957 г.

• Нам не нравится их звук. И, вообще, гитара - это вчерашний день.
Президент Decca Recording Co., отклонивший предложение записать альбом группы Биттлз, 1962 г.

• Концепция интересная, но в ней нет здравого смысла.
Экспертный Совет Йельского университета по поводу предложения Фредерика Смита - о создании глобального сервиса почтовых, курьерских и др. услуг логистики, 1969 г. В 1971 г. Ф. Смит основал всемирно известную Federal Express Corp.

• В 1865 г. Грегор Мендель, австрийский биолог и ботаник, сыгравший огромную роль в развитии представлений о наследственности, доложил результаты своих исследований Обществу естествоиспытателей в Брюнне (сейчас Брно, Чехия). Его доклад «Опыты над естественными гибридами» был опубликован в Трудах Общества, которые поступили в 120 университетских и научных библиотек всего мира. Кроме того, сам автор разослал 40 оттисков доклада наиболее известным ботаникам и биологам. Ни один из них не проявил к его исследованиям ни малейшего интереса. Вся важность выводов, сделанных Менделем, была осознана только через 35 лет, спустя 16 лет после его смерти (на его памятнике начертано «Моё время ещё придёт»). Открытые им законы наследственности получили название Законов Менделя и послужили основой для нового направления генетической науки. В качестве курьёза можно добавить, что Мендель дважды пытался поступить в Венский университет и оба раза провалился на экзамене по биологии.
Володин Б.Г.: «Мендель». М. Молодая гвардия, 1968 г. Серия ЖЗЛ.

• В 1929 г. на заседании Британского медицинского общества Александр Флеминг впервые сообщил о феноменальном воздействии открытого им пенициллина на стафилококковые бактерии. Коллеги отреагировали на это ледяным молчанием. Докладчику не было задано ни одного вопроса, что свидетельствовало как об отсутствии интереса к работе, так и о непонимании её важности. Зато следующий доклад по весьма второстепенному вопросу вызвал продолжительную оживлённую дискуссию. Спустя 23 года, когда лауреат Нобелевской премии сэр Александр Флеминг находился на вершине славы, он всё ещё с содроганием вспоминал то заседание, которое задержало его исследования на 11 лет.
Сэр Генри Дейл, президент Британского медицинского общества, 1959 г.

• В 1936 г. Михаил Гуревич (впоследствии соавтор истребителя МиГ) сделал поразительное открытие: оказалось, что под воздействием сильного механического удара кристаллическая решётка железа перестраивается и броня становится снарядонепробиваемой. Статью об этом открытии он направил в «Журнал экспериментальной и теоретической физики», откуда получил уничтожающую рецензию, подписанную известным академиком. Рецензент указывал на «теоретическую невозможность такого явления, которое находится в вопиющем противоречии с фундаментальными представлениями об энергетике кристаллической решётки». Статья была отклонена.
Вскоре по личному указанию Сталина работа Гуревича была засекречена. А в 1941 г. на фронте появились первые танки КВ и Т-34, оснащённые его снарядонепробиваемой бронёй.
Воспоминания доктора технических наук Вильяма Гуревича, сына Михаила Гуревича, 1998 г.

• Мы полагаем, что копировальный процесс, основанный на электрофотографии , не имеет технологической и коммерческой перспективы, и не намерены вкладывать средства в его разработку.
П. Меллори, глава исследовательского отдела фирмы «Кодак» - ответ на предложение изобретателя ксерокса Честера Карлсона о совместной разработке копировальной машины (электрофотография - первоначальное название ксерографии), 1959 г.

• Выдающийся немецкий физик и хороший пианист Макс Планк пришёл в возрасте 20 лет (1878 г.) в лабораторию к своему профессору Филиппу Калли и сказал, что решил посвятить себя физике, а не музыке. Калли ответил: «Мне жаль вас, молодой человек. В физике всё уже сделано. Вам останется только стирать пыль вот с этих приборов».
Акад. Виталий Гинзбург, физик, лауреат Нобелевской премии, 2009 г.

• Продвижение знаний из года в год предвещает наступление такого времени, когда всякие усовершенствования должны закончиться.
Генри Элсворт, директор Федерального патентного бюро США, отчёт Конгрессу, 1843 г.

• Думать, что в философии можно пойти дальше моей системы, это всё равно, что думать, будто можно подняться над атмосферой.
Артур Шопенгауэр, немецкий философ (1788-1860)

• Hic deficit orbis («Здесь кончается мир»).
Надпись на античных географических картах у Геркулесовых столбов (Гибралтарский пролив)

• Изобретателю копировальной машины ксерокс Честеру Карлсону не хватало для завершения работы 25 тыс долларов (значительная сумма в 50-е годы). Он обратился с предложением о дальнейшей совместной разработке на очень выгодных условиях к 20-ти крупнейшим американским компаниям, включая такие гиганты как IBM и Дженерал Электрик. Все они, как и Кодак, отклонили предложение. И лишь одна крошечная компания Халоид, производитель фотобумаги со штатом 50 чел., не знала, что "копировальный процесс, основанный на электрофотографии, не имеет технологической и коммерческой перспективы". Эту компанию свел с Карлсоном счастливый случай. Через 10 лет Халоид превратился в гигантскую Ксерокс Корпорэйшн. А ее вице-президент Джон Дессауэр назвал свою захватывающую и поучительную книгу об истории ксерокса "Миллиарды, которых никто не хотел". Стоит добавить, что уже через 3 года после своего злополучного письма компания Кодак сделала попытку "вскочить в поезд" на значительно менее выгодных для себя условиях, но было поздно.

• В 1925 г. Гуго де Бокх, гл. геолог Англо-Иранской нефтяной компании и самый авторитетный знаток геологии района Персидского залива, написал в своём скандально знаменитом отчёте: "Особенности геологического строения Саудовской Аравии и Кувейта исключают наличие здесь залежей нефти". После этого эмир Кувейта безуспешно предлагал на самых выгодных условиях (практически за бесценок) свою территорию для поисков нефти десяткам крупнейших компаний. Но все они знали из отчёта де Бокха, что "В Кувейте нет нефти". И только одна небольшая компания Галф Ойл не знала этого. В 1937 г она пробурила скважину и открыла самое крупное в мире нефтяное месторождение Эль-Бурган.
Мировая история поисков нефти изобилует подобными примерами. В своё время сильное сопротивление пришлось преодолеть для начала разведки в Татарии и Башкирии (считалось, что нефть есть только в горных районах, таких как Азербайджан и Чечня). История повторилась, когда была выдвинута идея разведки Западной Сибири.
Но первым "прославился" на этом поприще Джон Арчболд, вице-президент крупнейшей в XIX веке американской компании Стандард Ойл. В 1885 г., будучи уверенным, что нефть есть только на востоке США, он публично заявил: "Я выпью каждый галлон нефти, который будет добыт к западу от Миссисипи". И он действительно мертвецки напился, когда нефть там была обнаружена. Но не нефтью, а виски...


И подобных историй великое множество во всех без исключения областях науки и техники. Но, к сожалению, они никого ничему не учат.

© Хаим Соколин: «Я вдоволь посмеялся над таким сумасбродным проектом»
Журнал «Семь искусств», №11(24) - ноябрь 2011
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4170
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


Правила проведения научных исследований

Сообщение FontCity » 08 мар 2013, 18:57

Основные принципы и правила при оценке новых идей и изобретений

• Высмеивать непонятное есть признак ума быстрого, но не глубокого.
Мишель Монтень, французский философ (1533-1592)

• Учёный должен быть готов выслушать любое, даже самое фантастическое предположение.
Майкл Фарадей, английский физик (1791-1867)

• Опыт без фантазии может дать не много.
Эрнест Резерфорд, английский физик (1871-1937)

• Учёный должен обладать бóльшим воображением, чем поэт.
Альберт Эйнштейн (1879-1955)

• Основная ткань исследования - это фантазия, в которую вплетены нити наблюдения, рассуждения, измерения и вычисления.
Джеймс Максвелл, английский физик (1831-1879)

• Способность удивляться принадлежит к числу чрезвычайно важных элементов научного творчества.
Владимир Энгельгардт, советский биохимик (1894-1971)

• Наука - это истина, помноженная на сомнения.
Бенджамин Франклин, американский физик (1706-1790)

• Если сомневаешься, лучше промолчать, чем отвергать.
Джордж Сантаяна, американский философ (1863-1952)

• Скепсис так похож на мудрость, а усилий требует так мало, что нужно постоянно одёргивать себя и уклоняться от этого соблазна.
Игорь Ефимов, американский писатель, инженер (1937-)

• Когда учёный говорит: «Это предел, ничего больше сделать нельзя», - он уже не учёный.
Эдвин Хаббл, американский астрофизик (1869-1953)

• Рассматриваемая гипотеза недостаточно безумна, чтобы быть правильной.
Нильс Бор, датский физик (1885-1962)


© Хаим Соколин: «Я вдоволь посмеялся над таким сумасбродным проектом»
Журнал «Семь искусств», №11(24) - ноябрь 2011
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4170
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


Учёные - это те же рыбки в аквариуме

Сообщение Holy Scripture » 18 июн 2015, 09:13

Стивен Хокинг: мысли, будоражащие сознание

1. Прошлое - это вероятность

По словам Хокинга, одно из следствий теории квантовой механики заключается в том, что события, произошедшие в прошлом, не происходили каким-то определённым образом. Вместо этого они произошли всеми возможными способами. Это связано с вероятностным характером вещества и энергии согласно квантовой механике: до тех пор, пока не найдётся сторонний наблюдатель, всё будет парить в неопределённости.
Хокинг: «Независимо от того, какие воспоминания вы храните о прошлом в настоящее время, прошлое, как и будущее, неопределённо и существует в виде спектра возможностей».

2. Общая теория относительности имеет отношение к ошибкам навигационных систем

Общая теория относительности была сформулирована Эйнштейном в 1915-м году. В ней постулируется, что «гравитационные эффекты обусловлены не силовым взаимодействием тел и полей, находящихся в пространстве-времени, а деформацией самого́ пространства-времени, которая связана, в частности, с присутствием массы-энергии.»
Хокинг выступил в роли популяризатора этой теории. Он утверждает, в частности, что «Если общая теория относительности не будет принята во внимание в GPS-навигационных спутниковых системах, ошибки в определении глобальных позиций будут накапливаться со скоростью около 10 км в день. Важно понимать, что, чем ближе объект к Земле, тем медленнее течёт время. Таким образом, в зависимости от того, на каком расстоянии от Земли находятся спутники, их бортовые часы будут работать с разными скоростями. Эту разницу мы могли бы компенсировать автоматически, если бы этот эффект учитывался».

3. Аквариумные рыбки угнетены

«Представьте себя рыбкой, живущей в аквариуме с выпуклыми стенками. Что вы знали бы о нашем мире, если бы всю жизнь смотрели на него в искажении от стекла и не имели возможности выбраться? Невозможно познать истинную природу реальности: мы считаем, что чётко представляем себе окружающий мир, но, говоря метафорически, мы обречены всю жизнь провести в аквариуме, так как возможности нашего тела не дают нам выбраться из него.» - рассуждает Хокинг.
Впечатлённые этой метафорой власти города Монц, Италия, несколько лет назад законодательно запретили держать рыбок в круглых аквариумах, чтобы искажение света не мешало рыбкам воспринимать мир таким, какой он есть.

4. Кварки никогда не бывают одиноки

Кварки, «строительные блоки» протонов и нейтронов, существуют только группами и никогда — по одному. Сила, которая связывает кварки, увеличивается с увеличением расстояния между ними, так что, если попытаться оттянуть один кварк от другого, то чем сильнее вы будете тянуть, тем сильнее он будет пытаться вырваться и вернуться обратно. Свободные кварки не встречаются в природе.

5. Вселенная породила сама себя

Хокинг является убеждённым атеистом. Он посвятил немало времени научным доказательствам того, что для существования жизни никакой Бог не нужен. Одно из его знаменитых высказываний звучит так: «Поскольку существует такая сила как гравитация, Вселенная могла и создала себя из ничего. Самопроизвольное создание - причина того, почему существует Вселенная, почему существуем мы. Нет никакой необходимости в Боге для того, чтобы „зажечь“ огонь и заставить Вселенную работать».

© brainstorm-blog.ru, 14 апреля 2015
Holy Scripture
Администратор
 
Сообщения: 950
Зарегистрирован: 27 мар 2011, 20:51


100 лет теории - и всё равно крах

Сообщение Holy Scripture » 17 апр 2017, 08:24

Как учёные испугались собственного открытия

Holy Scripture
Администратор
 
Сообщения: 950
Зарегистрирован: 27 мар 2011, 20:51

След.

Вернуться в Религия и наука

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Яндекс.Метрика