«Как читаешь?» Закон глазами иудея и христианина

Что значит «Закон Божий»? Чем отличаются Закон Моисея и Закон Христов?

«Как читаешь?» Закон глазами иудея и христианина

Сообщение FontCity » 31 май 2012, 20:41

ХРИСТИАНЕ

Типичное для христианства представление о Законе Моисея: он был дан исключительно израильскому обществу и, кроме того, безнадёжно устарел. Представители разных конфессий, люди разного пола, возраста, рода занятий, проживающие в разных регионах, расходящиеся друг с другом в вопросах веры в тысяче мелочей, едины в одном: Закон Божий, данный человечеству на горе Синай, - это сплошные жестокости, свод предписаний к насилию, предназначенный держать народ в страхе и повиновении. Опыт моего общения с христианами показывает, что такая точка зрения типична для христианства в целом. В этом христиане солидарны с антисемитами, атеистами и прочими богохульниками.

Слова Иисуса Христа о том, что любовь к ближнему - главнейшая заповедь Закона (Матфей 22:37-40 и др.) и что из-за беззакония охладевает любовь (Матфей 24:12), они почему-то не слышат. Слова Его любимого ученика Иоанна о том, что заповедь, предписанная от начала - любить друг друга (2-е Иоанна 1:5-6, 1-е Иоанна 2:7), они пропускают мимо ушей. Слова апостола Павла, автора большей части новозаветных текстов о том, что исполнение Закона заключается прежде всего в любви (Римлянам 13:8-10), они как-то не замечают.

«Нет,» - говорят христиане, - «нам это не надо. У нас свой закон.» Иисус многократно говорил: «Соблюди заповеди» и цитировал Закон и Пророков (Лука 10:26 и др.). Проповедуя благую весть, апостолы также апеллировали к Священному Писанию (Деяния 24:14 и мн. др.). Но христиане говорят: «Нет! Апостолы ссылаются не на Моисеев Закон, а на Христов.» Никто не может сказать, на какое же писание они могли при этом указывать. Как оно могло быть хорошо знакомо их собратьям, фарисеям, царю Агриппе? Никто не может сказать, где же он опубликован, этот новый закон. Никто не может сформулировать ни одного его положения. Но это их не смущает. Наоборот, это развязывает христианам руки: каждая конфессия придумывает себе собственный устав.


ИУДЕИ

Для иудаизма типично другое представление о Законе: иудеи полагают его в высшей степени справедливым, человеколюбивым, призывающим к любви и состраданию, к бережному отношению к природе. Закон побуждает творить добро, заботиться друг о друге, быть гостеприимным, уважать чужеземцев, помогать даже тем, кто относится к тебе враждебно. Закон - это правила жизни, относящиеся лично к каждому. Он нужен человеку для того, чтобы он знал, что Бог считает грехом, и не творил зла. И самое главное - иудеи считают Закон незыблемым и вечным.

Вот что пишет о Законе иудейский первосвященник, живший в I веке н.э., Иосиф бен Маттафий:

«... законы, по которым мы живём, наилучшим образом располагают к воспитанию в нас богопочтения, добрых отношений между собой, любви ко всем людям, а также к справедливости, стойкости в трудах и презрению к смерти.»
© Иосиф Флавий: «Против Апиона» II.14


О любви к ближнему

«Почитанию родителей закон отводит следующее место после почитания Бога, и того, кто не воздаёт им за полученные от них благодеяния и хоть в чём-то от этого уклоняется, он повелевает предавать побиванию камнями. По закону более молодые люди должны почтительно относиться к старшим, поскольку старше всех Бог. Также он не позволяет ничего скрывать от друзей, ведь нет дружбы там, где нет доверия во всём. Даже если случается между друзьями ссора, он запрещает разглашать общие секреты. Если какой-нибудь судья примет подношение, наказанием ему будет смерть. Отвергающий мольбу о помощи, когда может помочь, несёт ответственность. То, что сам не отдавал, не получишь назад. Нельзя прикасаться к чужому и, если даёшь в долг, запрещается получать от этого прирост. Это и многое другое, подобное тому, весьма способствует добрым отношениям между нами.»
© Иосиф Флавий: «Против Апиона» II.27


Об отношениях к чужеземцам

«Стоит упомянуть и о том, какого мнения придерживался наш законодатель о терпимости к иноплеменникам. Ему, как станет ясно, лучше всех удалось предупредить опасность того, что мы исказим свои законы или будем враждебно относиться к тем, кто избирает для себя жить по ним. Ведь сколько бы ни приходило к нам чужеземцев с желанием подчиняться тем же законам, что и мы, он всех принимает дружелюбно, полагая, что родство возможно не только по общности происхождения, но и вследствие избрания [единого] образа жизни. С теми же, кто без всякой цели приходит к нам, он не допустил никакого смешения в обычаях.»
© Иосиф Флавий: «Против Апиона» II.28


О гуманности еврейского закона к иностранцам, врагам и животным

«Также он сделал предписания и относительно всего остального, в чём нуждаются люди, - следует предоставлять всем, кому это необходимо, огонь, воду, пищу, указывать дорогу, никого не оставлять без погребения. И не быть слишком жестокими по отношению к врагам. Ибо он не разрешил опустошать их страну огнём или вырубать плодовые деревья и запретил грабить тех, кто пал в битве. И о пленниках он проявил заботу, чтобы оградить их от поругания, в особенности женщин. В своём желании воспитать нас в кротости и человеколюбии он не забыл даже о бессловесных животных. Он допустил использование их только сообразно закону, а любое другое запретил. Тех животных, которые приходят к человеческому жилью, как бы прося защиты, он не позволил убивать. И запретил забирать из гнезда родителей с их детёнышами. И даже в неприятельской стране он предписал щадить рабочий скот и не убивать. Так по отношению ко всему он велел проявлять милосердие, одни из вышеназванных законов учредив для поучения, а другие, наоборот, для наказания тех, кто их неоправданно преступил.»
© Иосиф Флавий: «Против Апиона» II.29


Об общем духе Моисеева законодательства и о строгости наказаний

«Наказание для большинства преступников - смерть, будь то прелюбодей, насильник, мужеложец или тот, кто на это согласился. Столь же неумолим закон и по отношению к рабам. И если кто обманет мерою или весом, или поведёт незаконное дело хитростью, если присвоит чужое, или потребует назад то, чего не давал, за всё полагаются наказания, и не такие, как у других народов, а гораздо более строгие. За несправедливости к родителям или за непочтение к Богу, даже если кто только собирается это совершить, тотчас наказывается смертью. А поступающие во всём согласно закону в награду за это получают не серебро, не золото, не масличный или сельдереевый венок и тому подобные знаки всеобщего признания, но всякий, сознавая это, может в глубине души быть уверен (о том пророчествовал законодатель и непоколебимую веру в это вселил Бог), что тем, кто сохранил верность законам, пусть даже им пришлось с бесстрашием за них умереть, Бог даровал право родиться вновь и получить лучшее, в сравнении с прежним, существование. Я бы не решился здесь об этом писать, если бы сами события не говорили о том, что уже не раз многие наши соотечественники предпочитали с достоинством претерпевать всевозможные мучения, нежели хотя бы единое слово произнести вопреки закону.»
© Иосиф Флавий: «Против Апиона» II.30


РЕЗЮМЕ

Я напомню, что речь идёт об одном и том же. В начале я привёл представление о Законе Божьем, сложившееся в современном христианстве. А позже - каким видит этот Закон иудей, первосвященник Бога Всевышнего. Разница колоссальна.

Всё зависит от того, как ответить на вопрос Христа: «Как читаешь?» (Лука 10:26). Кто имеет уши - тот слышит, кто умеет читать - тот видит. Законник Луки на этот вопрос ответил так: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя» (Лука 10:27). Он так читает Закон. Книжник Марка ответил так: «один есть Бог и нет иного, кроме Его; и любить Его всем сердцем и всем умом, и всею душою, и всею крепостью, и любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв» (Марк 12:32-33). Ещё один библейский фарисей, ревнитель Бога, тщательно наставленный в отеческом Законе уважаемым всем народом законником Гамалиилом, говорил, что «закон духовен», «закон свят, и заповедь свята и праведна и добра» (Римлянам 7:12-14).

Игнорировать всё это, видеть в Законе лишь бич для преступников, средство устрашения и угнетения, тяжкое, непосильное бремя (ср. с 1-е Иоанна 5:3), ограничивать юрисдикцию Закона каким-то одним народом, чужой территорией, давно прошедшим временем могут лишь эгоисты, любящие только себя, чёрствые сердцем, озлобленные, не ценящие Бога люди. Почему только многие из таких называют себя христианами?

Я привёл множество цитат, красноречиво говорящих о том, что означает Закон для правоверного иудея. Большинство из них взяты из Евангелий и посланий апостолов. Лишь одна - из небиблейского источника. Но зато какого! Сомневаться в компетентности блестяще образованного, эрудированного священнослужителя высшего ранга, политика, военачальника, историка не приходится. Практически каждое слово его сочинений основано на Священном Писании. В редких случаях Флавий опирается на устоявшиеся традиции, но это только доказывает массовость отношения к Закону со стороны иудеев как к благостному дару от Господа, своду мудрых и справедливых норм общественной морали.

Воспринимать Закон иначе - значит не понимать апостольской проповеди. Открещиваться от Божьего Закона может только тот, кто, несмотря на все увещевания новозаветных пророков, так и не понял его сути.

Впрочем, кто верно понимает Закон, а кто его извращает - судить придётся каждому самостоятельно.


© Игорь Шиповский, ноябрь 2011
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4069
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


Словесная эквилибристика раннехристианского периода

Сообщение FontCity » 22 июн 2012, 15:36

Очень любопытный апокриф появился в библиотеке портала «Священное Писание» - «Послание Варнавы». Его автор очень уж откровенно «превращает» еврейские писания, причём, не особо заботясь обоснованиями. Задавшись вопросом: «дал ли Бог народу иудейскому завет, который дать ему клятвенно обещал отцам?» (Варнава 14:1), он выворачивает наизнанку все ключевые положения Танаха. Главный тезис, который он упорно хочет доказать, - что Бог «уже прежде вразумлял всех нас не обращаться, подобно прозелитам, к закону Иудейскому» (Варнава 3:3). Что поразительно - доказывает это он на основании закона иудейского.

Вот пример хода мысли христианского богослова: «А обрезание, на которое надеялись иудеи, отменено. Ибо Он заповедал обрезание не телесное, а они преступили Его заповедь; потому что злой ангел обольстил их» (Варнава 9:2).

Или вот: «Почему Моисей сказал: “Не ядите свиньи ...”? Он при этом имел в уме три глубокие мысли. ... Итак не Божия ли заповедь, чтобы не есть некоторых животных? Конечно; но Моисей говорил в духовном смысле. Так говоря о свинье, он как бы так сказал: не прилепляйся к тем людям, которые подобны свиньям» (Варнава 10:1-2).

Потрясающие рассуждения, не правда ли? А какая сила аргументов! «Смотрите, какие прекрасные законы дал Моисей. Но как могут иудеи это понимать или разуметь? А мы, правильно понимая заповеди, говорим так, как угодно Господу» (Варнава 10:6). Крылов свою басню про волка и ягнёнка писал явно под впечатлением Послания Варнавы.

«Данное произведение выражает антииудейские настроения, утверждая, что евреи, которым был вручен Ветхий завет, заблудились. Причем заблудились по той причине, что понимали его буквально, а не аллегорически, как предлагает автор Послания.
По нему, духовность христианства, как антитеза одностороннему и телесному богопочтению иудаизма, проявляется прежде всего в духовном понимании Писания. Значительная часть Послания Варнавы является образцом подобного толкования. Например, фразу из Книги Исаии 1:13 (в достаточно вольном переложении) автор Послания толкует в том смысле, что Богу угодны не “нынешние субботы”, то бишь земные и телесные, но те, которые Он создал. В такую субботу, завершив творение, Бог положил начало восьмому дню - “начало иного мира”. “Поэтому мы и проводим в радости восьмой день, в который и Иисус воскрес из мертвых, и после того, как явился [верующим], вознесся на небо” (Варнав.15). Во всем Ветхом Завете автор Послания находит иллюзорные намеки на крещение и крест (Варнав.11 - 12). В частности (Варнав.9), толкуя обрезание, совершенное Авраамом (Быт.14:14; 17:23,27), наш автор считает, что число обрезанных здесь - 318 - указывает на первые две буквы имени Иисуса (IHSOUS) - иота (I, соответствует числовому значению “10”) и эта (H, соответствует “8”) - и на крест Его, якобы имеющий форму буквы тау (T, соответствует “300”). Отметим, что это символическое толкование числа “318” оказало влияние на последующую александрийскую экзегезу и сказалось даже на определении числа участников Никейского собора (325 г.).»
© Руслан Хазарзар

Этот богословский трактат долгое время почитался в христианской среде и входил в сборники священных книг. Послание Варнавы присутствует, например, в Синайском кодексе (IV век), размещено после Откровения Иоанна.
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4069
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


Концепция справедливости принципа «око за око»

Сообщение FontCity » 01 янв 2016, 17:55

«ОКО ЗА ОКО»: ДРЕBНИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЗАКОНЫ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ.

Если можно говорить о «низости» библейских образов, то самым низким был бы «око за око». Он обычно приводится для доказательства сути Торы с его этикой мщения и противопоставляется более высокой «новозаветной» этике прощения. «Око за око» часто связывается с современными евреями. Например, критики Израиля обычно приписывают ему политику «око за око», когда он выступает с актами возмездия за террористические акты арабов.

В действительности библейский стандарт «око за око» стоит в прямом контрасте с юридическими стандартами, господствовавшими в окружавших евреев обществах. Законы Хаммурапи предписывают возмездие даже в отношении невинных. Так, если А. строит здание для Б. и здание обрушивается и убивает дочь Б., то умерщвляется и дочь А. (закон No 229). Библейское правило «око за око» разрешает наказание лишь виновного. Более того, в отличие от законов Хаммурапи причинивший смерть НЕЧАЯННО никогда не подвергался казни.

«Око за око» также служит для ограничения мщения: он не разрешает отбирать «жизнь за око» или даже «два глаза за око». Библейский принцип - чтобы возмездие соответствовало преступлению, а не превышало его. Кровная месть долго практиковалась среди соседей израильтян (и до сих пор сохраняется в некоторых странах ближнего Востока) и не имела никаких сдерживающих начал.

Христиане часто считают, что Иисус отошёл от стандарта «око за око», защищал прощение и считал возмездие недостойным человека. Но Новый завет содержит и такое высказывание Иисуса:

«А кто отречётся от Меня пред людьми, отрекусь от того и я пред Отцом моим небесным» (Матфей, 10:33). Иными словами, Иисус аналогичным образом выступал за обращение с другими так, как они обращаются с вами: стандарт справедливости, полностью совпадающий с требованием «око за око».

Принцип «око за око» никогда не выполнялся буквально. Ортодоксальные еврейские учёные полагали, что сам процесс лишения глаза преступника может убить его, а это запрещено (Бава кама, 84а). «Око за око» поэтому понималось как требование денежного возмещения, равного по стоимости глазу. То же понимание применялось к другим наказаниям, перечисленным в этом библейском стихе («зуб за зуб, рана за рану»).

Единственное наказание, которое не предусматривало денежной компенсации - это наказание за убийство. «Жизнь за жизнь». Так как Тора считала преднамеренное убийство достойным смертной казни: не было опасений наказать преступника чрезмерно. Еврейский закон предписывает, однако, лишать убийцу жизни как можно быстрее. Поэтому позже еврейским законом запретили применять римский способ казни через распятие.

Закон Торы запрещает замену смертного приговора денежным штрафом. Жизнь и деньги, по библейской этике, несоизмеримы: деньги никогда не могут оплатить жизнь. Этим Тора также отличается от законов соседей древних евреев, которые часто штрафовали людей, убивших человека более низкого статуса или каравших смертью преступления против собственности. В еврейском законе преступления против собственности никогда смертью не карались, а убийцы не могли обойтись денежным штрафом, даже если этого хотела семья жертвы (Бемидбар, 35:31; Рамбам, «Мишнэ-Тора», Законы об убийстве, 1:4).

В требовании непременного наказания за зло в границах принципа «око за око», т.е. соразмерной денежной компенсации за преступление против собственности - суть концепции справедливости, сформулированной в Торе.

© Пишет Алексей С. Железнов (grimnir74), 2014-09-06
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4069
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


Деньги за увечье

Сообщение FontCity » 01 янв 2016, 18:07

Деньги за глаз

Око за око, зуб за зуб... Как подобному проявлению жестокости может быть место в Б-жественной книге? Где всепрощающее милосердие и охватывающее весь мир добро?

В конце недельного раздела Эмор приведены слова, известные всем - евреям и неевреям, людям религиозным и атеистам: «Глаз за глаз, зуб за зуб» (Ваикра 24:20). Кроме прочего, оно знаменито ещё и тем, что его часто используют антисемиты в нападках на евреев: дескать, смотрите, как на фоне вашей жестокости и врождённой тяги к мщению симпатично смотрится наше безропотное «подставь врагу вторую щёку»! Миллионы людей на протяжении двух тысяч лет не сомневаются, что под словами «глаз за глаз» Тора требует, чтобы тому, кто выбил глаз своему ближнему (нечаянно или нарочно), тоже был выбит глаз, - так сказать, для восстановления справедливости. Идею о таком прочтении распространило по всему миру христианство. Некто Матвей, автор сборника под названием «благая весть», приписывает основателю своей секты следующую фразу: «Вы слышали: сказано око за око и зуб за зуб. А я говорю вам - не противься злу». Какая всепрощающая доброта в противовес злобе евреев, призывающих: тебе выбили глаз - и ты выбей!

Но разве таково утверждение Торы?

Евреи знают, что стих нельзя понимать буквально. Разговор здесь идёт о денежной компенсации; выбил глаз - заплати деньги, пени… Давайте посмотрим, почему сама Тора не настаивает на том, чтобы её слова трактовали в прямом смысле. Допустим, речь идёт о физическом возмездии. Выбил кому-то глаз - расплачивайся своим. Но каким образом? Например, глаз приятелю выбил слепой человек, чем он будет расплачиваться? Или один человек выбил единственный глаз у другого и тот стал полностью слепым, как здесь поступить? Выбить глаз задире - всё ещё не полная «компенсация» для утешения слепого, поскольку у обидчика останется глаз в запасе. Выбить ему оба глаза - тоже нечестно: разве написано «два глаза за один»?

Посмотрим в оригинал. Тора использует выражение айн тахат айн. (Айн - на иврите глаз.) Слово тахат в данном стихе обычно переводят на русский язык как предлог «за»: глаз за глаз. Но во всех других случаях оно переводится словом «вместо». Тогда и здесь должно быть - глаз вместо глаза! Никаких сложностей, так требуют правила языка: выбивший глаз своему ближнему должен дать тому что-то взамен, возместить потерю. Лучше всего, конечно, вернуть выбитый глаз. Но это невозможно. Остаётся денежная компенсация, т.е. материальное возмещение убытка. Интересно, что в переводах на другие языки, не только русский, слово тахат всегда переводится как «вместо», и лишь в сочетании айн тахат айн (глаз за глаз) почему-то принято употреблять союз «за». Любопытное единство в мире переводчиков!

Строкой выше в Торе написано (Ваикра 24:18): «Тот, кто убьёт (чужое) животное, должен заплатить за него; животное за животное». (Более точный, хотя в художественном смысле несколько корявый перевод: «Ударит душу скотины - заплатит за неё; душа за душу».) Здесь употреблено то же слово - тахат, но никаких разночтений нет, ибо прямо написано - заплатит за неё. Вывод: Тора имеет в виду материальную компенсацию!

Остаётся выяснить, почему прямо не сказано «деньги за глаз»? Открываем Талмуд, читаем: «Сказал рав Аши: оценивают глаз не того, кому нанесли удар, а того, кто нанёс удар». Но что это значит? Комментирует автор книги «Бейт Алеви» (рав Йосеф Дов Соловейчик, Литва, 19 век): платится не та цена, которая соответствует глазу пострадавшего, а та, что соответствует глазу ударившего. Например, ходит богатый человек по своей фабрике и бьёт рабочих. Дескать, что мне 50 рублей, которые я заплачу за увечье; я ударю - они лучше будут работать. Говорит ему Тора: да, глаз рабочего стоит 50 рублей, но сколько стоит твой глаз? Он отвечает: тысячу рублей. - Вот и плати тысячу рублей за глаз своего рабочего.

Теперь понятно, почему надо было написать именно «глаз за глаз», а не «деньги за глаз». Но почему бы не указать прямо, ясно и коротко: «кто выбьет глаз другому, пусть заплатит»? И здесь мы обязаны упомянуть важное правило. Посмотрите, как много «жестоких» законов приведено в Торе. Поднял руку на родителей - смерть! Поклоняешься идолам - забросать камнями! Целый город занимается тем же - убить жителей всего города! В Талмуде спрашивают, где и когда еврейский суд приговаривал к смерти целый город? Неужели хоть раз казнили сына, ударившего родителей? Любое дело, которое грозило кончиться казнью преступника, обставлялось таким множеством трудновыполнимых условий, что добиться вынесения смертного приговора вряд ли было возможно. Поднявшего руку на отца надо было заранее предупредить, что он собирается совершить недопустимое действие. При этом должны присутствовать два свидетеля. И ещё море других условий, без которых его нельзя будет приговорить к смерти.

Получается, что законы Торы даны для устрашения? Нет, они вполне серьёзны. Выбил глаз другому человеку? - знай, что по справедливости ты обязан расплатиться своим глазом. И только невозможность подобной расплаты (как твой глаз отдать другому?) делает невозможным строгий приговор. Поэтому - плати деньги. Это и есть справедливость с точки зрения Торы.

© Рав Реувен Пятигорский, из цикла «О нашем, еврейском»
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4069
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


Яблоко раздора

Сообщение FontCity » 21 апр 2017, 14:46

Яблоко раздора между иудаизмом и христианством

Вековой спор между иудаизмом и христианством: что выше: вера или закон? Иудаизм утверждает, что без закона этика и мораль чахнут

Вопрос жизни и смерти для иудаизма и христианства

Вопрос об относительных ценностях закона и веры не был и не является просто вопросом мнений. Это вопрос жизни и смерти как для иудаизма, так и для христианства.

Изображение

Иудаизм решительно утверждал, что поступки имеют первостепенную важность; только действиями можно выразить свою веру или отношение к чему-либо. Христианство же твёрдо убеждено, что вера - превыше всего; те действия, что приняты в качестве религиозной обрядовости, враждебны настоящей вере и служат лишь для того, чтобы сбить человека с пути от его намеченных целей.

Характерным примером и первопричиной этого столкновения было непоколебимое утверждение иудаизма, что человек никогда не может стать евреем без обрезания, которое является знаком завета, внешним признаком внутреннего перерождения. Новые христиане на пороге тысячелетия не могли рассчитывать на обращение язычников в их веру, если бы настаивали на обрезании как на необходимом условии. Поэтому они объявили обрезание совершенно ненужным и бесполезным элементом для религиозной жизни христианина, который больше склоняется к «духовности», нежели к практической части.

В самом начале еврейские «христиане» рассматривались как сектанты, оставаясь в рамках иудаизма, однако теперь, когда христиане упразднили требование обрезания, мудрецы постановили, что отказ от практической части Торы не может быть одобрен и что сторонники этой идеи больше не могут рассматриваться в рамках еврейской религии. Они уже не были просто вероотступниками иудаизма; они стали публичными предателями, которые извратили веру, а затем отвергли её.

Благая весть?

Отречение от Торы и провозглашение себя преемником, превосходящим её, утверждались христианами с самого начала. Апостольское «евангелие» главным образом заключалось в том, что оковы «закона» упразднились верой. Нападение апостола Павла на иудейский закон является фундаментальной основой в христианстве.

Закон стал первым камнем преткновения, унаследованным от иудаизма, и его пришлось отбросить как нечто абсолютно ненужное и даже вредное. В то время, как иудаизм утверждает, что этика и мораль утверждаются законом, христианство считает, что закон их уничтожает. Этот спор не утихает и по сей день; это и есть причина ложных слухов, которую повторили христиане: «Ветхий завет» раскрывает нам Б-га мести и гнева, а «Новый завет» являет нам Б-га любви.

Изображение

Эта точка зрения не выдерживает никакой критики, когда мы обращаемся к истории религиозных войн, которая наглядно раскроет нам, был ли это закон или вера, продиктованная любовью.

Таким образом, закон навечно станет сильнейшим яблоком раздора между иудаизмом и христианством, поскольку существование закона - это отрицание христианства, а отмена закона - отрицание иудаизма.

© Рав Морис Ламм, Imrey.org
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4069
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


«Как читаешь?» - хороший вопрос

Сообщение FontCity » 30 янв 2018, 08:48

Выскажу ещё одну мысль по поводу ветхозаветной жестокости, которую традиционно видят в Законе христиане вместо любви, милости и заботы. Мысль стара и банальна. Проста, как сибирский валенок. Тем не менее, чувствую, её следует повторить.

Закон никого не обязывает карать преступников. Он лишь предоставляет такое право. При этом ограничивает его множеством условий. Закон запрещает месть и самосуд. Он требует независимого, справедливого, гуманного, честного суда, кристальной чистоты судей и других участников процесса, убедительных доказательств вины обвиняемых, достоверных свидетельств с обоих сторон, etc. Закон запрещает наказания в виде увечья. Закон призывает стороны к примирению и прощению. Даже убийцы могли избежать смертного приговора, были назначены города, где они могли скрыться, где их не имели права казнить. И т.д.

Не вспомню сейчас, где, кажется в одной из проповедей адвентиста Александра Болотникова я слышал, что обвинённый имел право на пересмотр его дела, если открылись новые обстоятельства, например, вскрылась ложь свидетеля. Во исполнение этого принципа суд не расходился после вынесения смертного приговора. У суда дежурил всадник, чтобы в случае чего догнать процессию и остановить казнь.

Некоторые воспринимают принцип "око за око" как призыв к возмездию. Нет! Это неправильно! Этот принцип означает ограничение наказания. В то время, когда у соседних народов семьи десятилетиями убивали друг друга по закону кровной мести, когда очередной убийца уже даже и не знал, почему он должен убить своего соседа, Моисей возвёл в принцип ограничение наказания, оно должно соответствовать тяжести преступления, оно не может превышать причинённого ущерба.

Иисус призвал Свою паству не злоупотреблять своим правом, по возможности вообще отказаться от права наказывать преступника в пользу прощения и примирения. Что полностью соответствует и букве, и духу Закона. Считать, что Иисус противопоставил Себя Закону - значит не понимать ни сути Закона, ни учения Христа.
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»
Аватара пользователя
FontCity
 
Сообщения: 4069
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь


Вернуться в Закон

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

Яндекс.Метрика