Уроки любви

Семья, здоровье, работа, бизнес, досуг - что и как велит Библия?
Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 5195
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Re: Уроки любви

Сообщение FontCity » 30 сен 2021, 11:00

Страна нелюбви

Тель-Авив. Улица. Мать и ребенок. Он роняет мороженое, корчит рожу, подвывает, и вот уже слезы скоро брызнут.

Мать: «Мой сладкий, мой любимый, не плачь, мы тебе купим еще, лучше и больше, иди сюда, мой сахарочек!»

Прохожие улыбаются. Прохожие машут ручками. Прохожие берутся за руки и танцуют, распевая веселые песни счастья и любви, а потом все вместе, продолжая петь и приплясывать, идут с матерью и ребенком за мороженым.

Москва. Улица. Мать и ребенок. Он роняет мороженое, корчит рожу, подвывает, и вот уже слезы скоро брызнут.

Мать: «Ну ты что, совсем тупой?! Сейчас будешь с асфальта слизывать! Больше никогда никакого мороженого, больше гулять не будешь, я отцу все расскажу, он тебя ремнем научит!»

Прохожие переходят на другую сторону улицы. Им страшно, они думают о бренности всего сущего и о том, что скоро наступит конец света. Небо заливает бескрайняя черная туча. Ветер сдувает с деревьев листву и радостные улыбки с лиц людей, уносит быстро и далеко веру и надежду.

Вот с этого все, черт побери, и начинается. С придирок, хамства, запретов, наказаний, унижений.

Столько street-хамства по отношению к детям, сколько в России, нельзя увидеть ни в одной стране. Это такая местная этика воспитания. Поэтому мы - нация, которая ничего не знает о том, что такое любить себя. И речь не о слепой любви, близкой к одержимости, а о той, которая уважение и, главное, уверенность в себе. Ничто не дает больше уверенности, чем любовь.

В детстве у меня была подруга-соседка, которая все время завидовала евреям: «Они никогда не ругают детей, они их только хвалят, только любят». Были такие легенды раньше. То есть на самом деле это вовсе не легенды: евреи, как и почти все южные народы, умеют обожать своих детей, это верно. Но в суровых советских условиях такое поведение казалось невероятным.

Если задуматься, то на общем фоне уверенные в себе люди выглядят каким-то парадоксом.

Я могу с трудом вспомнить буквально двух-трех знакомых, о которых можно сказать, что они потрясающе уверенные в себе люди. И самое важное, что они необыкновенно плодотворны. Им что-то приходит в голову, они это делают, и такое ощущение, будто они не знают ни мучений, ни сомнений.

Вот есть удивительный Федор Павлов-Андреевич, который с детства устраивал театральные постановки, придумал свое модельное агентство (достаточно успешное), потом газету «Молоток», а сейчас он художник, делает перформансы. Федя всегда вызывал и вызывает у меня смешанные чувства – я никогда не могла избавиться от зависти к его непоколебимой уверенности в том, что у него все получится.

И я знаю множество одаренных или откровенно талантливых людей, которые при мысли о том, чтобы начать свой проект, будь это хоть книга, хоть сценарий, да что угодно, впадают в оцепенение. Знаете, сколько отличных книг не написано? Ну, я тоже не знаю точно, но много.

Вот мой друг хочет писать, но у него устрашающий творческий блок: его сжигает страх при мысли о мнении публики. Потому что всякий раз, когда он что-нибудь в детстве рисовал, лепил, писал, родители начинали не с похвалы, а с критики. Причем уже позже в ответ на почти истерику: «Ну почему?!» - они говорили: «Мы ведь желали тебе добра».

Хвалить - зло. Критиковать - добро. (И стоит ли удивляться тому, что в интернете все только и ругают друг друга?)

Один мой коллега написал отличный текст. Я ему отослала сообщение: мол, какой чудесный текст, ты очень талантливый, молодец! Мы немного пообщались, а потом он говорит: «Так приятно, я не помню, когда слышал похвалу от коллеги».

Так и есть. Никто никого не хвалит. Даже знакомые могут написать публично комментарий из серии «Какой тупой текст, ты совсем, что ли, дура?» Может, я дура. Может, текст тупой. Но я бы приятелю сказала такое приватно - и, возможно, более сдержанно.

Я помню историю, которая случилась со мной в семь лет. Я решила написать роман. Настрочила пару страниц, показала отцу (он был писатель), а тот как-то отмахнулся - «сюжета нет, это все не очень». Вообще, мой отец по сравнению с другими просто душка. Он только и поощрял меня. Говорил уже потом, что я гениальная и вообще. Но вот тогда он так ответил. И меня это чудовищно оскорбило. Я бросила свой великий роман и больше не писала до 15 лет.

Возможно, я должна была прямо в семь лет взять себя в руки и навалять «Войну и мир», но дети - отражение родителей, они мир ощущают через их похвалу и критику.

И кстати, о школе. В восьмом классе у нас появилась новая учительница литературы — и вот она изменила мою жизнь. Нас усадили писать очередное сочинение. Сочинения тогда писали так: своими словами переписывали предисловия советских критиков. Поэтому я всегда по литературе имела нетвердую тройку — предисловия эти я не читала, списывала, что могла, у соседей. А тут я вдруг психанула - и написала о поэте Некрасове все, что думала (а он мне не нравился). Так я и стала отличницей. Новая преподавательница всем поставила «неуды» за пережевывание чужих ура-патриотических мыслей, а у меня была пятерка и похвалы на половину урока.

Иногда я думаю, как сложилась бы моя жизнь, если бы до конца школы мы бы так и переписывали мысли советских задницелизов. Если бы не пришел новый человек и не сказал, что у нас должны быть свои мысли и, главное, что мы должны их высказывать. И что любое мнение интересно - нет «правильного» и «неправильного».

Я к тому, что и мы, люди, надышавшиеся отравой СССР, и современные дети, которых до сих пор учат порождения той системы, - мы ничего не знаем об удивительной и восхитительной свободе, которую дает уверенность в себе, уважение к своему мнению.

Нас учили быть «как все», у нас первородный страх отличаться от других, мы боимся совершить малейшую ошибку - потому что за нее получим либо наказание, либо презрительную критику.

Мама моего приятеля-журналиста спрашивала у него: «А почему ты считаешь, что твое мнение кому-то интересно?» И такие слова я от многих слышала. То есть любимая мамочка, вместо радости и упоения тем, что ее сын - писатель, что его публикуют прямо в газете, интересуется: «А кому ты нужен?»

Увы, это абсолютная норма в России. В ответ на порывы мы получаем скепсис, сомнения, критику. И так и живем, передавая это друг другу: от поколения к поколению, от одного к другому, от одного сообщения в социальных сетях к следующему. Хамство, осуждение и строгость - это наш единственно понятный способ взаимодействия.

«Девушка, вы так прекрасно выглядите!» - говоришь ты кому-то на улице. А тебе в ответ растерянный быстрый взгляд (на ходу), истерическая улыбка и некое «мемыму» через плечо. Даже когда в более закрытом обществе, где-то на вечеринке, говоришь: «Какое красивое платье!», в лучшем случае тебе сухо говорят «спасибо». И никогда «О, так приятно, я его купила в Тбилиси этим летом, попала на распродажу в одном маленьком магазине!» Вот честно. Я ни разу не получила в Москве такой ответ. Потому что люди не умеют реагировать на похвалу. В худшем случае тебе ответят: «Ой, ну что вы, оно вообще мятое, и голова у меня грязная, и я простужена, так ужасно выгляжу».

Кошмар.

Ведь это так чудесно — восхищаться людьми и ценить, что они оделись красиво или книгу написали, или стихи, или просто у них отличное настроение и они излучают радость. Атмосфера взаимного восхищения намного симпатичнее этой утомительной и уже всем надоевшей вечной борьбы за то, кто кому напишет больше мерзких гадостей. Общество ненависти исчерпало себя - надо начинать хвалить друг друга. Даже если не за что. Вдруг потом это подействует?

© Арина Холина. СНОБ / 19.05.2016
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 5195
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Простая формула семейного счастья

Сообщение FontCity » 11 окт 2021, 15:12

После родов я слышала эти слова каждый день.
Возвращаясь домой с работы, он первым делом шёл мыть руки и к ребёнку. Игнорируя накрытый стол и свежую газету. Тогда я во второй раз влюбилась в своего мужа.
"Маме надо отдохнуть" — улыбался он, брал на руки Филиппа и не отпускал, мурлыча колыбельную, пока сын не уснёт.
"Маме надо отдохнуть" — сонно бормотал он, вставая ночью, меняя пелёнку и подкладывая мне наше сокровище. Он терпеливо ждал, пока сын насытится, и бережно перекладывал Филиппа в кроватку.
"Маме надо отдохнуть" — закатывал он рукава и кормил маленького привереду с ложечки.
"Маме надо отдохнуть" — собирал он годовалого Филиппа на вечернюю прогулку, давая мне возможность провести время в тишине.
"Маме надо отдохнуть" — шептал он лукаво улыбающемуся сыну, требующему книжку, и шёл рассказывать придуманные им сказки.
"Маме надо отдохнуть" — он проверял уроки, на пальцах объясняя непонятные Филиппу вещи.
"Маме надо отдохнуть" — шикнул он на Филиппа, вернувшегося с выпускного.
Стоило прозвучать этим словам, как душу наполняла необъяснимая нежность, волнами согревая и укутывая от бытовых неурядиц и усталости. На глаза наворачивались слёзы счастья, которым хотелось поделиться со всем миром.

Был и третий раз, когда любовь к мужу накрыла меня с новой силой. Когда слово мама было заменено на бабушку.
"Бабушке надо отдохнуть!" — он погрозил пальцем нашему внуку, раскапризничавшемуся во время первой разлуки с мамой и папой, и стал тихонько напевать ему колыбельную.
"Бабушке надо отдохнуть" — он подмигнул внуку и стал собирать удочки, собираясь на пруд с первенцем Филиппа.
"Бабушке надо отдохнуть" — с лёгкой укоризной в голосе он протянул внуку наушники, чтобы его планшет не кричал на весь дом.

До рождения внучки он не дожил совсем чуть-чуть. Дети забрали меня к себе, отказались оставлять одну в опустевшем доме.
Впервые взяв на руки внучку, я расплакалась. Мне показалось, что вот-вот — и я услышу такой родной голос: "Бабушке надо отдохнуть!" Даже оглянулась, с какой-то глупой надеждой на разыгравшееся воображение.
Вечером, уже на грани сна, я уловила шёпот Филиппа из гостиной: "Спи, хорошая, спи. Маме надо отдохнуть!" Я встала и тихонько отворила дверь: Филипп качал дочку на руках, тихонько напевая колыбельную. Ту самую. Папину.
Его с нами уже нет, но его слова "маме надо отдохнуть" — живы.

© В Поисках Жизни
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 5195
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Кто первым бросит камень?

Сообщение FontCity » 18 ноя 2021, 09:57

АСТРИД ЛИНДГРЕН: ИНСАЙТ

Однажды я встретила жену пастора, которая рассказала, что, когда она была молода и родила первого ребенка, она не верила в побои, хотя наказание детей розгами было тогда очень распространённым.
Но один раз, когда сыну было 4 или 5 лет, он сотворил такую шалость, что жена пастора решила, несмотря на свои принципы, всыпать сыну розгами - впервые в жизни. Она сказала сыну, чтобы он пошёл во двор и сам нашёл для себя прут. Мальчика долго не было, а когда он вернулся, лицо его было мокрым от слёз. Он сказал: «Мама, я не нашёл прут, но нашёл камень, которым ты можешь в меня бросить».
В этот момент мать внезапно поняла, как выглядела ситуация с точки зрения ребёнка: если моя мама хочет сделать мне больно, то нет никакой разницы, как она это сделает, она может с таким же успехом сделать это камнем. Мама посадила сына к себе на колени, и они вместе поплакали. Она положила камень на кухонную полку как напоминание, что насилие - это не выход.

Из речи Астрид Линдгрен на церемонии вручения ей «Премии мира».
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 5195
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Кто мой ближний?

Сообщение FontCity » 10 дек 2021, 18:29

— Ира, я уезжаю на полгода заграницу, мне хорошую работу предложили в Италии, возьмешь Сашеньку к себе?- спросила меня сестра.
— Катя, я бы с радостью, но ты же знаешь, мы сами еле сводим концы с концами. Куда нам еще одного ребенка брать? — возмутилась я.
Меня раздражало легкомыслие моей сестры. Всю жизнь она жила только для себя. Вот и сейчас, собралась ехать за рубеж, и ей без разницы, что будет с её сыном.
Мне кажется, Катерина, даже отца своего ребёнка назвать не сможет. По крайней мере, мы о нем никогда не слышали. Просто, в один момент, Катя сказала, что беременна, и хочет родить малыша, не подумав, как она будет растить ребенка одна.
— Ира, я же не говорю тебе, кормить Сашу за свои деньги. Каждый месяц, я буду перечислять тебе определенную сумму денег, этих средств будет достаточно, на содержание моего сына, ещё и вам останется, — сказала Катя.
— Я не знаю, мне нужно поговорить с мужем, и дочкой, сама я не могу принимать такие решения, — произнесла я.
— Хорошо, завтра позвоню тебе. Просто, не хочется определять сына в приют, — сказала Катя, и ушла.
Вечером, у меня был тяжелый разговор с мужем. Игорь не очень обрадовался Катиной идее. Но, после того как я сказала, что Катя будет присылать нам деньги, муж скрипя душой согласился. Вскоре, Катя завезла нам Сашу, и уехала.
Моя дочь, Лиза, была против того, чтобы брат жил с ней в одной комнате, и устроила нам скандал. Я целый вечер уговаривать дочь, чтобы она получше обращалась с братом, мне пришлось пообещать Лизе новую куклу, за то, что она разделит свою комнату с Сашей.
Первые два месяца, Катя исправно перечисляла нам деньги, а после, пропала. Она даже прекратила нам звонить. Игорь, стал возмущаться, по поводу того, что ему приходиться кормить Сашу. В какой-то момент, меня это вывело из себя, и я поскандалила с мужем.
— Знаешь, что! В конце концов, Саша мой родной племянник, я тоже зарабатываю деньги, и лишняя тарелка супа, у меня всегда найдется, для, ребенка! Чтобы я больше не слышала упреков в сторону мальчика! — крикнула я на мужа.
— Делай как знаешь! — сказал Игорь, и ушел в комнату.
Через десять месяцев, я получила письмо от сестры, в котором она сообщала, что вышла замуж, и домой больше не вернется.
— Тётя Ира, мама скоро приедет? — спросил меня Сашенька.
— Я, так скучаю за ней, — захныкал малыш.
Я посмотрела в глаза ребенка, и не смогла сказать ему правду. Сердце моё сжалось от боли. «Что же теперь будет с Сашей, ведь муж не позволит оставить ребенка здесь» — думала я.
Как я и предполагала, Игорь был категорически против моего племянника.
— Это уже слишком! Делай, что хочешь, но чтобы мальчишки, не было здесь, в течении трех дней. Это моя квартира, и я не позволю делать из нее приют! — кричал Игорь.
— Мама, ты нас вообще не любишь? Почему я должна теснится с Сашей? Это моя, комната! — крикнула Лиза, и топнула ногой.
Я перевела взгляд на Сашу. Бедный малыш, забился в уголок комнаты, и тихо плакал. Я успокоила Сашу, одела его, и повела гулять в парк.
— Тётя Ира, почему меня никто не любит? — спросил мальчик.
— Что ты, малыш, я люблю тебя, и мама тебя любит, просто она у нас не серьезная, — произнесла я, и обняла малыша.
— Сашенька, я устрою тебя жить в хорошие место, там много деток, тебе будет весело с ними. А каждые выходные, я буду приходить к тебе в гости, и приносить разные сладости, — сказала я.
— Хорошо, я согласен. А моя мама, скоро приедет?
— Надеюсь, что скоро!
Через неделю, я определила Сашу в приют, понимая, что ребенку там будет лучше, чем в моем доме. Как и обещала, каждые выходные, я навещала мальчика, иногда, на праздники, забирала Сашу домой.
Прошло несколько лет. Дочь моя выросла, вышла замуж, и уехала к мужу, в другой город. Я, стала замечать, что здоровье моё, сильно ухудшилось. Иногда, у меня не было сил подняться утром с кровати.
Пройдя обследование, я узнала, что больна онкологией.
— Вы не расстраивайтесь, дорогая! Медицина сейчас у нас на высшем уровне, у вас ранняя стадия заболевания, поэтому, есть большие шансы на выздоровление, — сказал мне доктор.
— И как долго будет длится мое лечение? — спросила я доктора.
— Этого я не могу вам сказать. Сначала, мы проведем операцию, а дальше, будет видно по обстоятельствам, — объяснил мне мужчина.
Дома, я все рассказала мужу. Мне хотелось какой-то поддержки от него, но Игорю, было полностью безразлично, что со мной происходит.
— Ты хоть придешь навестить меня в больнице?- спросила я мужа.
— Не знаю, если будет время. Зачем я тебе там? Ты, будешь под наблюдением врачей, а значит, в надежных руках, — сказал Игорь, не отрываясь от экрана телевизора.
Я решила позвонить дочери, поделиться с ней своим горем.
— Лиза, доченька, у меня нашли онкологию. Через несколько дней, будут оперировать, — сказала я дочери, со слезами на глазах.
— Хорошо мам, поправляйся! Ты извини, я сейчас очень занята. Потом позвоню тебе, — сказала Лиза, и бросила трубку.
В больнице я провела два месяца, после операции, и курса химиотерапии, я пошла на поправку. За это время, никто из моих близких не навестил меня ни разу. Меня стали готовить к выписке, и я решила позвонить мужу, попросить забрать меня из больницы.
Я звонила два дня подряд, но трубку никто не брал. Дома, я нашла записку, которая лежала на столе: «Ира, я ушел к другой. Меня не ищи, я не вернусь. Игорь.» Я села на кухне, и тихонько заплакала. Мне было обидно, что самые близкие мне люди, бросили меня в самый тяжелый момент.
Через пару дней, раздался звонок в дверь. Я обрадовалась, думая, что это Лиза приехала. Открыв дверь, я увидела Сашеньку.
— Тетя Ира! Слава Богу, с тобой все нормально! — произнес мой племянник, и обнял меня.
— Сашенька, сынок, проходи. Ты извини, я была в больнице, и забыла предупредить тебя. Как твои дела? Как учеба? — спросила я парня.
— У меня все замечательно. Учусь почти на отлично, скоро стану программистом. Что с тобой стряслось? Почему ты была в больнице? — спросил Саша.
— Уже все нормально, — улыбнулась я.
— Саша, переедешь ко мне? Хоть ты не бросай меня, — заплакала я.
— А как же, дядя Игорь? Он не против?
— Нет больше дяди Игоря, и никогда не будет. Бросил он меня, и Лиза тоже, — произнесла я.
— Тетя Ира, не плачь, тебе наверное нельзя нервничать, посмотри, какая ты бледная. Конечно, я перееду к тебе, одну не оставлю, не волнуйся! — сказал Саша, и обнял меня.
Через несколько дней, я забрала Сашу к себе. Я не понимала одного: как мальчик который вырос в детдоме, стал добрым, и чутким человеком. А моя дочь, в которую я всю душу вложила, стала черствым, и безразличным человеком.
Мы замечательно жили с Сашей. Парень закончил учебу, и устроился на высокооплачиваемую работу. Саша помогал мне во всем, и каждый год, покупал мне путевку в санаторий.
Я была благодарна своей сестре Катерине, за то, что подарила мне своего сына. Когда-то, я думала, что Сашенька мне будет обузой, а вышло наоборот, он стал моим спасением, от одиночества, и тоски...

(c) Вселенная мудрости
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 5195
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Смысл жизни

Сообщение FontCity » 19 дек 2021, 11:09

Убopщицу – пьянчужку Oлeньку в мaгaзинe жaлeли.
Вce пpoдaвщицы знaли, чтo нa paбoту к вocьми утpa oнa пpиxoдилa oпуxшaя, нo тpeзвaя. Мылa пoл, пpoтиpaлa двepи, зaбиpaлa из xoлoдильникa пpocpoчку, oтлoжeнную eй «дeвoчкaми» и уxoдилa нa pынoк пoкупaть oчepeднoй «шуpфик».
Тoлькo я, cтapaя зaвeдующaя, пoмнилa, чтo кoгдa-тo убopщицa былa нe пpocтo Oлeнькoй, a Oльгoй Дмитpиeвнoй и мoим зaмoм. Пocлe гибeли мужa и дoчки в aвтoмoбильнoй aвapии Oльгa из цвeтущeй 35-лeтнeй жeнщины пpeвpaтилacь в cepую тeнь. Вcё нaчинaлocь c «пapы pюмoчeк для cнa». Дaльшe – бoльшe. Я тepпeлa, угoвapивaлa. Нo пoтoм Oльгa «пoпaлacь» нa глaзa кoмиccии и eё увoлили.
Чepeз пapу мecяцeв я зacтaлa eё нa pынкe в кoмпaнии тaкиx жe жeнщин, пepeбиpaющую oвoщи, и пpeдлoжилa пpийти в мaгaзин убopщицeй. Нo c уcлoвиeм – нa paбoту тpeзвoй, a пoтoм дeлaй, чтo xoчeшь. Oльгa coглacилacь.

В тoт дeнь зa Oльгoй увязaлacь мaлeнькaя двopoвaя coбaчкa. Виднo унюxaлa дoнocившийcя из пaкeтa зaпax cocиcoк. Oнa тo зaбeгaлa впepёд, тo чуть oтcтaвaлa. Oльгe cтaлo жaль мaлeнькую лoxмaтую coбaчoнку, жeнщинa дocтaлa из пaкeтa cocиcку и дaлa coбaчкe. Тa oбнюxaлa дoбычу, вильнулa xвocтoм и кудa-тo убeжaлa c cocиcкoй в зубax.
Тaк пpoдoлжaлocь тpи дня. И Oльгу зaинтepecoвaлo, пoчeму coбaкa нe cъeдaeт cocиcки или кoлбacу cpaзу, a убeгaeт. «Мoжeт, у нeё тaм щeнки?» – пoдумaлa жeнщинa, и вмecтo oбычнoй дopoги нa pынoк, пoшлa зa coбaчкoй. Звepушкa cвepнулa в зaбpoшeнныe гapaжи. Oльгa тиxoнькo, чтoбы нe иcпугaть мaлышeй, cвepнулa cлeдoм. Eё глaзaм пpeдcтaлa душepaздиpaющaя кapтинa.
В гapaжe, нa кучe тpяпья cидeлa чумaзaя дeвoчкa. Coбaкa пoлoжилa cocиcку пepeд нeй и, виляя xвocтoм, ceлa pядoм. Дeвoчкa paзлoмaлa cocиcку пoпoлaм, oдну половину oтдaлa coбaчкe, a втopую cтaлa жaднo ecть caмa.
Oльгa oxнулa. Дeвчoнкa вcкoчилa нa нoги:
— Тётeнькa! Этo нe я! Этo Шпунькa cвopoвaлa!
— Дa чтo ты, дeтoчкa! Я caмa твoeй Шпунькe cocиcку дaлa! Xoтитe, я вaм eщё дaм!
— Пpaвдa?
— Пpaвдa! A xoтитe идём co мнoй, я вac cупoм нaкopмлю. — Oльгa eлe cдepживaлa cлёзы.
— Aгa, a пoтoм мeнтaм cдaдитe! A тe - в дeтдoм! — нeдoвepчивo пpoтянулa дeвoчкa.
И тут Oльгa вcпoмнилa, кaкaя нeпpибpaннaя и зaпущeннaя у нeё квapтиpa c кучeй бутылoк, cтoящиx пoд cтoлoм, и вдpуг лeгкo coглacилacь:
— Ну нe xoтитe – нe xoдитe. Я зaвтpa eщё пpинecу.

Вecь дeнь, зaбыв пpo выпивку и гoлoд, Oльгa oтдpaивaлa квapтиpу. Пoтoм coбpaлa в пaкeт кoe-чтo из дoчкиныx вeщeй и лeглa cпaть. Нoчь oнa cпaлa бecпoкoйнo. Cнилacь пoкoйнaя дoчкa, дeвoчкa из гapaжeй и Шпунькa.
Утpoм вecь мaгaзин удивлялcя.
Убopщицa пpишлa в мaгaзин кaкaя-тo пocвeжeвшaя, a взгляд бoльшe нe был пуcтым и пoтepянным. Oнa быcтpo убpaлacь, cxвaтилa из xoлoдильникa пpoдукты и зacтeнчивo пoдoшлa к кoндитepcкoму oтдeлу:
— Мaш, мнe б кoнфeт гpaмм двecти.
— Кapaмeлeк, чтo ль, нa зaкуcь — зapжaлa дeбёлaя дeвкa Мaшкa.
— «Бeлoчки» взвecь! — нacупилacь Oльгa, — дa cмoтpи, чтo б cвeжaя былa!
Cxвaтилa кoнфeты и выcкoчилa из мaгaзинa. «Влюбилacь, чтo ли?» — cплeтничaли пpoдaвщицы.
A зa углoм Oльгу ужe ждaлa пpeдaннaя Шпунькa.

Чepeз тpи дня жeнщинe вcё жe удaлocь пpивecти Лизу, тaк звaли дeвoчку, дoмoй. Вымытaя и пepeoдeтaя дeвoчкa чиннo пилa чaй и paccкaзывaлa, кaк poдитeли пoгибли в oтпуcкe, a у бaбушки eё зaбpaли, пoтoму чтo бaбушкa cтapeнькaя и бoльнaя. Кaк плoxo былo в дeтдoмe и Лизa cбeжaлa, и ecли oпять тудa пoпaдёт, oпять cбeжит. A Oльгa cлушaлa и укpaдкoй вытиpaлa cлёзы.

Утpoм Oльгa peшитeльнo пocтучaлa кo мнe:
— Лapиca! Ты дoлжнa мнe пoмoчь!
— Oль, я пpям вcпoмнилa, кaкaя ты былa лет семь назад! Ну, caдиcь, paccкaзывaй.
Oльгa paccкaзaлa мнe и пpo Лизу, и пpo Шпуньку.
— У тeбя жe ecть cвязи! Пoмoги мнe oпeку oфopмить.
Cкoлькo пpишлocь бeгaть пo кaбинeтaм, чтo б дoкaзaть, чтo Oльгa «чeтвepoюpoднaя тёткa» Лизы, этo oтдeльный paccкaз. Нo тeпepь oни cчacтливo живут втpoём: Oльгa, дeвoчкa Лизa и мудpaя coбaчкa Шпунькa.

© Родители
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 5195
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Отцы и дети

Сообщение FontCity » 28 дек 2021, 22:58

ОТЧИМ

Моя мать была неудачницей. Злой и обиженной на жизнь. И всё бы ничего, но свою злобу по поводу неудач она вымещала на мне. Орала каждый божий день за каждую ерунду. За пятно на одежде. За три просыпанные крупицы соли во время обеда. А вот за порванные на улице штаны мать била меня. Била жёстко, если не сказать жестоко – то есть, не ремнём по попе. А руками и ногами, куда попадёт. Я понимал, что мать озлобленна и несчастна. Терпел, шмыгая носом. Мне было в ту жёсткую пору от пяти до восьми лет, я в любом случае не смог бы ей ответить. Да и как? Не будешь же бить собственную мать.

- Мам, а где мой папа? – спрашивал я иногда.

- Зачем тебе папа? Я тебя что, не кормлю-не одеваю? Пашу, как проклятая, еле концы с концами сводим, а ты… - зло отвечала мать.

Ну, да. А я соль просыпаю да вещи рву и пачкаю. Ответа на свой вопрос я так и не получил. Кто был моим отцом? Матери не везло в личной жизни точно так же, как и во всём остальном. Думаю, немалую роль тут играл её ужасный характер. Например, в том, что мать то и дело выгоняли с работы. Кто будет терпеть на работе женщину с таким жутким характером.

А потом появился он. Геннадий. Гена. Что он нашёл в моей матери – непонятно? По-моему, он просто тоже был не особо удачлив в делах, и даже не имел собственного жилья в нашем городе. А у матери была какая-никакая, а своя квартира – досталась от бабушки. Мать в ту пору кое-как держалась за место поварихи в заводской столовой, а Гена работал в сборочном цехе. Через неделю после знакомства он уже жил у нас.

- Привет, мужик! – пожал он мне руку своей здоровой лапищей. – Как тебя зовут?

- Саша. – застенчиво сказал я.

- Ну, и молодец, Саша! Не робей. Я – Гена. В каком классе?

- Во втором.

- Учишься хорошо?

- Хорошо он учится. Лучше бы матери помогал. – встряла мама.

- Учись, сынок. – негромко посоветовал Гена. – В жизни пригодится.

И обвел взглядом стены в нашей обшарпанной двушке.

Я именно поэтому и учился. Я так жить не хотел.

Как-то раз, насыпая семечки из пакета себе в тарелку, я просыпал добрую горсть на пол.

- Бестолочь! – заорала мать. – Я только полы помыла. Ни черта не делаешь, так хоть не пакости.

И отвесила мне такую затрещину, что я чуть не пробил головой шкаф, около которого стоял. Гена, который пил чай, сидя за столом, и подпрыгнул от неожиданности ещё тогда, когда мать завопила, стукнул кулаком по столу.

- Галя!

- Что? – притихшим голосом спросила мать.

- Ничего. Дай мне пряник, пожалуйста.

После этого никто не произнёс ни звука, пока я не вышел из кухни. Вышел я не сразу – сначала собрал с пола всё семечки в гробовой тишине. А когда уже был в своей комнате, услышал, что Гена громко ругается. Мне стало дико любопытно. Я, рискуя быть пойманным, пошёл подслушивать.

- … чтобы больше я такого никогда не видел! Как ты можешь? Да за что?

- Я устаю. – оправдывалась мать. – Работа, дом. А он не уважает мой труд.

- Во-первых, он – ребёнок! А во-вторых, ты научила его уважать твой труд? Ты вообще уделяешь ему время? Чем-то занимаешься с ним?

Мать молчала.

- И как часто у вас это… происходит?

- Да что ты, Геночка, что ты! Ну какое часто? Ну отвесила пацану подзатыльник сгоряча, с кем не бывает?

- Со мной не бывает. Я не бью тех, кто не может мне ответить. Это низко.

Мне хотелось вбежать в кухню и сказать, что она врет! Что бьет она меня часто! За всё. А на самом деле за то, что не получается у неё. Мои косяки лишь предлог. Но Гена так растрогал меня своим заступничеством, что я не мог ни бежать, ни говорить – слезы комом стояли у меня в горле.

- Галя, если ещё раз такое случится, я уйду. Я не буду жить с тобой, с такой…

Мать клятвенно заверила Гену, что больше никогда. Что поразительно, она сдержала своё слово. А Гена с той поры сам начал уделять мне время. Интересовался моей учебой, радовался отличным оценкам. Брал меня с собой на рыбалку – это был его любимый отдых. Затеяв ремонт, Гена подошёл ко мне:

- Саня, будешь помогать? Или по учёбе занят?

Я с радостью согласился помогать. И очень старался всё делать правильно. А Геннадий хвалил меня без конца. Мне кажется, что гораздо больше хвалил, чем я того заслуживал.

Когда мы закончили кухню и любовались на дело рук своих, я неожиданно для самого себя спросил:

- Ты надолго с нами?

- Как пойдёт. – пожал плечами Гена.

- Ясно. – с бесконечной горечью вздохнул я.

А Гена спохватился, присел на корточки и заглянул мне в глаза:

- Я постараюсь. Честно.

- А я могу звать тебя папой?

- Если захочешь – конечно! Конечно да, сынок!

Я звал его папой. Сначала неуверенно и тихо. Потом громко и часто. Я полюбил Гену всей душой и ночами молился, чтобы он задержался с нами подольше. Видимо, кто-то там наверху услышал мои молитвы. Мать забеременела, и они с Геной поженились. Я тогда жутко испугался, что получив собственного ребёнка, Гена не будет так любить меня. Однажды они пришли из поликлиники – у мамы уже был приличный живот – и отчим радостно объявил:

- А у нас девочка будет! Я так счастлив. Полный комплект теперь.

А мать ласково потрепала меня по волосам. Она изменилась по отношению ко мне, когда обрела женское счастье и поняла, что счастье будет долгим. Гена не только стал хорошим отчимом, но и вернул мне мать.

Родилась Варя. И Гена очень любил свою дочь, но ко мне продолжил относиться также, как раньше. Варька была интересной. Агукала чего-то там, улыбалась беззубым ртом и не умела управлять своими руками и ногами. Сестра росла здоровой и красивой. Я защищал её и оберегал. Иногда думал, что было бы с матерью и со мной, если бы не появился в нашей жизни такой вот Геннадий. Мрак! Думать было страшно.

Варюхе было девять, когда я уехал учиться в столицу. Школу я окончил с золотой медалью. Варя, которая относилась к учебе с ленцой, часто выслушивала от отца:

- Бери пример с Сашки! Парень знает, чего хочет. Старается. А тебе бы всё в телефоне сидеть.

Варя показывала Гене язык, а потом обнимала за шею, и он таял.

На перроне мать вцепилась в меня, как будто провожала на войну.

- Мам, да ты чего? Я же приезжать буду!

- Прости меня, сынок. Прости меня! Прости за всё! – и ревела белугой.

Гена обнял нас всех, и Варька куда-то там прилепилась, хотя до этого фоткалась на фоне поезда. Наобнимались, я сказал маме на ухо, что она лучшая мама на свете, и укатил в Москву.

В Москве я поступил в университет и нашёл подработку. Денег не хватало, но я копил на подарки своим. Особенно почему-то хотелось порадовать Гену. Сдав зимнюю сессию, я поехал домой на каникулы. Подарил Варе красивый чехол на телефон, матери серебряные сережки, а Гене – крутые снасти для рыбалки. Отчим прослезился.

- Даёшь, мужик! Спасибо.

Вечером мы сидели за столом, мать в честь моего приезда наготовила разносолов. Гена вызвал меня в кухню и негромко сказал.

- Саня, тут такое дело… объявился твой отец родной. Понимаю, спустя столько лет. Но он пока в городе, оставил телефон. Мать была против, но я взял. Подумал, вдруг ты захочешь…

Я ошарашенно молчал минуту. В голове возникли не самые радостные флэшбеки.

- Мама, а где мой папа?

И материн истерический крик в ответ. Гена ждал, внимательно глядя на меня. В глазах почему-то читалась тревога, в руке зажат листок бумаги с телефоном. Я взял бумажку, разорвал и швырнул в мусорное ведро.

- Бать, ты с ума сошёл? Какой такой ещё родной отец? Ты мой отец. Никаких других отцов мне не надо.

Он снова прослезился, и мы крепко обнялись. Стареет батя… становится сентиментальным.

Вселенная мудрости
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 5195
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Современная золушка

Сообщение FontCity » 02 янв 2022, 12:36

- Тебя возьмут только полы мыть в туалете! - смеялась учительница над девочкой. Но через год ей стало совсем не до смеха.

С первого по четвёртый класс Таня училась очень хорошо. В дневнике у девочки были одни пятёрки. Таня ходила в школу, как на праздник, всегда красиво и опрятно одетая, с белыми бантиками в волосах. В средних классах Таня всё чаще стала получать четвёрки, а то и тройку в дневнике принесёт, да и в школу она начала опаздывать. А вот в старших классах Таня совсем перестала учиться и стала прогуливала школу. Девочка выглядела очень плохо, иногда могла прийти в школу в одежде, одетой наизнанку, в рваных колготках. Из-за этого Таня стала объектом всеобщих насмешек своих одноклассников, да и всей школы. С Таней никто не общался, учителя постоянно ругали, а классный руководитель Наталья Петровна давно обещала оставить девочку на второй год.

- Ты посмотри на себя! – кричала учительница, – Ты дождёшься! Ты будешь мыть полы! Больше тебе в этой жизни ничего не светит! А мыть ты их будешь в туалетах, потому что до кабинета начальства не дотянешь, даже туда не возьмут. Не выйдет из тебя хорошего человека, Сидорова, - подытожила Наталья Петровна.

Таня молча выслушивала эту тираду, стояла и смотрела в окно. Одноклассники старались и близко не приближаться к Тане, стороной её обходили, за одну парту с ней никто не садился. Девочка молчала, сама ни с кем не общалась, из школы уходила самая первая, а приходила всегда с опозданием.

Староста класса Никита Скворцов решил разузнать почему Таня так себя ведёт, почему из отличницы превратилась в двоечницу, куда всё время убегает из школы. Парень помнил, что с первого по четвёртый класс девочка училась лучше всех в классе, а сейчас еле дотягивает до тройки.

Оказалось, Танин дом - это двухэтажный барак, здание было уже давно очень старое и мрачное. Девочка жила с матерью и младшим братиком. Притаившись за домом, Никита решил понаблюдать за Таней. Как только девочка вернулась из школы, она сразу же принялась носить воду в дом. Таня еле тащила тяжёлые ведра воды. Прошел ещё час, Никита всё стоял около дома. На этот раз девочка выбежала с целым ведром грязной воды, вылила её и опять бежать домой. Через несколько минут Таня вышла из дома с сумкой в руках и куда-то поспешила. Никита отправился за ней. Оказалось, Таня спешила забрать младшего брата и забежать в магазин за хлебом. Никита еле успевал за Таней. Парень решил, что в следующий раз он обязательно проследит за девочкой получше, а пока поспрашивает ребят во дворе о Тане и её семье.

Никита узнал, что мама у Тани очень больна, сидит дома и не работает, а о ней и брате заботится Таня, да ещё и работать успевает. Подрабатывала Таня дворником, по утрам мела территорию около дома. Никите сказали, что девочка всех сторонится и всегда отказывается от какой-либо помощи.

Узнав о таких подробностях жизни Тани, парень решил защищать девушку в школе от обидчиков. После очередного скандала, который устроила учительница Тане, Никита не выдержал и решил за неё заступиться.
- Наталья Петровна, вы бы хоть раз поинтересовались, почему Сидорова вовремя в школу не приходит, - сказал парень учительнице, – Вы постоянно её ругаете, а ведь не знаете, как ей приходится жить.
Наталья Петровна после таких слов перед всем классом даже растерялась и не нашла, что ответить, а Никита поспешил догнать Таню. Девочка стояла на крыльце школы и горько плакала, но когда Никита подошёл, она сделала вид, что всё в порядке.
- Не расстраивайся, - сказал Никита.
- Не нужна мне твоя жалость, - резко ответила Таня и убежала.

Вечером, когда Таня пришла в пункт приема стеклотары, чтобы подработать, она встретила там Никиту. Парень работал вместо неё.
- Это моя работа, - сказала Таня, – Мне она нужнее, чем тебе.
- Да я просто тебе хотел помочь, поработать за тебя, - объяснил парень.
- Я и сама могла бы, - ответила девочка.
- А уже всё готово, так что давай домой и готовь уроки, сейчас это важнее, - сказал Никита с серьёзным видом. – Деньги за мою работу забирай и иди домой. Не отказывайся от помощи, я действительно искренне хочу тебе помочь, можем даже вместе позаниматься.
У Тани в глазах появились слезы.
- С чего тебе мне помогать? – недоверчиво сказала Таня.
- Давно ты мне нравишься, - решился признаться Никита.
Таня робко улыбнулась Никите и от помощи не отказалась.

С тех пор Никита стал помогать Тане во всех её заботах и делах. Кроме того, парень решил серьёзно заняться учёбой Тани, ведь экзамены были не за горами.

После окончания школы родители обещали Никите подарок, который он сам выберет. Никита решил попросить у родителей путёвку в оздоровительный санаторий для мама Тани, но родителям не сказал для кого нужна эта путёвка. Отец, конечно, понял, что просит он это не для себя, но решил не отказывать, решил, что для сына это очень важно, и он хочет кому-то помочь. После пребывания в хорошем санатории маме Тани стало значительно лучше, она вернулась полной сил. Таня решила, что непременно заработает маме ещё на одну поездку. Девушка захотела стать поваром-кондитером, и уже через несколько месяцев делала такие вкусные пирожные и кексы, от которых все были просто в восторге.
Никите Таня на именины подарила шикарный торт, приглашённые на день рождения не уставали хвалить кулинарный талант девушки. После этого дня рождения на Таню со всех сторон посыпались заказы на всякие вкусности к праздникам. Девушка начала прилично зарабатывать.
Деньги Таня тратила на лечение мамы, которое заметно ей помогло. Женщина после каждой поездки в санаторий чувствовала себя всё лучше и лучше. Таня была очень рада за маму, теперь она могла подумать и о себе. Она сходила в парикмахерскую, в магазин и маникюрный салон, получилось настоящее преображение.

Через несколько лет Таня с Никитой пошли на встречу одноклассников, где девушка произвела настоящий фурор.
- Сидорова, не ожидала тебя здесь увидеть, - сказала Наталья Петровна, - да ещё в таком шикарном виде. Всё-таки заслуги школы налицо!
- Тем, кем стала Таня, - это только её заслуга, - ответил Никита учительнице, – Моя будущая жена всего достигла сама, своим трудом и добрым сердцем. А вы о ней всегда судили только по внешнему виду, а не по её способностям.

© Вселенная Мудрости · 24 December 2021 г., 18:07
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 5195
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Каждый неси свой крест

Сообщение FontCity » 11 янв 2022, 09:05

Ко всем «исполненным желаниям» отношусь с некоторой опаской. Всё‑таки просить надо с рассуждением и осторожностью, ибо не знаешь, что за крест выпрашиваешь себе. А ведь, как утверждали святые отцы, выпрошенный крест - самый тяжёлый.

Например, моя мама всегда мечтала, чтобы ей не приходилось мыть посуду и убирать.
А моя подруга актриса и певица Люля мечтала эмигрировать («только бы вырваться из этой проклятой страны!»).
А мой приятель Лёня Золотаревский мечтал стать баснословно богатым.
А красавица Ирэн мечтала научиться водить машину и купить себе что‑то вроде «альфа-ромео».

И вот у моей мамы произошёл инсульт, и она последние десять лет жизни не мыла посуду и не убирала дом, а просто лежала в постели.
А Люля уехала в Израиль и там поселилась в кибуце и - актриса, певица, балерина - ходила каждый день ради пропитания на очистку леса собирать там какие‑то ветки, а вся её заграничная артистическая карьера свелась к простой самодеятельности: по праздникам она пела в застольях и по-актёрски выразительно рассказывала анекдоты.
А Лёня Золотаревский сказочно разбогател, но у него украли ребёнка и требовали за него выкуп. И когда он выкупил сына, тот сильно заикался, а сам Лёня вскоре умер от лейкемии. Врачи говорили: это всё - от перенесённого стресса.
А красавица Ирэн научилась водить машину, но поскольку у неё не было денег, она продала свою трёхкомнатную квартиру в новом доме, на эти деньги купила «альфа-ромео» и сняла двухкомнатную квартиру в центре. А потом вдруг хозяева квартиры немыслимо взвинтили цены, Ирэн разнервничалась и разбила машину. В результате вынуждена была переселиться к бывшему мужу. Он жил с молодой женой и двумя маленькими сыновьями-погодками. И Ирэн полгода прожила у них в кладовке, а потом куда‑то исчезла.

Честно говоря, и я подчас думаю: «Слава Тебе, Боже, что Ты не исполнил некоторых моих безумных желаний!»

© Николаева Олеся
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 5195
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Через тернии к звёздам

Сообщение FontCity » 19 янв 2022, 08:46

— Моя мама живёт неправильно. Я очень хочу ей помочь…
— Помочь что?
— Помочь начать правильно жить.
— А вы?
— Что я?
— Вы живёте правильно?
— А причём здесь я? Я же про маму!

Реальный случай. Молодая красивая женщина в ярком платье и с кучей звенящих браслетов. Её пожилая мама живет неправильно. Ведь у мамы есть всё, даже путёвку купили в санаторий. Но мама не хочет в санаторий.
— Она хочет на свою дачу полоть дурацкую картошку, я ей миллион раз говорила, купи сколько надо, я тебе денег дам. И подруги у мамы такие же дурацкие, как и картошка. Только про внуков своих говорят.
— А о чём они должны говорить?
— Надо же думать о духовном росте.
— А вы?
— Опять про меня?
— Расскажите о себе.

— Ну, я окончила журфак.
— А ваша мама училась в университете?
— Нет.
— А папа?
— Я его никогда не видела.
— Т.е. мама растила вас одна?
— И бабушка.
— А как вы росли? Расскажите.
— Я маму всегда стеснялась. Мы очень бедно жили. Летом ездили на дачу.
— Полоть дурацкую картошку?
— И ягоды собирали в лесу. Все девочки ели. А мы собирали на продажу. И надо мной смеялись, что моя мама ягодами у дороги торгует. Я на море только в десятом классе поехала.
— А что делали вы?
— А мне говорили: "Учись". Может быть и из-за этого у меня проблемы с мужчинами, что меня не научили, как с мужчинами общаться.
— Нет, проблемы у вас не из-за этого. А из-за того, что вы не видите того, как много ваша мама для вас сделала.
— Да, что она для меня сделала?! Я всё сама!
— Конечно, сама. Кто оплатил ваше образование? Кто полол дурацкую картошку, чтобы у вас была еда? Кто собирал чернику и продавал, чтобы собрать вас в школу? Если я правильно посчитала, ваше детство - это девяностые. Я их хорошо помню. Когда денег не было совсем, когда люди выживали благодаря картошке.
— Вы только о материальном! А ведь есть же ещё и духовное! Дружба! Доверие!
— Легко говорить о дружбе и о доверии, когда у тебя всё есть. Трудно, когда тебе нечем кормить ребёнка. И ваша мама сделала всё, что смогла. Она сделала ровно столько, сколько смогла. Она дала вам то, благодаря чему вы можете делать то, что делаете. Да, ей тяжело, да она не понимает, как можно жить по-другому, но её жизненная стратегия, судя по вам, оказалась успешной. А дальше ваша задача.
— Какая?
— Подумайте.

Когда я училась в университете на психфаке, один из наших преподавателей сказал: «Родители всегда неправы, но у вас есть выбор какую жизнь вы хотите прожить, и этот выбор у вас есть благодаря вашим родителям». У наших родителей была не самая простая жизнь. Я хорошо помню своё детство. Я помню, как мама и бабушка кипятили бельё и стирали его вручную. Я помню, как мы жили, когда родителям по полгода не платили зарплату. И я помню зиму, когда у нас не было никакой еды, кроме картошки и консервированных овощей с дачи. Я помню, как плакала моя мама, когда в школе украли мою сменную обувь и не было денег, чтобы купить новую.
У наших родителей слишком много сил уходило на то, чтобы у нас было время. Чтобы мы учились, чтобы наша жизнь была не такой, как у них. Да, они жили неправильно. По нашему мнению. Но наше правильное, отдыхом в санатории, с походами в музей, с путешествиями, с книгами и саморазвитием - выросло на их картошке. И на этом картофельном поле, среди своих таких же подруг, они научились быть счастливыми. А наша задача - поливать свой огород и уважать то, что сделали другие. Для начала уважать. А потом благодарить. И только после этого начинается взрослость.

© Елена Пастернак. Вселенная Мудрости
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 5195
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Самое ценное

Сообщение FontCity » 19 янв 2022, 12:22

Живот заболел внезапно. Дальше все как-то очень быстро было, приехала «Скорая», осмотрели, увезли. Муж от растерянности поехал следом до больницы. Потолкался там, узнал, что жену увезли на операцию. Ему велели пока ехать домой. А потом позвонить.
Он вернулся в квартиру: там тихо. Вещи разбросанные лежат. Чашка с остывшим чаем. Главное, он все время, все последнее время ссорился с женой.
Денег не хватало. А она транжирила деньги, покупала слишком много продуктов. Вчера купила клубники коробочку. Маленькую, за большие деньги. Пригоршня искусственных ягод за сумасшедшие деньги! Ну какая клубника зимой, скажите на милость! Они же не миллиардеры.
Ещё крем купила. Вот баночка стоит у зеркала. Тоже дорогой слишком. Он ворчал и ругался.
На плите суп. Он сколько раз говорил, что не надо варить столько. Кто это будет есть, они же вдвоём живут! До сегодняшнего дня жили вдвоём, да.
Он сел за компьютер. Он не хотел думать ни о чем; но тут же открылась реклама курорта. Она хотела на курорт, на море. Это очень дорогое удовольствие, он так и сказал. Бездумная расточительность, когда надо платить ипотеку и расширять жилплощадь. «Двушку» поменять на «трешку». И яму надо под фундамент копать, строить дом. Машину менять пора…
И не только это. Она слишком надолго занимала ванную комнату. Он сердился. Они ссорились. А сейчас - ванная свободна. И в кровати можно хоть поперёк лечь. Никто не помешает и одеяло стаскивать не будет.
И можно курить в квартире. Никто не закричит: «ты с ума сошёл! Прекрати!». Можно пиво пить. Сколько влезет. И смотреть футбол или политические дебаты.
А на диване лежит ее халатик с вышитым медвежонком. Скомканный второпях; она переоделась через силу.
Он халатик расправил, сложил и заплакал, как трехлетний малыш. Потому что одному ничего не надо. Одному плохо. Невыносимо одному в доме, где жили вместе, вдвоём. Зачем он ругался? Зачем экономил на мелочах? Впился в эту клубнику, как тарантул какой-то. Может, это последняя радость была у человека?
Вот так он плакал один, вытирая слезы халатиком. От халата пахло женой.
А потом позвонил и узнал, что все прошло нормально. Хорошо. И побежал к машине как сумасшедший. За клубникой поехал и купил пять килограммов сразу. Много прозрачных коробочек с дорогими и не очень-то вкусными ягодками. Но у них все равно был немножечко клубничный вкус. Привкус.
Вся палата ела клубнику и все хвалили. Жене пока было нельзя. Он раздал ягоды и сидел у кровати жены. Счастливый. Счастливый, как все, кто смог удержать то, что почти потерял.

© Анна Кирьянова
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Ответить
 

Вернуться в «Христианская жизнь»